Оригинальный способ лова

большая плотва

Уже давно подмечено, что хозяева домашних животных похожи на своих подопечных. Как такое возможно? Ведь специальным подбором кандидатур никто не занимается! Так ведь дела обстоят не только с кошками и собаками. Бывает, что и сама фамилия говорит о сходстве с ее обладателем! Живет в нашем доме заядлый рыболов Славка Тараканов. Ничего особенного в этом нет, кроме неоспоримого факта: его маленькое лицо наделено длинными черными усищами! Может, фамилия в этом виновата или самому подобным образом выглядеть хочется? Но когда посмотришь, что он в таком облике вытворяет на рыбалке, и вправду начинаешь верить в переселение душ!

Эффективная приманка

После встречи со Славкой на льду и началась вся эта история. Я тестировал новые покупные мормышки в ближайшем Клязьминском заливе, пока не наткнулся на Тараканова. Рыба тогда по какой-то ей одной ведомой причине не клевала. После безуспешных попыток соблазнить игрой хотя бы одну плотвичку или окунька я, так же как и все удильщики, теперь сидел на ящике, положив снасть на лед, и озирался по сторонам.

Увидев знакомое лицо, подошел поздороваться. Около лунок, где успел «поколдовать» сосед по дому, лежала плотва. У меня в связи с этим возник резонный вопрос:

— Слава, раскрой секрет успеха? Никто еще поклевки не видел!

— Это потому, что вы ловить не умеете! — заметил он. — Рыбу искать надо, а не сидеть на одном месте!

— Понятно! Я этим только и занимался, а результата никакого! Может, у тебя мормышка специальная — волшебная?

— Обыкновенная — самодельная. Да и мотылем я давно не пользуюсь, а ловлю на резиновую губку! Помнишь, такие раньше продавались с дырочками, красные или под цвет зеленки — детей мыть? Храню еще с советских времен!

С этими словами он вытащил из лунки уловистую приманку и положил на ладонь. Я увидел грубо обработанную конусную мормышку, а на крючке бесформенный кусочек пористой резины в два раза большего размера. Решив до конца выдать свои секреты, Славка продолжал рассказывать:

— Мормышка — самая простая в изготовлении и очень удобная в применении. Берешь подходящего диаметра медный или латунный пруток. Напильником стачиваешь под карандаш и зажимаешь в тисках. Треугольным надфилем делаешь желобок и припаиваешь крючок. Только сначала надо колечко немного загнуть. Заготовку отрезаешь ножовкой по металлу и убираешь заусенцы. Уловистая приманка готова, причем быстро и бесплатно!

Узнав все, что мне было нужно, я благодарно кивнул. Собеседник тут же скинул свое изделие обратно в лунку.

600 колебаний в минуту

Было еще несколько особенностей в ловле рыбы моим знакомым, от которых зависела львиная доля успеха. Поставленный на лед зимний ящик всегда находился где-то в поле зрения, но только не под своим хозяином. Славка, занятый постоянными поисками, никогда на нем не сидел. Сама рыбалка в его исполнении, на мой взгляд, выглядела изнурительным процессом. Я бы так не смог!

Первое, что меня не устраивало, — это его обрезанная удочка-телефончик. Из барабана, который играл роль катушки и одновременно рукоятки, выступал 5-сантиметровый шестик, обработанный под конус. Он предназначался не для того, чтобы смягчать подсечку или амортизировать первое движение рыбы. Его функцией стало удерживание сигнализатора поклевки с леской, не более того. Закрепленный лавсановый кивок превосходил длиной орудие лова.

Второе и самое главное было то, в каких условиях осуществлялась игра мормышкой. Славка стоял коленями на льду, нагнув голову почти к лунке. Опустив удочку вертикально, он придавал приманке такую частоту колебаний, которую повторить было просто невозможно. Это примерно 600 движений в минуту, или 10 в секунду! Кивок все время находился на уровне глаз, а рыболов, казалось, как бы подглядывал сбоку за его работой.

Для комфортного пребывания в такой позе на ногах были пристегнуты мягкие теплые наколенники. Мало того, проводка мормышки в одной лунке осуществлялась 2-3 раза. И если рыба себя не проявляла, то менялось место.

Ни один из пунктов таракановской ловли не подходил к образу приятного времяпровождения на льду в моем понимании. И уверен, что не только я так думал. Славка всегда рыбачил в одиночестве благодаря своей неугомонной деятельности. Друзья устали догонять его по дороге на водоем и обратно.

