Души прекрасные порывы

крякаш

Зима под напором мартовских, а затем и апрельских лучей солнца уступила свое первенство весне, которая запела звонкими веселыми ручейками, внося таким образом необычный контраст между сугробами и первыми лужами. С каждый днем воздух все активнее будоражил не только флору и фауну, но и уставшие от морозов человеческие сердца.

Первыми вестниками весны традиционно явились вальяжные грачи, которое неторопливо расхаживали по чернеющим огородам и дымчатым проталинам. Следом прилетели наглые и вездесущие вороны. Лишь потом вернулись из теплых краев первые солисты весны — скворцы. Они поселились в построенных для них домиках на деревьях.

А вот для охотников особенно волнительным стал прилет пернатой водоплавающей дичи. Трудно передать восторг, необыкновенный трепет души при виде в голубизне неба стай уток, которые с шумом режут прозрачный воздух упругими крыльями, ведя при этом лишь им понятный негромкий разговор.

Я уже не говорю о том, как радостно вспорхнет и сильней забьется сердце, когда услышишь знакомое «га-га»-тание гусей или величественный неподражаемый посвист во время полета белоснежных лебедей на фоне таких же сверкающих перистых облаков такого же цвета. И, как забытый зов предков в возбужденной дикой природе, вдруг прозвучит томный ликующий журавлиный крик и эхом повиснет над разливами лугов и займищ, где проснувшиеся лупоглазые лягушки, как аквалангисты, плавают и ныряют в прогретой на солнышке водичке.

Оперативный план

Мы, то есть я и мой друг Юрий, с особым нетерпением дожидались открытия весенней охоты. И вот это долгожданное время настало. Не сказать, чтобы мы были однозначными сторонниками отстрела пернатых. Но и сидеть весной дома, когда вся природа благоухает и зовет к себе пообщаться, тоже не могли.

Страсть же к охоте давала дополнительный импульс нашему стремлению вырваться из привычной обители. Мы хотели выбраться на лоно природы и 2-3 дня побыть душой и телом в ее очаровательном плену. Приближались майские праздники, которые совпали с открытием охоты на водоплавающую дичь, а точнее на селезней, разрешенных к добыче уток.

В пятницу перед стартом сезона Юра прибыл ко мне. Он приехал на своем автомобиле «Нива» из города Карасука, который находится на юго-западе Новосибирской области, в мое село Ирбизино. Напарник доставил полный набор «боевого» снаряжения. Я уже поджидал друга на улице.

Оперативный план «НОС» («Наши охотничьи страсти») был разработан заранее, и мы безотлагательно приступили к его выполнению. Путевки на весеннюю охоту у нас имелись. Заднее сиденье в «Ниве» Юра убрал еще дома. Мы без промедления сложили в машину и мои приготовленные вещи, убедившись в том, что взяли все необходимое для столь значительного путешествия. Затем отправились по намеченному маршруту.

Птичье царство

Охотиться решили в бывших угодьях аула Байтасово, а именно на разливах обширного болота над названием Медвежка. Рядом с ним находится череда больших и малых водоемов, таких как Круглое, Дикое, Чаечье, Рям, Моховое и далее — Рожки, Романово, и многих-многих других.

Воздушная магистраль перелетных птиц из Казахстана и Алтайского края частично затрагивает Купинский, Баганский, Карасукский, Краснозерский районы. Кое-кто из пернатых остается гнездиться на этих территориях. Однако основная масса птиц движется дальше — в Здвинский, Чановский и Северный районы, где начинаются огромные площади многочисленных Васюганских болот и озер.

В самой Медвежке и на разливах скапливалось немало разнообразной дичи, как местной, так и пролетной. Здесь можно увидеть таких уток, как широконоска, шилохвость, гоголь, чернеть, чирок, кряква, нырок, лысуха, и других. К ним присоединяются многочисленные кулики, а также крачки, чибисы, чайки, мартыны, поганыши и тому подобные птицы. В тростниковых зарослях-плавниках любят строить гнезда гуси, лебеди, журавли.

Вся эта веселая компания, словно настоящий оркестр, особенно в весеннее время, свистит, кричит, поет, шумит, крякает, булькает, хлюпает, гогочет и курлыкает, создавая восхитительную необыкновенную мелодию, которая так приятно волнует откровенные охотничьи сердца.

