Рыба, налетай: свежий урожай

рыбалка в жаркую погоду

Больше половины лета уже пролетело, август — на дворе, а жара спуску не дает. Что ни день, то снова пекло: температура до 30 градусов и выше подскакивает. Дождики, будто с выдачи, редкий день выпадают, да и те… словно роса жиденькая. Только солнце утром показалось — от влаги этой и следа не остается. И с самого начала лета такая катавасия с погодой! Потому и с ловом почти весь сезон — «дело труба».

Похоже, рыба в такую знойную пору тоже от жары изнывает, прячется в самых глубоких и тенистых местах и ни на какую насадку глазом даже не ведет, не то чтобы схватить. Сам несколько раз бывал на реке — возвращался, считай, ни с чем: разве ерши да уклейки, да и те клевали нехотя. У друзей тоже так. Возвращаются с рыбалки в жаркую погоду, я выхожу им навстречу.

— Как улов? — спрашиваю.

В ответ только руками разводят…

— Да никак, — говорят, — садки, пожалуй, зря с собой брали! Погоду ждать надо, когда жара эта «уломается», а то ни рыбы в реке, ни грибов в лесу — ни с чем нынче не везет!

Слушаю совета бывалых — выжидаю перемены погоды…

Сбору в знойную пору

А тут — аккурат не кстати — Владимир Лобанов в гости из-под Питера прикатил. Всего-то дня на два-три заявился, но спрашивать даже не надо: хоть жара, хоть дождь проливной, хоть камни с неба, а на рыбалку с ним едем. Такая у него традиция: как только примчался, на реку сразу надо.

Хотя он и удильщик не ахти какой, но больно уж любит ухи у костра отведать да чаем из шиповника угоститься. Мне, как обычно, поручение сразу дал — червей дождевых накопать да и о других насадках подумать. Он сам, дескать, опарышем запасся: мол, если на него клевать будет — нам вдвоем на всю рыбалку с лихвой хватит. Купил дорогой в магазине, свежий совсем.

Червей выкапывать нынешним летом почти с июня настоящей каторгой было. Все грядки заняты, лопату негде воткнуть. Пробую борозду проверить: раз копнул, другой… Повезло-таки, попадаются да и то не часто — в клубок от жары свились.

Не один час я с ними ухлопал. В бороздах, в мусоре старом рылся — десятка три-четыре набрал и то ладно: на рыбалку хватит. Да еще опарыш есть, перловки напарю, баночку кукурузы в запас возьму…

Пока Володя помогал своему дяде крышу на сарае латать, я готовился к поездке на водоем. К полудню у меня уже все было в ажуре, сижу, жду напарника своего. А тот на крыше, как сорока на заборе, спешит, стучит молотком по кровле да головой крутит по сторонам: быстрей закончить да на реку отправляться.

Солнце печет, хотя уже половину дня перевалило — на термометре у меня (а он на теневой стороне окна приколочен) — 28 градусов! Володя и обедать после работы не стал, кусок хлеба на скорую руку перехватил, и мы уехали.

По пути заскочили на лесоразделочную площадку, где отходы специально на короткие чураки пилили, да в кучу сваливали. Рыбаки туда за дровами каждый раз заруливали. И удильщикам удобно: полешки не надо где-то искать и пилить, здесь все готово. И лесопереработчикам хлопот меньше: отходы отвозить не надо. Рыбаки все подберут длинными ночами.

Вот мы и на реке. К черту на кулички уезжать не стали, остановились рядом с поселком. Первым делом дрова разгрузили, кострище старое облюбовали: и безопаснее, уже оборудованное, и от реки в двух шагах. Потом и удочки распустили.

Володя с фидером уже не первый год рыбачит. Нынче тоже с такой снастью приехал. Я на поплавочную шестиметровку ловлю. Насаживаю червяка: не зря же с таким трудом накопаны. Володя опарыша, как зеницу ока, хранил и довез-таки в такую жару. Пробует эту насадку, она на прошлых рыбалках в ходу была — только на нее и клевало.

