Встреча с судаком

Крупный судак

Когда я слышу о лове клыкастого, мне вспоминается случай, который произошел со мной в 90-х годах ХХ века… «Прогресс» весело бежал навстречу камской волне. Встречный ветер, дующий против течения, разводил ее сантиметров на 30-40. Катер подпрыгивал на ней, создавая впечатление летящего по волнам.

Река Кама завораживала путника. Представьте себе мощную водную артерию, берега которой покрыты хвойным лесом с проседью березы, песчаные обрывы, а вот и заросли тальника, постепенно на берегу переходящего в осинник. Впереди река поворачивала влево, и становилось видно, как струи упирались в берег, как бы сердясь и пенясь, а потом летели далее, успокаиваясь на огромном плесе, по которому, хлопая колесами, величаво шел пароходишко — первенец советских пятилеток. А черный дым из высокой трубы будоражил почти стерильные окрестности.

Птичье царство

Навстречу попадались острова большие и маленькие, но все заросшие лесом и кажущиеся загадочными. Что-то было в них таинственное, неопознанное. А какой прекрасный животный мир окружал нас!

Сразу же бросилась в глаза стремительно падающая из голубизны неба в воду быстрая птица с вытянутыми вперед когтистыми лапами. Вот она чуть притормозила, казалось, что сейчас нырнет в реку. Но вместо этого пернатый охотник делал резкий взмах крыльями и начинал набирать высоту, а в когтях искрилась на солнце пойманная рыба.

Над волной кружили чайки, тоже выглядывая свою добычу. Впереди на отмели у острова важно выхаживала цапля, пристально высматривая что-то и периодически опуская свой длинный клюв в воду.

А сколько здесь водилось певчих красавцев и чаровниц!? Достаточно было причалить к берегу, чтобы во всем блеске увидеть варакушку-самца. Он важно сидел на ветке боярышника и добросовестно выводил свои трели, которые невозможно было передать.

Тут же располагалась овсянка — тоже самец. Видимо, гнездо пернатых находилось рядом. На кусте рябины виднелась стайка щеглов. Думаю, что это была семья. Шел процесс обучения потомства. А вообще — кого только не было в прибрежных кустах?!

Уютный лагерь

Сегодня наши дежурные выбрали стоянку на берегу, где несколько дней назад уже устраивали пристанище. Сразу же бросилась в глаза баня — в десяти шагах от воды. Это был просто квадратный остов, сделанный из жердей. А внутри находился сложенный из камней очаг. Его нужно было накалить и накрыть все устройство целлофаном. После этого баня считалась готовой.

И как приятно было под вечер нахлестать себя березовым веником, а потом выскочить на берег всей толпой и броситься в воду! Она хорошо прогревалась за день, однако после бани казалась прохладной и ласковой. А компания, уже остыв, вновь лезла в парную и к очагу. И опять раздавалось посвистывание и слышались удары веника.

Баня было сделана добротно. Вообще весь лагерь устроили люди со светлой головой и умелыми руками. Места для палаток говорили о том, что отдыхающих насчитывалось около десятка. Тут же была вырыта яма под крышей. Видимо, здесь брали воду. Рядом находилось хранилище для продуктов и, наверное, рыбы. Оно уходило на пару метров в землю и также было защищено крышей. Вниз вели аккуратно сделанные ступеньки.

Грамотно было расположено оборудованное кострище. А рядом с ним находилось место для жарки шашлыка или просто приготовления рыбы на сковородке. Организаторы не забыли и об удобствах для мужчин и женщин…

Приманка для клыкастого

Мои размышления об устройстве лагеря были прерваны подошедшим Женей Дьяченко.

— Евгений Михайлович, — сказал он. — У них вон там мусорка, а в ней очень много голов рыбьих, и в основном судачьих. Пара экземпляров, похоже, килограммов по пять весила.

Мы пошли с Женей по самой кромке берега. Кругом было полно малька, который при нашем приближении кидался в разные стороны. Это напоминало эффект, когда кто-то бросал с берега песок в реку. И тут же слышался хлопок по воде. Потревоженная мелочь, спасаясь от охотника, вновь металась в стороны. Сравнительно недалеко отсюда раздавался такой же всплеск, а дальше… еще и еще!

«Здесь судак кормится!» — подумал я. Похоже, что Жене пришла в голову аналогичная мысль, поскольку он заметил вслух:

— Ведь это работа клыкастого!

Мы быстро наловили в ведерко и сачком несколько десятков хвостов мелочи. Я взял самую длинную нашу удочку. Сели в один из «Прогрессов», оттолкнули его от берега и медленно поплыли по воде.

Есть улов!

Насадив малька, я сделал первый заброс. Поплавок выровнялся, и его красная головка с белыми полосами стала кланяться нам. Она пританцовывала на мелкой волне метрах в 10 от лодки. И вдруг раз — и поплавок исчез. Женя тут же закричал:

— Подсекайте!

