Глухой залив

Глухой залив

Время, как скорый поезд, в вагон которого ты вошел. Вроде бы стоишь на месте или двигаешься, что-то делаешь, но за всем не угонишься. Только успеваешь смотреть в окно, как там проплывают седые горы Саян, окутанные белыми облаками, проносится мимо могучий Енисей, бурлит и переворачивает вековые валуны, и легкое марево стелется над сибирской степью, которая раскинулась на многие километры. Это необъятная красота скрывает в себе много интересного и непознанного.

Яркие картины прошлого

Кто-то верит во Всевышнего, кто-то — в шаманов, кто-то — в духов леса и степей, кто-то — в силу природы, кто-то считает себя убежденным атеистом. Мысли мечутся, перескакивая с одной на другую, сохраняя определенный ритм, как перестук колес поезда. Вспоминается степь ровная, как стол. Смотришь на нее, и лишь вдалеке поднимается марево от июльской жары, но это всего лишь так кажется. В степи можно спрятаться, главное — знать… как.

Вспоминается Абакан с его заливами и протоками. Некоторые из них вроде бы легко перепрыгнуть. Однако глубина там приличная и вода далеко не теплая. В такой протоке можно и карасиков половить с утреца пораньше на завтрак, или окунишек «подергать» на засолку и засушку. А если взять снасти хорошие, то можно и хищницу-щуку поблеснить. Было бы желание, да и места уловистые знать нужно.

Братишка мой Женя Альшанец всегда имел представление о том, где хорошо клюет. С детства он бегал с пацанами карасей ловить на самодельную удочку из тальника. Бывало, поймает с пяток экземплярчиков и бежит быстрее домой, чтобы дед Юрий Ильич Иванов приготовил из них завтрак и оценил добытчика. Случалось, что и на обед сразу натаскивал рыбки из воды и радовался, что такой умелый и удачливый.

Женя знал много мест в Хакасии, где рыба клевала, и где нужно было каждый добытый трофей выуживать, как первый. Имелись на его счету «золотые» карпы с «пухлыми» сазанами, и «зимние» налимы, и «местный» хариус с «хищной» форелью, и считающаяся деликатесом пелядка, пойманная в тех водоемах, где это разрешено. А уж про карасей, окуньков, лещей и всех прочих и говорить нечего.

Зимой бывало висят полные сниски рыбы. Все добытые трофеи один к одному, блестят от мороза и от соли вымерзают. А через месяцок «нарвем» с десяток таких рыб, сидим, пробуем и общаемся. А летом, смотришь, дым идет, и запах такой приятный. Через пару дней вот тебе и окуни горячего копчения, и форель готовая.

Но все это было для Жени как хобби, отвлечение от обыденности города, суеты, проблем на работе. А на рыбалке забывалось все, и дышать становилось легче. Мысли приводились в порядок, ощущалась гармония с природой…

Обсуждение замыслов

Приехав домой и отдохнув пару деньков от суеты, я решил позвать брата на рыбалку. Думал половить в свое удовольствие, набраться сил и избавиться от беспокойных мыслей, которые обычно выветриваются, как только выезжаешь из города.

Я сидел во дворе на лавочке. Тень от раскидистого абрикоса с лихвой накрывала меня. На столе лежала старенькая, потертая за годы службы карта местных озер и водоемов. Рядом с ней дымился в кружке заваренный чай, разнося аромат шиповника и смородины далеко за пределы моего скромного убежища, в котором можно было найти спасение от июльской жары.

Услышав шум подъезжающей машины, а следом и видя вошедшего Женьку, я очень обрадовался. Уже вдвоем мы стали обсуждать, где можно одновременно и отдохнуть от городской суеты, и рыбу наудить, не карасей да ершей, а что-нибудь получше.

— Взять хотя бы леща, — заметил я. — Он ведь и жареный хорош, и тушеный, и вяленый. Костей хоть и много, зато мясо сочное у него и не сухое, как у той же горбуши. Пускай она и «благородных морей», но наш лещ ничем не хуже. Просто нужно уметь его готовить, чтобы с радостью потом кушать.