Синоптики уже не первые сутки вещали, что жара и засуха должны вот-вот закончиться. Говорили, что со дня на день погода переменится и наконец-то прохладнее будет. Но прогнозы эти никак не сбывались. Даже днем жара не отступала! Пекло, как будто в печке — хоть раздевайся и с головой в воду: только там спасение от такого зноя найдешь!

В поисках поклевок

Рыба тоже словно вымерла или просто от жары спряталась. Я на этот раз на себя не похож: обычно сижу, будто привязан на одном месте, а тут, как воробей-непоседа, мечусь туда-сюда по берегу, но ничего не могу поймать. Смотрю: Владимир тоже суетится, то и дело удочку перезакидывает да вниз по реке спускается. Такая же, видать, картина — не клюет! И хоть ты тресни!..

Решил-таки в свою колею войти: закинул удочки подле небольшого травянистого залива и стал сиднем сидеть, не шевелясь, будто заснул. Решил про себя: «Буду рыбачить хоть до ночи, но дождусь, когда клюнет!». Перловки под поплавки подбросил, сижу, выжидаю, а сам думаю: «Вот жара спадет — надо костер развести. Уху сварить не из чего, но чай-то к месту будет, можно заварить».

Насадки пробовал менять, остановился снова на черве: авось хоть ерш прицепится… В конце концов надоела такая рыбалка в жаркую погоду — поплавки даже не шелохнутся. И только я хотел было подняться к машине, а потом идти к кострищу, как последовала неожиданная поклевка. Да такая резкая, что едва ее не проворонил, но успел все-таки!

Удильник в дугу сразу сгибается, рыбина, видать, крупная — натянутой леской воду режет. Но добыча моя сопротивляется недолго. Еще мгновение… и она уже трепещется в садке. Густерка с полкило — на уху сойдет!

Владимир, вижу, удочку свою кладет на плечо и в мою сторону направляется. Заметил, значит, что я обрыбился. А мне даже червя обновлять не хотелось. Их и так «кот наплакал»… а вдруг клев разойдется? Поправил его и снова опустил в воду, теперь уж веселей поклевки ожидал. Но, увы, густерка эта будто одна в реке оказалась, да и то, похоже, случайно. Вновь на воде тишь да гладь…

Похоже, зря я радовался своему трофею. Густерка хоть и вид приличный имеет, но одна всего, у Владимира улов оказался богаче. Приятель пакет из кармана плаща достал, а там штук пять мелких уклеек.

— Вот, — говорит, — все, что мне удалось поймать на опарыша! Небогато… да и не верится самому: берет только мелочь такая, да и то со дна.

— Ну ничего, — пытаюсь успокоить гостя, — на уху вполне хватит! Лишь бы запах рыбы речной свежей был.

Приготовление блюда

Владимир улов вычистил. Я костром занялся и в первую очередь воду на огонь поставил. Напарник мой свою коронную заварку — веточки смородины черной и корней шиповника — не успел приготовить, в котелке уже закипело, ключом забило.

Пока чай ароматом настаивался, я на правах хозяина тоже ухой занялся. Вода в котелке тоже быстро заклокотала, будто почти кипятком в реке была. С рыбой не спешил: решил подождать, когда картошка сварится.

Смотрю: а к нашему берегу моторка почти без шума и даже рокота причаливает. Рыболова признал сразу: да это же наш старый знакомый, известный по всей округе Валерий Мальцев. Он давно и широко прославился в кругу удильщиком тем, что почти на каждый выезд на реку с собой берет мешки приманок и прикормки всякой.

Бывало так даже, что себе на обед и ужин и горбушки хлеба не прихватит. Зато для рыбы, пожалуйста, выбор богатый, как в ресторане. Поэтому без приличного улова Валерий редко когда возвращался. Какой-нибудь приманкой все равно рыбу «объегорит», выманит на поклевку. А сегодня он, как на духу, признался: лодку у знакомого с рук приобрел, ездил испытывать, спиннинг с собой брал.

— Ну и как? — любопытствуем.

А Мальцев в ответ руками разводит…

— Считай, — говорит, — на этот раз без улова! Но зато покупку свою обновил, испытал. Вещь стоящая… А так… щука не берет, время, видать, не пришло. Окушки попадаются, да и то мелкие.