— А как с Тараканом ходить, когда он постоянно бегает? — говорили они. — Даже на льду рядом не посидеть, ему все время некогда! Только что тут крутился, смотришь, уже нет никого поблизости. А он на другом берегу сверлит. Вот кому надо в соревнованиях участвовать, призовые места занимать! Он, наверное, и в унитазе сможет поймать, если захочет!

Славка меж тем потаскивал плотву, а я наблюдал за ним, перекусывая между делом. «Раз уж так просто изготовить мормышки, то небольшой запасик мне не помешает! — пришла в голову мысль. — Надо будет этим заняться…».

С веселыми попутчиками

Через две недели появилась возможность побывать на Волге. В мою сокровенную коробочку добавились новые мормышки, которые я наделал сразу более 30 штук за вечер! Их изготовление оказалось действительно очень простым.

На этот раз пришлось отправиться в далекий край без компаньона. Я понимал, как тоскливо будет находиться там в отсутствии друга, но откладывать поездку не стал. Началась очередная оттепель, и рыбалка стояла под вопросом.

«Лайнер», заполненный удильщиками, держал путь на Глазовую гору в Соболево. Как и всегда происходило в подобной ситуации, пассажиры автобуса не спали, хотя за окном стояла непроглядная ночь. Сменщик водителя Сергей оказался таким балагуром, что о спокойной поездке можно было забыть. Я сидел около кабинки водителя и буквально впитывал в себя рыбацкие истории. В одной из них упоминалась мормышка с глазами.

— Ловили мы всей толпой в те выходные, — продолжал говорить сменщик, — тут же на Глазовой горе…

— А далеко ходили? — перебил его кто-то из рыбаков.

— Здесь, в какой бы деревне ты ни остановился, все равно ловишь на одном и том же месте. Ну так вот… был с нами мужик, который оказался единственным, кто поймал 8 кг плотвы. Остальные — от кило до полутора. Напрашивался вывод: успех объяснялся уловистой приманкой, которой обладал счастливчик. Но когда мы увидели мормышку, то смеялись всю обратную дорогу! Как вспомнишь эти два желтых глаза на ней!..

Сергей прервался, чтобы еще раз погоготать. В автобусе оказались несколько свидетелей уморительного факта с прошлой рыбалки, и они с удовольствием присоединились к веселью, сдабривая хохот остроумными перлами.

Раздача «слонов»

Я подумал, что настала пора и мне рассказать про удивительные удочки с мормышками Тараканова и его способе ловли. Сменщик сквозь смех поинтересовался моим именем. Я назвался.

— Тезка, значит? — сказал он удовлетворенно. — А не покажешь, что за приманки такие?

Я достал коробочку и открыл. Послышался присвист над ухом кого-то из рыбаков, наклонившихся полюбопытствовать изделиями.

— Вот это арсенал! А тяжелые мормышки есть?

— Все крупные были розданы местным рыбакам еще в декабре, — сказал я.— Так что вот этих парочка только и осталась, остальные подарил.

— Слушай, Серега! — произнес сменщик, трогая пальцем новоиспеченные приманки с насаженными на них разноцветными губками. — Раз уж ты такой добрый, может, с барского плеча дашь одну штучку попробовать?

— И мне! — послышалось откуда-то.

Я оглядел компанию, которая к этому времени уже находилась в первой половине салона мчавшегося автобуса, и поинтересовался:

— А сколько вас?

— Вместе со мной 34! — раздался голос из-за руля.

Я опустил взгляд на свои произведения, аккуратно выстроившиеся в один ряд на тонком белом поролоне, и нашел счастливое совпадение. Их было столько же! Плюсом еще одна, висевшая на удочке и готовая к бою. Подумав о том, что за какие-то несколько часов вечером можно восстановить утрату, крикнул:

— Налетайте!..

На непрочном льду

По приезду в Соболево мы не расходились для того, чтобы всем коллективом идти на место ловли. Так как повсюду лед подтаивал, то присутствовал риск провалиться. И в нашей команде нашелся человек-первопроходец. В его задачу входила проверка надежности твердости «панциря» на водоеме.

После того как «избранный» облачился в непромокаемый комбинезон и его плечи обвязали веревкой, мы друг за другом двинулись в путь. Преодолеть надо было четыре километра. По окончании этого расстояния находился участок, где артельщики всегда устанавливали сети. Там тянулась длинная мелководная гряда, куда плотва выходила на кормежку.

Мы пересекли две речки, затопленные водохранилищем, и дошли до артельной вешки. Ловить предполагалось с нашей стороны. Я увидел много рыбаков, но «базара» не было, и все сидели разрозненно. Это являлось признаком бесклевья.

