Волки

серый хищник

В послевоенные годы на юге Западной Сибири было много серых хищников. Говорили, что они, потревоженные грозными событиями в европейской части страны, пришли к нам из-за Урала. Так ли это было на самом деле — не знаю. Думаю, что и не слишком важно, местные волки или мигрировавшие бродили вокруг нашего села. Мы, мальчишки, знали о них не понаслышке. Шастая окрест, не раз натыкались на следы охот серых хищников или на другие признаки близкого присутствия этих зверей.

Зов природы

Однажды едва ли не в пятилетнем возрасте мне впервые довелось услышать волчий вой. С моей тетей, которая работала техничкой, мы жили в школе на самой окраине села. Я гулял на берегу Ишима, устал, немного замерз и шагал домой. Солнце опустилось за лес, в мареве бледно светился закат.

Я уже подходил к пустырю перед школой. И вдруг в деревенскую тишину ворвался жуткий, переливаясь тоской, заунывный и завораживающий одинокий волчий вой! Он словно обволок застывшее безмолвие вечера, обдал дремучей дикостью, холодом проник в мою детскую обмершую душу.

Совсем рядом в лесу метрах в трехстах от школы был скотомогильник. Место это слыло недобрым, мы побаивались туда ходить. Зато волки нередко посещали его, может, и держались там. Оттуда и доносился вой.

Это было первое мое знакомство со скрытой жизнью дикой природы. Оно так подействовало на меня, что я порой до сих пор «слышу» тот вой. При этом ощущаю не страх, а нечто другое. Словно сама природа, настоящая древность «вабила», звала, вытягивала душу. Может, в тот момент во мне и зародилась ставшая позже неуемной охотничья страсть…

Страшные визиты

Ночами волки часто заходили и в само село. Выпустили мы как-то собачку Дэзи вечером на улицу. Скоро она там такой визг подняла! Думали, что замерзла… Открыли дверь – Дэзи сразу прошмыгнула в дом.

А утром, когда вышли во двор, увидели, что вся площадка перед крыльцом полукругом вытоптана стаей волков! Пять-шесть зверей крутились в десятке метров от дома. Но, видно, не решились или не успели схватить нашу перепуганную собачку.

Когда ее впустили в дом, волки ушли. Развернувшись цепочкой, они пересекли деревню и спустились к Ишиму и завернули в релку (так обычно называются обширные покрытые лесами участки, которые возвышаются над низменной равниной).

Это я все выяснил благодаря своей страсти следопыта. Потом ее пересилил страх. Мне стало боязно идти дальше за серыми хищниками. Мал я тогда еще был…

В разгар лета волки не переставали напоминать о себе. Лазили мы однажды в густом молодом березняке у деревни. Вышли к «большаку» и увидели, что рядом с дорогой у лесочка корова лежит. Звери с ней разобрались по-своему…

В другой раз пасли мы с Васькой Рыбачкиным табун коней. Отвели животных в пойму на ту сторону реки. Отец моего приятеля был пастухом. А когда собирался на рыбалку, нам поручал заботиться о табуне. Мы рады-радехоньки, целый день в седле на лошади!..

В одном месте табун забрел в кусты тальника. Пока мы коней на чистый луг выгоняли, волк успел подобраться и «зарезать» жеребенка…

Встреча со зверем

Да, тогда в деревне охотников-то совсем не было, вот серые хищники и дерзили, смелость свою показывали. Но на людей никогда не нападали, по крайней мере, не слыхивали мы о том.

К тринадцати годам я уже стал охотником, мне купили ружье. С материальной точки зрения, такое приобретение было делом совсем не простым. Но, видимо, так во мне горела страсть, что я уговорил тетю. Она обратилась к матери, чтобы та помогла деньгами.

После этого каждое воскресенье или в праздничный день, а иногда и в будни утром еще до рассвета я заходил за Геннадием Понамарчуком. Закинув за плечи ружья, тащились мы с ним в лес. А вечером поздно, потемну, домой возвращались.

Как-то раз мне показалось, что я проспал. Вскочил, накинул одежду и — во двор. А там ночь, луна, все залито ее голубоватым светом. А у самых ворот, в роли которых был проем плетня, закрытого между столбов двумя жердями, стоял… матерый волк. Темный силуэт его крепкого туловища выделялся на светлом фоне как скульптура.

Освещенный сзади луной, зверь, повернув голову, смотрел во двор. Шея хищника в богатой пушистой муфте казалась очень мощной. Я сделал к нему два-три шага. Он не шевельнулся. Нас разделял всего один его прыжок! Но волк словно не замечал меня. Некоторое время мы стояли, не двигаясь. Потом зверь спокойно повернулся и вышел на дорогу.

Проявленное великодушие

И тут со злобным воплем выскочила из конуры наша собака Гроза, внешне похожая на лайку. Промелькнув мимо меня, она с лета подскочила к волку и… перевернувшись на спину, подкатилась под него и тонко, жалобно заскулила.

Волк, приподняв и чуть отвернув морду, не глядя на мою «защитницу», стоял и грозно, глухо рычал. Словно предупреждал, что может разобраться не только с ней, но и со мной. От этого рокочущего баса у меня захолодело в груди. Я стоял в десяти метрах и ничем не мог помочь Грозе.

Впрочем, волк не тронул нашу собаку. Не знаю почему. Не думаю, что он хоть капельку опасался меня. Быть может, матерый хищник потерял свою волчицу? Ведь разлучить их способен только случай или молодой и более сильный соперник.

По собственной воле зверь никогда не бросит подругу. Останется с ней до конца жизни, не уйдет, даже когда волчица станет старой и слабой… А этот хищник был один. Возможно, он и не тронул Грозу, потому что потерял свою избранницу?

Волк спокойно пошел дальше вдоль улицы, перешагнув через собаку. Она подскочила на ноги и побежала следом, держась метрах в 20 от непрошеного гостя и голося. От лая Грозы по всему селу проснулись собаки и долго не могли угомониться.

А я зашел в избу — было уже не до сна. Торопливо собрался и направился к Геннадию. Хотел сказать ему, что пора выдвигаться на охоту…

Припоминаю, что дороги наши с тем же волком еще однажды пересекались. Но об этом как-нибудь в другой раз…

Николай Жильцов, г. Томск

Ваша оценка: Нет Средняя: 1 (1 vote)