Мест в Хакасии хватает, где рыба клюет, стоит только правильную приманку приладить. А кое-где нужно с хитростью подходить к ловле, но там и трофеи богаче будут. Также есть места, где природа сама «так и шепчет» и словно бы изливает наружу свою чистоту. Только успевай «впитывать» такую красоту.

Там и воздух чище, и звезды ярче. И песок прибрежный сквозь пальцы проходит, как на сочинском пляже. А сосны в 30 шагах от воды как будто из тайги взяты да и посажены специально, чтобы и шум не беспокоил, и от посторонних людей такие озера можно было скрыть.

Есть такие места, которые на карте не обозначены. А уж после строительства Саяно-Шушенской ГЭС и впоследствии затопления части территории акватория сильно изменилась, и климат стал иным. Кое-какие озера высохли, а другие, наоборот, стали больше. Например, раньше на островах на реке Абакан устраивали покосы, и свои водоемы там имелись. Рыба в них была, не сказать чтобы очень много, но местным жителям хватало.

А сейчас часть озер высохла, часть заросла ряской и камышом. Лишь на некоторых можно еще нормально рыбачить. Ребятишки на лодке переправляются на остров и удят там. Летом шалаш строят, наберут грибов, наловят рыбы. А вечером, смотришь, на острове костер горит, и только можешь догадываться, что там происходит. Под покровом ночи ничего не разглядишь, а шум реки заглушает все звуки…

Сборы в дорогу

Посидев с часик-другой, обдумав и обговорив возможные варианты, Женя предложил поехать на залив, который мы называли Глухим. Я о нем только от своего деда Юрия Ильича слышал, да и то немного. А брат, как оказалось, пару раз там рыбачил и довольно успешно.

Почему так нарекли залив, мы не знали. Возможно, он получил это имя из-за того, что оказался тихим и вода в нем была почти стоячая, которая хорошо прогревалась от июльского солнца… Или из-за многочисленных сосен, что плотной стеной окружали залив и заглушали все посторонние звуки, доносившиеся извне. В общем, официального наименования его мы не знали, а пользовались простонародным прозвищем.

На новой карте Глухой залив даже не отмечен. На его месте проходит просто береговая линия Енисея. У меня имелась и старая карта этой водной артерии Сибири, выпущенная еще до строительства Саяно-Шушенской ГЭС, масштабного затопления территорий и создания искусственных морей.

Я, конечно, чаще пользовался более современной версией. И только когда не мог найти что-то на новой карте, обращался к старой. Если и там не удавалось отыскать нужное место, тогда изучал в Интернете спутниковые снимки заливов и протоков, которые водная стихия сделала себе, никого не спрашивая…

Мы решили не откладывать поездку в долгий ящик, а отправиться уже на следующее утро. Это означало, что нужно успеть подготовить и перепроверить все снасти и снаряжение, которое у меня имелось.

Мой маленький сарайчик скрывал в себе много полезных мелочей — от шахтерских фонариков до лодочных моторов в «полной боевой выкладке». Здесь же на прибитых к потолку крюках располагались удочки разных калибров и мастей, которыми пользовались как я, так и мой отец. Были среди них простые «телескопички» и «закидушки», встречались и спиннинги.

Многое мне досталось от деда Юрия Ильича, который был страстным рыбаком и охотником. Летом он вместе с женой Марией Васильевной на мотоцикле уезжал на выходных и никогда не возвращался без улова. А зимой «кооперировался» со знакомыми и вместе с моим отцом, взяв удочки, отправлялся бурить лунки во льду.

Когда в магазинах возник временный дефицит зимних снастей, дед сам занялся их изготовлением. Из камыша делал удилища, которые получались легкими, мягкими и в то же время теплыми. С ними можно было рыбачить без перчаток, и руки почти не мерзли. А магазинные пластиковые удочки, которыми пользовались наши коллеги по увлечению, на холоде «морозили» кисти, поэтому приходилось надевать варежки…

Отвлекшись от воспоминаний, я включил лампочку, которая наполнила желтым теплым светом маленький сарайчик, и сразу же приметил свой металлический садок. Он висел на гвозде. А рядом с ним пристроился подсачник, проверенный временем и советским отделом технического контроля.