Подготовка скрадков

Расстояние в 20 километров до места назначения мы преодолевали более двух часов. Путь нам преграждали то большие луговые разливы, то вспаханные отвальными плугами пашни, то непреодолимо-топкие солончаковые впадины. Приходилось искать объезды препятствий так, чтобы двигаться вперед и не сбиться с хорошо известной нам проселочной дороги.

Ну вот, наконец, за поворотом заблестели долгожданные Медвежьи разливы и знакомый колок, где обычно останавливаемся на привал с последующим ночлегом. На огромных водных пространствах вокруг болота в нескольких местах виднелись камышовые островки. Там мы решили сделать скрадки так, чтобы в них можно было спрятаться на резиновых лодках и не морозить ноги в холодной воде длительное время, а это немаловажно для здоровья.

«Огневые позиции» оборудовали на расстоянии около 70-80 метров друг от друга. Поскольку подсадных уток у нас не было, мы впереди себя выставили парами несколько видов чучел — кряквы, шилохвости, чернети и чирков. Согласно нашему опыту, слишком большое их количество весной скорее отпугивает, чем привлекает диких селезней.

Главное на охоте в таких случаях — умелое использование качественных манков. Не нужно постоянно «орать» на всю округу. А вот когда утки пролетают мимо, просто необходимо привлечь их внимание, «покрякав» несколько раз подряд. Этого иногда достаточно, чтобы какой-нибудь селезень — красавец-ухажер — подсел к вашим чучелам.

В окуляры бинокля

Свои лодки мы оставили на берегу, чтобы утром по-темному не терять время. Кроме того, это был как бы сигнал другим охотникам, что здесь «уже занято», лосле чего поехали с другом на наше постоянное место, откуда хорошо просматривались заливы, где мы надеялись подкараулить пернатых.

Погода решила побаловать нас. Светило яркое солнышко, в воздухе царила необыкновенная тишина, чувствовался нежнейший аромат пробудившейся природы. Было тепло и уютно в этом необъятном голубом пространстве, в котором неугомонные души наполнялись спокойствием и искренней любовью и гордостью за нашу близкую и родную ненаглядную сторонку.

Возле березового колка на зеленой травке мы поставили двухместную палатку, приготовили теплую постель, спальные мешки, нарубили кучу сухих веток для костра, установили походный столик и стулья. С комфортом устроились и начали наблюдать в бинокль за движением дичи.

Крякаши в основном кружились над болотом, а вот одиночные селезни и стайки чернети смело падали на водную гладь рядом с чучелами и в других местах. Шилохвость тоже садилась на поверхность, но более осторожно. Широконоски (соксуны) и чирки появлялись неожиданно и резко пикировали на разливы.

Лысухи в большом количестве активно плавали и острыми клювами кого-то или что-то вылавливали в воде, издавая громкие резкие «позывные», хотя именно эти пернатые в виде потенциальных трофеев нас вовсе не интересовали.

Неспешная трапеза на природе

После всего увиденного определенный заряд оптимизма на завтрашний день мы все же получили. А тем временем остывающее солнце, словно огромный бильярдный шар, неудержимо катилось к горизонту.

Пришло время ужина. Мы развели костер, от которого повеяло домашним теплом. Огонь лизал толстые ветки, создавая приятную «магическую» обстановку. Искры, вылетающие из костра, завораживали наш взгляд, как эффекты фокусника. Мы ощущали себя аборигенами в этом чудесном мироздании.

Когда костер немного прогорел, настало время готовить еду. Мы повесили на самодельном железном держателе-перекладине чайник с водой и зарыли несколько картофелин среди накопивших жар углей. Через полчаса можно было приступать к ужину.

Мы принципиально не берем из дома мясо, поскольку считаем, что его нужно добывать на охоте. Да и есть поверье, что удача может отвернуться. В любом случае на первое время нам хватало иной еды.

Стол был накрыт, и мы на свежем воздухе с аппетитом поужинали и, пожелав друг другу «Ни пуха, ни пера!», выпили по кружке ароматного чая. После этого вдоволь наговорились про охоту и остальные насущные вопросы.

