Встречи с косолапыми

косолапый зверь

Я очень люблю как охоту, так и рыбалку. Интерес к этим занятиям мне с детства привил отец. Жили мы тогда на Крайнем Севере — в Туруханском районе Красноярского края. Дело было давно — в 50-е годы ХХ века. Лет с шести или с семи я уже ходил в лес с тозовкой (так тогда называли малокалиберную винтовку), иногда удавалось добыть косача или рябчика.

До сих пор помню, как в юном возрасте долго подкрадывался к сидящей на лиственнице птице, старательно прицеливался в нее. После выстрела вниз полетело… перо, а мой «трофей» скрылся вдали. Видимо, я обнизил (попал ниже цели). Огорчению моему, конечно, не было предела. Кстати, мне тогда выдавали всего пять патрончиков…

Безумству храбрых…

В период приблизительно с 1950-го по 1954 год жили мы на звероферме, которая находилась в трех километрах от деревни Ангутиха, расположенной на берегу Енисея. В тех краях и произошли две любопытные истории, пусть и не имеющие непосредственного отношения к охоте. Тем не менее хотелось бы о рассказать об этих событиях.

На нашей звероферме разводили лисиц с красивым черно-серебристым мехом и немного песцов. В хозяйстве держали также небольшое стадо дойных коров — где-то около десяти голов. Ими занималась моя мачеха (мама умерла, когда мне было четыре года). Загон для буренок и крытая рубленая конюшня находились метрах в 200 от жилых домов. Всего строений на ферме вместе с конторой насчитывалось менее полутора десятков.

В одно утро, придя на дойку, мачеха увидела в загоне медведя. «Топтыгин» уже покалечил двух коров, а третью ухватил лапой за спину. Буренка была большая, поэтому он не сумел ее сразу уронить. Хищник, видимо, не мог и вытащить застрявшие когти. Корова, напрягая все силы, пыталась освободиться и волочила зверя за собой, а он, стоя только на задних лапах, катался по загону, как на лыжах…

Невероятнее всего в этой истории выглядит поведение моей мачехи. Женщина перелезла через изгородь и стала пустым ведром бить медведя по голове. Ошеломленный такой атакой, косолапый зверь вырвался, бросил корову и убежал.

Тогда я, конечно, не придал значения этому ее поступку. Помню только, что она сожалела лишь о поврежденном ведре. С года я понял, что наверняка не каждый решился бы броситься без оружия на медведя…

Трое в лодке

Второй любопытный случай произошел на реке Енисей. В те времена почту летом возили раз в месяц на моторке. Этот груз обычно сопровождали охранник с табельным оружием и техник, следивший за исправностью двигателя в лодке.

Как-то раз вместе с ними из Туруханска отправился и директор зверофермы. Фамилию его точно не помню, вроде это был Юсупов. В устье Нижней Тунгуски при впадении реки в Енисей образовалась так называемая Туруханская коса. Вот на эту отмель и вышел медведь.

По-видимому, «рулевой» не заметил хищника, поскольку лодка его зацепила. От испуга или случайно зверь схватился лапой за винт. Мотор был маломощный и не справился с одной «медвежьей силой» — заглох. Происходило все это летом в одну из белых ночей. Видимость в целом была хорошая.

В лодке, кроме почты, везли еще охотничье оружие, в том числе и ящик «тозовок» с толстым стволом. Не помню точно марку этих винтовок, но они и сейчас еще кое-где в ходу. У нас их называли «ломовухами».

Взломав ящик, второпях зарядили оружие и открыли огонь. Но уже на втором выстреле пуля застряла в стволе. Потом не получилось сдвинуть затвор. Тогда тот, у кого в руках была «тозовка», стал бить медведя дулом по голове. От ударов ствол согнулся коромыслом.

В это время, видимо, сильно перепугавшись, Юсупов прыгнул за борт в воду. Как рассказывали сами участники тех событий, глубина там была по грудь взрослому человеку. К нему сразу же бросился медведь, которому пришлось огибать лодку.

Но тут опомнился охранник и открыл огонь из табельного оружия. Он сделал несколько точных выстрелов в голову косолапому зверю, утихомирив хищника. История в целом закончилась благополучно.

Борис Гавриленко, Забайкальский край

Голосов еще нет