Валерий вынул из сумки пакет с уловом и нам отдал: на уху, мол, в самый раз будет. Берите, дескать, до кучи! Мы не отказались, взяли. Окуньки хоть и небольшие, да их и с десяток не будет, но для ухи сгодятся.

Наш улов — густерка да уклейки — кости одни и только. Никакого армата от этого в котелке не будет. А окуни, пусть и не своими руками пойманы, зато нашу уху скрасят, приятного запаха для важности добавят.

Непривычная насадка

Мальцев не стал дожидаться, когда мы закончим кулинарить. Швыркнул кружку чаю и пошел к машине — она рядом в кустах стояла. Но, прежде чем дать по газам, высунулся из салона и насадкой своей поделился.

— Возьмите, попробуйте, авось да сгодится. Только ее сварить чуток надо, — сказал он и подал нам пшеницы. — Свежая, прямо с поля, сам собирал. Испробуйте, потом расскажите! А мне нужно домой торопиться!..

И уехал… Я с пшеницей возиться не стал: она еще в колосках, ее шелушить, а затем варить надо… хлопот — уйма! Решил снова на перловку попробовать ловить и червей на крючках обновить. Но рыбалка моя насмарку пошла. Оказалось, что накопанную насадку второпях оставил в металлической банке под прямыми лучами солнца. Вот последние черви и протухли.

— Домой, — говорю, — с таким клевом собираться надо!

Сам уже на удочки ноль внимания. Владимир, наоборот, не сдается, пшеницу надумал еще варить. Быстро у него это получилось: минут 5-10… и насадка готова! Он пробует ее, цепляет на крючок, закидывает. Смотрю косо на удочки: то ли сматывать уже, то ли еще попытаться какую-нибудь малявку поймать?

И вдруг… глазам своим не верю: у Владимира поклевка резкая. На такие только большие обитатели реки способны! Он плавно подсечку делает, рыбина упирается, воду леской рассекает. Но добыча, на удивление, быстро сдается, через минуту упорной борьбы к берегу, как миленькая, послушно идет.

Вскоре в руках напарника сорожина крупная оказывается, да такая здоровенная, что от язя не сразу отличишь! Я ухмыляюсь: случайная, мол, рыбина — просто мимо крючка проплывала. А Владимир уже снова закидывает и снова ловит на пшеничное зернышко. Не прошло и нескольких секунд, а у друга уже снова в садке пополнение! И снова сорожина крупная — с той первой из одного гнезда будто.

Тут и я не вытерпел! На одну удочку пару пшеничек нацепил. На вторую — перловку гирляндой по четыре штуки насадил, все-таки она уже годами испытана, кажется, не подводила. Ждать долго не пришлось. Смотрю: и у меня заклевало на зерно пшеничное. А на перловку, хоть и маслом растительным обильно сдобренную, не берет! Рыба, видимо, ее стороной обходит.

…Мы и не заметили, как пелена вечерняя на удочки наши и кусты прибрежные опустилась. Быстро смеркаться стало. Ночь августовскую на реке коротать не стали, домой собрались. Владимиру завтра в путь-дорогу надо отправляться раным-рано. Да и зерен пшеничных почти не осталось. Все изловили.

С полсотни сорожин на двоих поймали. Я всю свою добычу напарнику отдал, он вяленую рыбу обожает, сам рассказывал. Ну и пусть домой везет, готовит и эту нашу поездку не забывает… «Надо же… на что клюет?! На пшеницу свежую!» — поражался я.

Друг утром рано уехал, руку на прощание пожал крепко. А я на зерновое поле поспешил, пока его все не обмолотили. И чуть было не опоздал! Но нашел-таки кустик пшеницы несжатой… то ли комбайнеры пропустили, то ли будто знали и специально для меня оставили. Я колосьев целый пакет набил. Авось снова на рыбалке пригодятся.

Валерия встретил, ему рассказал: пусть, мол, тоже себе нарвет. Но он ухмыльнулся в ответ и признался:

— У меня уже запасено! Каждый год так делаю…

Алексей Акишин, Костромская область

Голосов еще нет