Ночь перед открытием сезона

Когда солнечный диск скатился за горизонт, сразу заметно потемнело, повеяло ощутимой прохладой. И вот уже проказница-ночь накрыла землю таинственным мраком. Мы с другом еще долго сидели возле пылающего костра. Наслаждались необычной тишиной, любовались мерцанием звезд на небе, с удовольствием вдыхали незабываемый аромат весенней ночи.

Вели спокойный разговор, загадывали удачу на охотничью зорьку и душой и сердцем понимали, что мы не одиноки, что тысячи наших единомышленников точно так же в эту ночь сидят у костра, ощущая себя единым целым с живой природой. И что они, сами того не замечая, готовы на любые испытания ради этих счастливых моментов, которые наполняют жизнь неподдельной радостью.

Чтобы не проспать утреннюю зорьку, мы притушили костер и, как медведи в берлогу, залезли в палатку, забрались в спальные мешки и предались сонному забвению. Проснулись одновременно, словно по команде «Подъем!». Взглянув на часы на экране мобильного телефона, поняли, что торжественное утро открытия весенней охоты началось.

Когда мы с Юрой выбрались из палатки, восход на востоке озарил горизонт, но было еще темно. Перекусили при свете фонариков, попили из термоса горячий чай. Облачились в охотничьи костюмы, на ноги натянули шерстяные носки и сапоги. Взяли патронташи, манки, боеприпасы и приготовленные с вечера ружья и пешком отправились к лодкам.

Первые пернатые трофеи

Через полчаса мы сидели в скрадках. Светало, уже были хорошо видны чучела и словно стеклом покрытые близлежащие разливы. Но пока мы плыли к своим «огневым позициям», вся сидящая рядом дичь разлетелась, а лысухи разбежались в разные стороны. Началось томительно-волнительное ожидание Фортуны. То там, то здесь пролетали стайки уток, и одиночные селезни, и самочки. Мы дружно «крякали», заманивая «женихов».

И вот, наконец, послышался «простуженный» хриплый голос пернатого самца. Раздался легкий всплеск воды, и возле чучел недалеко от моего скрадка «нарисовался» наивный красавец-селезень. Я чисто сразил этого крякаша прямым попаданием.

Возле Юры сели сразу два самца чернети. Одного он уложил первым выстрелом, однако вторым не попал. Уцелевший селезень продемонстрировал, что не зря чернеть называют еще красноголовым нырком. Пернатый сразу ушел под воду и, не всплывая на поверхность, проплыл метров 20. Вынырнул он уже рядом с моими чучелами, где я его и «достал» вторым выстрелом.

Так мы и весной, и осенью добывали дичь «в один котел», но единодушно порадовались первым трофеям друг друг. Меж тем раздалась пальба и невдалеке от нас.

Страна Охота

А заря уже разгоралась вовсю. Огромное красное солнце выкатилось из-за горизонта и стало уверенно карабкаться на голубой небосвод. Где-то рядом «трубили» журавли, а над Медвежской парами летали влюбленные гуси, «разговаривая» между собой. Разрезая воздух огромными крыльями, два десятка великолепных лебедей низко промчались над нами, словно пилотажная группа на праздничном параде, живой стрелой пронзая наши восхищенные сердца.

К полудню мы добыли еще четырех селезней. Уставшие, но довольные, покинули свои скрадки и отправились подкрепиться. Обед на охоте обычно готовим из дичи в виде супа или борща, вкусу которого позавидует любая знаменитая кухарка. На суше мы сразу же в путевках отметили количество добытых селезней и двинулись к месту стоянки.

Теплый воздух нежно обнимал землю. Все вокруг трепетало и радовалось весне. Впереди нас ждали вечерняя заря и еще два дня сладостных треволнений… Я позволю себе оставить своих «героев» в этой прекрасной стране, которую называют великим емким словом Охота!

У меня не было цели рассказать, как именно мы добываем дичь. Хотелось просто объяснять, почему мы любим весеннюю охоту. Надеюсь, что хотя бы частично мне удалось это сделать. Может быть, кто-то, прочитав мой рассказ, вспомнит свои подобные походы на охоту, и на душе у него станет чуточку теплее и радостнее!

Удачи везде и во всем! Будьте здоровы и всех вам земных благ!

Геннадий Баган, Новосибирская область

Голосов еще нет