С учетом непредсказуемой погоды

Часть снастей я забрал из сарая. Остальное снаряжение у меня хранилось в подвале. Я решил взять не большие болотные сапоги, а короткие резиновые. Также прихватил «химзащиту» армейского образца.

В Хакасии нужно постоянно посматривать на небо и не стоит беспечно верить термометру и прогнозам метеорологов. Сейчас было 35 градусов выше нуля, но все могло быстро измениться. Стоило подуть сильному северному ветру, и быстро набежали бы темные тучи, грозящие ливнями.

Дожди порой заканчивалась через считанные минуты, а иногда продолжались часами и даже сутками. Изменить погоду мог другой ветер, способный разогнать облака. Или они сами со временем стали бы белыми и «пушистыми».

Синоптики прогнозировали жаркую погоду — около 35 градусов в тени. Но я все же взял не только сапоги и «химзащиту», но и палатку. Выбрался из подвала и направился к своему тенистому уголку под деревом, намереваясь проверить снасти. Разложил их на удобном столике, специально сделанном так, чтобы оружие в собранном состоянии лежало на особых подставках, где его было легко осматривать и чистить.

Рыболовные снасти оказались в разном состоянии — от среднего до плачевного. Кое-где достаточно было заменить леску, а кое-где следовало поставить новую инерционную катушку. Я приступил к работе, попутно привязывая крючки там, где это требовалось. Время подходило к вечеру, а нагретый днем воздух и не думал остывать.

Не стоило забывать и о провизии. Я приготовил котелок, в который сложил овощи с огорода, соль и перец также прихватил. Затем набрал воду в 10-литровую канистру. На этом сборы можно было считать завершенными. Но я еще немного посидел на свежем воздухе, припоминая интересные события прошлых лет, а потом отправился в дом спать.

Рыбка для ухи

Будильник поднял меня в 5 часов утра. Немного погодя подкатил и Женька, его вещи были уже загружены. Мы быстро положили в машину мои вещи и снасти и отправились из города к Глухому заливу — навстречу хорошей рыбалке и приятному времяпрепровождению. Автомобиль быстро мчался в сторону Красноярска.

Через пару сотен километров мы свернули с трассы и направились объездными тропами в сторону водной артерии. Спустя некоторое время добрались до места и увидели залив. Он был достаточно широким, с одной стороны его закрывала отвесная скала, а с другой — гора, усеянная камнями разного размера. Берег выглядел песчаным и пологим. Его прикрывал лес, состоящий из сосен, берез, кустов… и большой травы.

Достав все наше снаряжение, мы наскоро собрали палатку недалеко от того места, где развели костер. Повесили над огнем котелок, чтобы сварить уху. Пока вода нагревалась, Женька пошел вдоль берега с удочкой. Он должен был наловить рыбы, чтобы мы подкрепили силы именно ухой, а не просто кипяточком из котелка.

Я же, в свою очередь, стал разматывать снасти и забрасывать их в воду, закрепляя на берегу и устанавливая сторожки (звоночки) на конце удилищ. Уже завершал эту работу, когда Евгений вернулся с добычей и обрадовал меня заявлением:

— Рыба есть, будет и клев!

Брат принес несколько окуней, которых мы быстро почистили и разделали. Доварили уху, перекусили и приступили к рыбалке. Однако других поклевок в первый день у нас не было. Мы забрасывали разные приманки, меняли места, ходили со спиннингами и делали проводки. Но все усилия не приносили результатов.

Компьютерный и реальный мир

Наступил поздний вечер, и нужно было готовить ужин из имеющихся у нас продуктов. Мы перекусили и подвесили второй котелок над костром, чтобы заварить чай. Время приближалось к полуночи, на небо высыпали миллиарды звезд. Воздух хорошо прогрелся за день, поэтому можно было сидеть у огня в одних футболках — без курток.

Мы смотрели на пламя и обсуждали наше детство, выезды на природу с дедом и отцами, первые трофеи. Вспомнили, как после просмотра одного из боевиков вырезали из листа жести метательные «звездочки» и кидали их в мишень. А потом из нескольких палок, прищепки и резинки сделали себе самострел, заменивший нам «воздушку».