Как можно мягче я проделал это движение. Почувствовал, как рыба, сопротивляясь, тянула в свою сторону. Также ощутил, как, сгибаясь в вершинке, реагировало удилище. Подводная обитательница продолжала дергаться изо всех сил, но мне удавалось все ближе подтаскивать ее к лодке.

— Женя, подсачек! — скомандовал я, перейдя на хрип от волнения.

На моих глазах почти у самого борта лодки на поверхность всплыл крупный судак. Женя, вооружившись подсачеком, выполнил свою задачу. И мы стали обладателями рыбины, потянувшей примерно на 800 граммов.

Быстро сняли добычу и сделали новый заброс. Солнце спустилось низко к горизонту, и золотая дорожка от его лучей на воде мешала наблюдать за поплавком. А он словно продолжал плясать на волнах. И вновь резко нырнул вглубь!

Идеальный клев

Опять я сделал подсечку и вступил в борьбу с рыбиной. Было слышно, как скрипят стыки на удилище. И снова победа оказалась на нашей стороне! Сделали еще пару забросов, и опять почти сразу же последовали поклевки.

Тут Дьяченко сообщил мне последние новости:

— Слава на берегу пару донок поставил и уже снял крупного судака!

Солнце почти скрылось за островом, и у нас стало темновато. Нашу лодку оттащило течением метров на 200 от лагеря. Я предположил, что мы наткнулись на стаю клыкастых, которые двигаются вместе с нами вдоль берега. Поэтому не прекращал ловить, используя в качестве наживки малька. Хотя, возможно, здесь за островом была не одна стайка судака. Наверно, он здесь постоянно жировал.

Схватка с великаном

Сделал еще заброс. И поплавок, даже не приняв своего правильного положения и еще не успев выровняться, тут же нырнул. Похоже, клюнуло что-то серьезное! Я ощутил мощный удар, и сразу вершина удилища согнулась к самой воде.

«Вот это крокодил…» — пронеслась в голове мысль. А Женя только выдохнул:

— Смотри, что делает!

Я попробовал вываживать рыбу. Удилище гнулось, скрипели стыки, леска 0,25 звенела, как струна. А руки чувствовали удары там — в глубине. Затем противник решил подвинуться вправо и чуть ослабил леску. Я воспользовался этим и тут же отвоевал у него около 50 см. Потом рыба направилась под днище лодки. Мне удалось подтянуть хищницу еще на метр.

— Под лодку не пускайте! — напомнил Женя. И после короткой паузы восхищенно проговорил — Вот это рыбина!

Я изо всех сил пытался помешать противнику уйти под «Прогресс». Удилище смотрело вверх, а его кончик согнулся. У меня возникло ощущение, что рыбе достаточно нанести еще один удар и мое орудие лова сломается. «Может, попробовать потянуть за леску? — подумал я. — Нет! Этого делать нельзя: она не выдержит».

Драматичный финал

Рядом застыл Женя с подсачеком наготове. Я попробовал потихоньку потянуть вверх. Кажется, пошло… Еще чуть-чуть — и снова сила на моей стороне. Прикинул, что осталось протащить рыбу всего метр и она покажется на поверхности. Однако сделать это надо было очень аккуратно.

Я еще потянул вверх. Женя приблизил подсачек к самой леске. Она была лишь в паре метров от борта. Я вновь сделал небольшое усилие, подтягивая клюнувшую обитательницу Камы. И тут же ощутил слабину лески. Рыбина вывернулась из глубины, последовали удар хвоста, брызги и рывок. И сразу после этого напряжение лески исчезло.

Рядом раздался глубокий вздох разочарования.

— Вот это не повезло! — проговорил Женя, с досадой стукнув сачком о борт.

— Килограммов пять ведь был, — прикинул я.

— Не меньше! — поддакнул мне Дьяченко.

Приятные воспоминания

Солнце, видно, уже совсем село, и на реку опустилась темнота. Мы завели мотор и подплыли к стоянке наших лодок. Там уже царила суета, все свободные люди чистили судаков, пойманных Славой. В темноте сели ужинать жареной рыбой. Мы с Женей несколько раз подряд рассказывали, как боролись с великаном.

Утро было дождливое. Струи воды колотили в стекло кабин. Ливень оказался таким сильным, что полностью скрыл остров. В такую погоду мы валялись и отдыхали почти до обеда. А потом продолжили наше путешествие.

Нас не оставляла надежда, что такие остановки еще будут. Мы рассчитывали на новую встречу с вождем судакового царства. Однако наши прикидки не оправдались. Все оказалось ровно наоборот.

Но в моей памяти на всю жизнь осталась схватка с гигантским клыкастым. Я достаю карту, на которой изображена река Кама и тот остров. Рядом с ним своей рукой сделал пометку — «Судак». Гляжу на нее и вновь переживаю все произошедшее…

Евгений Кудрявцев, г. Челябинск

Голосов еще нет