Во время нашего путешествия первопроходца дважды вытаскивали из полыньи. Всю дорогу меня одолевали мысли: «Вот попал, так попал! — думал я. — Как выбираться отсюда, если за день еще больше подтает? Ведь не будешь же ходить за своими рыбаками по пятам все время, чтобы не потерять из вида? Я и лиц-то их не запомнил! К тому же комбинезон сняли и упаковали до визита на берег».

Автобус отправлялся в 16.00. На рыбалку, включая обратную дорогу к нашему транспорту, отводилось не более восьми часов. Попутчики сразу же пропали из поля зрения. «Ну что ж, придется быть предельно осторожным!» — решил я.

Погода стояла теплая. Свободных лунок вокруг наблюдалось великое множество… садись, куда хочешь! Вдаль уходило изрешеченное ледобурами поле для деятельности. Я даже свой «коловорот» не расчехлял в течение всей рыбалки.

Неприятный сюрприз

Определив точку ловли, открыл ящик в надежде проверить по очереди все привязанные к лескам мормышки и занялся процессом. Благодаря колебаниям снасти насаженные на крючок мотыли соблазнительно шевелились в толще воды. То скакали вверх, то плавно опускались. Глубина на месте ловли оказалась всего полтора метра.

Похожим способом были испытаны все шесть удочек в разных направлениях, не принеся мне ни одной поклевки. У соседей тоже не клевало. То ли день такой выдался, то ли рыба «ушла на дальний кордон». Я не унывал, думая, что еще не вечер и заветная коробочка с мормышками еще скажет свое веское слово. Уверовав в это, я похлопал себя по нагрудному карману. Он был пуст!..

Шок от утраты целого «состояния», нажитого за долгие годы увлечения рыбалкой, вверг меня в панику. «Где я мог успеть потерять такую ценность?» — пронеслась в голове тревожная мысль. Покопавшись в вещах, еще раз убедился в том, что досадный инцидент оказался правдой! Настроение испортилось.

Я достал котлету, сел на ящик и начал медленно жевать, восстанавливая в памяти картину произошедшего: «После демонстрации новинок в автобусе коробка была убрана за пазуху. Это я точно помнил. Куда она делась? Хорошо, что успел новые безмотылки подарить!».

Выход из положения

Пока размышлял, на глаза попался рыбак, вытянувший достойного окуня. «Пойду прогуляюсь, — решил я. — Заодно спрошу, на что ловит».

Его приманка не походила на мормышку. Из свинцовой дробины с медной коронкой торчал длинный крючок. К цевью припаяна латунная чешуйка в виде сердечка, а под ней висел красный пушистый комочек. Ничего в голову не приходило, с чем можно было бы сравнить неизвестное мне творение.

Однако окуни, хоть и нечасто, продолжали попадаться, соблазняясь на активную проводку. Я смотрел, как человек результативно управлялся с подобным изделием, в то время как повсюду наблюдалось массовое затишье. В голове всплыл рассказ сменщика о мормышке с глазами.

И я подумал: «Это хоть и не то же самое, но среди тысяч искусственных объектов, скачущих в толще воды, отличительная черта налицо! Надо будет сделать такую приманку!».

На новом месте, перебрав свои удочки, я насадил мотыля на крючок одной из них и опустил в лунку. Подо мной оказалась отмель. При толщине льда в 70 сантиметров расстояние до дна составляло около 90! Я развеселился, воскликнув:

— Надо же! При ширине волжского водохранилища в 12 км пройти четыре из них и оказаться на таком «пупке»! Специально будешь искать — не наткнешься!

Метод Тараканова

Используя данную глубину, я применил агрессивную анимацию мормышкой на одном месте. Произошел тупой удар в руку. Кто-то пошевелил мощным телом внизу, после чего леска не выдержав нагрузки, лопнула.

Задействовав оставшийся арсенал удочек, я методично облавливал каждую близлежащую лунку. Играл приманкой с подсадкой мотыля на одном месте — шевелил ею, постукивая о грунт. Плавно поднимал и опускал, не забывая менять частоты колебаний. Плотва никак не реагировала.

Разочаровавшись в себе, поставил удочку на лед в надежде, что спокойно лежащий на дне пищевой объект заинтересует пассивную рыбу. На ум тут же стали приходить грустные мысли: «Не бывало в моей практике такого, чтобы с Волги кто-то приезжал пустым!».