— Много игр и интересных занятий было на улице и на реке, где мы проводили большую часть времени, — со вздохом сказал Женя, подкидывая сухую ветку в огонь. — А сейчас дети в основном с планшетами да за компьютерами сидят и там рыбачат виртуально…

— Да, жаль, что подростки не видят той красоты, которую дарит природа, когда ты находишься рядом с ней, дышишь свежим воздухом, ходишь по мокрой от росы траве босыми ногами или сидишь вот так у костра, как мы с тобой, — согласился я. — Этого всего не может передать компьютер. Там только визуальные эффекты и сухая констатация фактов: вы съели уху – плюс 5 пунктов бодрости, поймали большого карася — плюс 2 к удаче и минус 1 к выносливости…

Женя молча, задумчиво пошевелил костер палкой, отчего в воздух взвился сноп искр, и они на лету стали гаснуть. Я зачерпнул из котелка чай и протянул одну из кружек брату, продолжив свой монолог:

— А ты попробуй сперва поймать эту рыбку, а потом разведи костер! Свари уху, и она тебе прибавит не 5 очков бодрости, а даст огромный заряд энергии и положительные эмоции, которые еще долго будешь вспоминать! Забросишь свои видео-игры, возьмешь удочку и отправишься на рыбалку к ближайшему водоему, пусть там даже водятся одни ерши. Но это будет уже не компьютерная эмуляция непонятно чего, а твой трофей, который ты добыл своими силами, ловкостью и умом!..

Сигнал о поклевке

И тут мою тираду прервал чуть слышный перезвон. Для нас это был, как гром, ударивший в тишине. Мы, не поворачивая голов, обменялись настороженными взглядами и продолжили напряженно прислушиваться. Я аккуратно пристроил свою кружку на рядом лежащем камне и как только отпустил ручку, зазвучал колокольчик!

Мы разом подскочили и побежали на звук. При этом я перепрыгнул через костер, устремившись в том направлении, откуда донесся сигнал. Однако слишком сильно разогнался и не успел вовремя остановиться.

Поскользнулся и упал прямо перед удилищем, колокольчик на котором теперь звонил, не переставая. Но и в лежащем положении что было силы дернул вверх, проводя подсечку, и начал резко крутить катушку, подтаскивая добычу к берегу.

— Подсак неси, тяжело идет!.. — прохрипел я, обращаясь к брату.

Не зная точно, услышал меня Женя или нет, продолжал вытягивать из воды клюнувшую рыбу. Одновременно я поднимался на ноги. Только успел подвести трофей ближе к берегу, как справа в воду опустился подсак.

Рыба оказалась в нем, мне теперь можно было немного расслабиться. Вместе с братом мы вытащили добычу и стали ее рассматривать. Это оказался достаточно крупный сазан.

Не прошло и пяти минут, как зазвонил еще один колокольчик. Тут уже Женя вытаскивал рыбу. Его добычей также оказался сазан, но чуть помельче. Поместив трофеи в садок, мы вернулись к костру, чтобы перевести дух и обсудить наш улов.

Огонь весело плясал на сухих дровах и жадно поглощал дерево, с треском выбрасывая сноп искр вверх. Мы уселись на наши места, вылили остывший чай и зачерпнули по кружке горячего. Начали оживленно рассказывать, с каким азартом тащили эту рыбу, как будто она была самой первой в жизни. За разговорами незаметно текло время.

Суматошный лов

Мы выпили ароматный чай, а новых звоночков так и не услышали. Тем не менее не переставали надеяться, что вот-вот начнется ожесточенный клев рыбы. Однако его все не было… Я взглянул на циферблат моего «командирского» хронометра, который показывал уже 2 часа ночи. Спать идти не хотелось, можно было еще посидеть в теплой ночи, любуясь звездами…

Тут резкий звук выдернул нас из умиротворенной атмосферы душевного разговора. Подскочив, мы бросились к удилищу. На бегу я услышал еще один звон колокольчика, доносившийся с другой стороны. Ухватил ближайшее удилище, стал тянуть. Добыча шла легко, или это мне только казалось от выброса адреналина и избытка азарта.

