Ночной «трофей»

ночной трофей

Вряд ли ошибусь, если скажу, что у каждого рыбака бывали ситуации, когда нет возможности провести на водоеме целый день. И уж тем более не хватает времени на идеальный отдых на природе с ночевкой и, конечно, подальше от городов и автомагистралей с неминуемым шумом колес, запахом выхлопных газов и прочей атрибутикой цивилизации. Порой в нашем распоряжении всего несколько часов, а река зовет слишком отчетливо, чтобы долго ее игнорировать.

В тот раз я освободился уже в середине дня, а на лед вышел в половине четвертого. Считай, что под вечер. Зима была в разгаре, и темнело рано.

Рассчитывал проверить вечернюю активность судака в известном у нас «запресованном» рыбацком месте. Ловят здесь в основном мелочь: плотву, уклею, ерша, небольшого подлещика, реже — ельца, окуня. Но о поимках судака в том месте слышал неоднократно.

Решил опробовать в охоте на вечернего клыкастого модернизированные мною магазинные жерлицы. Два ключевых измененных элемента — тонко срабатывающий сигнализатор вместо жесткой пружины надо льдом и резиновый амортизатор в воде. Первый дает меньше брошенных хищником после поклевки живцов. Второй сокращает количество сходов после размотки всего запаса лески и при вываживании.

Времени на рыбалку мало, поэтому взял всего три жерлицы. Для разведки. Именно в том месте я прежде почти не ловил на жерлицы. Лишь в середине 90-х неподалеку пробовал разместить пару флажков, в то время как сам пытался поймать окуня и сорогу на инновационных тогда чертиков. А за прошедшие годы рельеф сильно изменился.

Первый сигнал

В общем, прихожу на место. Живцы, а это мелкие ельцы и сорожка, с собой. В сгущающихся сумерках ставлю на различной глубине, по-разному относительно берега и течения три жерлицы.

Практически сразу после установки взметнулся один флажок. Виновником оказался шустрый живец-ельчик, умудрившийся сдвинуть чуткий сигнализатор. Заново настроив жерлицу, я отправился ловить на мормышку вечернюю сорожку, прикормив манкой с размолотыми жареными семечками.

Сидел в палатке с несколькими горящими «подарочными» плоскими свечами и удил со дна плотвиц. Сорожка клевала неактивно, зато в десяточку по размеру — самая живцовая. Я давно не рыбачил на мормышку при свечах, оттого радовался, как ребенок, редкой для этой зимы «околонулевой» температуре, тишине ночной реки и каждому вздрагиванию сторожка.

Периодически выходил из палатки размяться и обойти жерлицы, которые раз за разом не радовали дерзко загоревшимися флажками. Так прошло три или четыре часа.

Нарыбачившись вдоволь в палатке и опять же заготовив впрок живца, я решил в заключительный раз обойти жерлицы и сразу начать собирать вещи. А потом прихватить свои усовершенствованные орудия лова и отправиться домой. Мне кажется, не у одного меня на рыбалке каждый раз теплится надежда, что вот еще может клюнуть, поэтому и тяну со сматыванием снастей до самого отхода.

Попался!

Осматриваюсь напоследок и вижу гордо рдеющий флажок именно той жерлицы, где сразу после установки сработал елец-«самострел». Первая мысль была: «Неужели живец снова отличился? Я вроде бы настроил сигнализатор хорошо…».

Но стоило мне взять в руки леску, как сердце мое усиленно застучало: кто-то крупный ворочался на том конце. Выстрелом мысль: «Крупный судак!..». Урррра!!!

Да и кто это может быть? Ведь щука, размотав запас свободного хода лески, обычно идет в другую сторону, отчего вначале часто выбираешь слабину мононити. Да и не висит зубастая хищница тугим монотонным грузом при вываживании, а совершает характерные рывки по одному или по нескольку метров, а затем, отдыхая, дает себя подтянуть.

Потихоньку подтаскиваю к лунке рыбину, а она никак не сдается. Снова и снова уходит в глубину, затем стоит на течении, и без потери снасти ее, кажется, не сдвинуть!

А у меня все больше растет подозрение: «А судак ли это?». По мне так даже очень крупный клыкастый давно бы дал себя подтянуть к лунке. Другой вопрос: вошел бы сразу или нет? Но вымотался бы уже — это факт!

Вот при очередном подходе к лунке внизу мелькнула чья-то крупная беловато-желтая губа. Рассмотреть не успел, но что-то не похоже на судачью узкую морду… Еще минута, и, наконец, удается ввести в лунку ночной трофей.

Нащупываю рукой голову рыбы и со странным смешанным чувством радости и огорчения констатирую: «Таймень!». Осторожно вытаскиваю на лед красноперого и немного любуюсь им при свете работающей камеры. Быстро замеряю с помощью мягкой линейки. Около 90 см. Не гигант, но от 7 до 9 килограммов в нем должно быть!

Спасение рыбины

Затем стараюсь как можно аккуратнее освободить тайменя от крючка и опускаю в лунку, аккуратно придерживая первое время. Реанимирую до первого маха хвостом. Пошел родной, прощай ночной трофей! Повезло, что температура сегодня чуть ниже ноля и замерзание на льду за несколько минут тайменю не грозило.

Ушел ли я домой с пустыми руками? Нет! В город до первого контейнера со мной отправился пакетик разного мусора, оставшийся возле лунок от рыбачивших днем «любителей» природы.

По пути одолевали неоднозначные чувства. Я ловлю не по принципу «поймал-отпусти». Для моей семьи рыбалка — не спорт. Это семейные традиции, важная часть жизни, способ единения с Природой.

Принести домой свежей рыбы, пойманной собственными руками, для меня более естественное явление, чем поход в магазин за продуктами. Если улова уже достаточно, лучше неспешно прогуляюсь вдоль берега или посижу на обрыве, глядя на естественное течение жизни реки. Часто ли такое выпадает?

Надеялся на судака, а тут таймеша… В том, что я его именно отпустил, можете убедиться на канале «Хозяин реки» в видеохостинге YouTube. А как поступить иначе? Вылавливать эту рыбу у нас запрещено. Надо сразу отпускать, если случайно попадется на крючок…

Да и как брать тайменя на съедение?! Плещутся они в наших водоемах все реже. Мимолетным гастрономическим изыскам на грани эпатажа предпочитаю мысль, что через много лет на реку моего детства приедут дети, внуки да и другие люди и получат шанс полюбоваться играющей в лучах заката живой торпедой.

Я верю, что так и будет.

Алексей Торопов, г. Бийск

Ваша оценка: Нет Средняя: 4 (1 vote)