Увидев рыбу уже у самого берега, я с силой вытащил ее на сушу. Подсак был занят Женей, который в этот момент тоже добывал трофей. Не успел я снять улов с крючка и положить в садок, как услышал следующий звонок и бросился туда. Так же быстро вытащил очередную рыбу.

Перебегая от одного удилища к другому, мы умудрялись забрасывать снасть с наживкой в воду. Мне показалось, что такой хороший клев продолжался очень долго — как минимум несколько часов. Однако когда наступил перерыв, я взглянул на циферблат и убедился, что еще только около 3.00. За это время мы успели выловили пару десятков хороших лещей.

Решив, что до утра такого активного клева уже не будет, пошли спать. Перед этим подтащили сушняка и подбросили дров в костер. Когда ты дома укладываешься в кровать в 4 часа утра, то с трудом можешь подняться в 8.00. А на природе для отдыха и восстановления сил требуется в несколько раз меньше времени.

Мы проснулись около 7 часов утра, чувствуя себя бодрыми и выспавшимися. Женя пошел проверять удилища, а я остался «костровым» в нашем лагере. Скоро брат вернулся и сообщил, что ничего нет.

Происшествие в лесу

После завтрака мы взяли спиннинги и пошли вдоль берега под скалу, собираясь поблеснить. Дело это непростое. Нужно знать, какую приманку использовать в солнечный день, а какую — в пасмурный. Как та или иная блесна работает на течении.

Здесь одним изучением теории и чтением специальной литературы не обойдешься. Нужные умения вырабатываются годами, когда ты набираешься опыта. А знания без практики мало чего стоят.

Поэтому я полностью доверился брату в этом деле. Он советовал мне, какую именно нужно нацепить блесну. Мы шли вдоль берега. Закидывая и делая проводки, я осматривал местность. Меня радовала тишина, которой так не хватает в городе.

Женя некоторое время двигался за мной, а потом ушел на скалу. Через несколько часов он вернулся, неся на палке трех больших окуней. Мы отправились назад в наш лагерь, решив сегодня вечером возвращаться домой. По пути заглянули в лес за сухими дровами для костра.

Мой брат шел впереди, когда я вдруг остановил его резким выкриком:

— Замри!

Евгений застыл, как вкопанный, лишь глазами водил из стороны в сторону, ища угрозу. Опасность оказалась совсем рядом: на ветке возле его уха притаилась змея. Я взял две палочки, одна из которых была с отломленным сучком. Осторожно подвел их и резким движением зажал голову змеи между ними.

Она начала извиваться, открыла пасть, но поделать ничего не могла. Женя тотчас подхватил с земли пару веток, наши удилища и мы быстро вернулись в лагерь. Особо не задумывались над вопросом, что делать со змеей… просто отрубили ей голову.

Для следующих поколений

После этого занялись приготовлением еды. Женя наколол больших окуней на палки и подвесил над костром. Пока совмещали обед и ужин, разговаривали, припоминая взбудораживший нас случай.

— В Китае змей готовят, говорят, по вкусу они похожи на курятину… — заметил я.

Закончив трапезу, собрали все свои вещи, погрузили добытую рыбу и встали на берегу залива, глядя вдаль. Солнце садилось, и водная гладь окрасилась багровыми оттенками, переливаясь и поблескивая под яркими лучами. Легкий ветерок лишь шевелил волосы, а нагретый за день воздух поднимался маревом над заливом.

Было тихо, уютно и спокойно. Проведя на природе лишь пару дней, ты понимаешь, что здесь тебя наполняет энергией, мысли твои упорядочиваются. Ты видишь все настолько четко и ясно, что тебе становится все возможно.

Улов для тебя — не главное. Ведь при желании можно поставить сети, где это разрешено, или взять подводное ружье и нырять, выбивая рыбу. Но смысл отдыха на берегу заключается совсем в другом.

Главное — единение с природой, принятие ее такой, какая она есть. Необходимо усвоить законы окружающей среды. Не стоит вытягивать из нее «последние жилы». Нужно оставить богатства природы и для следующих поколений. Так же, как мой дед Юрий Ильич сохранил этот тихий уголок для нас с братом и других воспитанных любителей рыбалки, которые найдут к нему дорогу.

Виктор Иванов, г. Абакан

Голосов еще нет