В памяти всплыл момент, когда я встретил неугомонного Славку Тараканова. Вот кто бы здесь «порезвился» в удовольствие, так ведь специально не ездит! «Я свою рыбу и на Клязьме поймаю!» — говорил он друзьям, когда те предлагали составить им компанию на Волге. Резон в этом, конечно, был. Но как же романтика, новые места, волнующие трофеи?

Смысл его рыбалки заключался в поисковой ловле. После двух-трех проводок он менял место и сверлил новые лунки. Итоговый результат оказывался неплохим. Но у меня не было столько здоровья, чтобы постоянно дырявить толстый, хотя и подтаивающий, лед.

Я осмотрелся вокруг себя и отметил, что тут, как по заказу, уже все было подготовлено. Мучиться придется только от неестественной для меня позы, которую обычно принимает Славка, когда ловит. Времени на эксперимент с проверкой метода Тараканова осталось всего полтора часа. Я вытащил из ящика удочку с новой мормышкой и принялся за дело.

Насаженная на крючок пористая зеленая губка медленно тонула, увлекаемая латунным телом. «Значит, во время активной проводки подсадка останется на месте, — размышлял я. — А в это время металлический конус будет неистово скакать!».

Опустившись коленом на край сапога, чтобы не намочить штанину, повернул удочку вертикально кивком вниз. Осталось только представить себя Таракановым… и полдела сделано! Главное во всей этой затее — вибрация кистью с высокой скоростью.

Бешеная активность

«Поехали!» — сказал я себе, производя первое движение снастью. Чтобы успеть за короткое время освоить побольше акватории, пришлось применить чуть ли не бешеную тряску рукой с добавлением скорости в подъем приманки. И тут началось!

В каждой лунке на первой же проводке происходил резкий удар. Кивок без предупреждения «рубил» вниз. Я злился на себя, досадовал, что раньше не надумал опробовать такой способ ловли.

Чем меньше у меня оставалось времени, тем яростнее прыгала конусная мормышка и охотнее на это отзывалась плотва. Рыба скапливалась возле лунок, где побывала приманка. Собирать улов было некогда. Вдруг над головой послышался голос:

— Серега, секретом не поделишься? Ты на что ловишь?

Рядом стоял один из попутчиков. Вспомнив, что буквально две недели назад мне пришлось задавать тот же самый вопрос Славке, ответил:

— Я делаю агрессивные колебания новой мормышкой!

С этими словами очередная большая плотва появилась из лунки. Губка на крючке опускалась за новым трофеем, в то время как рыбак, решив немного задержаться, устраивался рядом.

— Посижу еще минут 10, — сказал он и открыл ящик.

За этот короткий промежуток мне попалось еще 8 штук. Моя опущенная голова подглядывала с левой стороны за кивком, который плясал на уровне глаз. Попутчик усмехался, впервые наблюдая подобный способ ловли. Ровно за час до отправки автобуса (именно столько времени требовалось на покрытие расстояния укомплектованному рыбаку) мой единственный «зритель» с грустью в голосе сообщил:

— Серега, пора закругляться!

Оказавшись во власти эйфории, притупляющей чувства меры и времени, не сразу реагируешь на подобное замечание. К тому же на крючке повисла очередная большая плотва. С учетом этого обстоятельства мой мозг, вместо того чтобы дать телу команду смотать удочку и составить компанию товарищу, заставил язык озвучить другую информацию:

— Идите! Еще минут пять… и догоню вас!

Триумфальное возвращение

Спустя четверть часа я на онемевших ногах шел перебежками, рискуя опоздать. Не стоило забывать и о более серьезной опасности — возможности провалиться в образовавшиеся полыньи. На горбу висел ящик, наполненный уловом. Мне пришлось пожалеть о том, что не захватил из дома санки, когда собирался в дорогу.

Посмотрев очередной раз в сторону деревни, я увидел впереди освободившийся ото льда участок и резко остановился. Вода, взволнованная легким ветерком, искрилась на солнце. «Вот балбес! — подумал я про себя. — А если бы так и шел вперед с опущенными глазами? Плюхнулся бы в прорубь через минуту!».

Заметив с левой стороны спешившую группу рыбаков, направлявшихся к берегу, я припустился их догонять. Открылось второе дыхание! Только спустя 20 минут можно было перевести дух, когда под ногами появилась твердая земля.

В «лайнере» весь багаж уже укомплектовали и пассажиры, а также оба водителя с нетерпением ждали только меня. Когда недовольные увидели плотву и выяснили, что она была добыта за такое короткое время, то сменили гнев на милость и поздравили с успехом.

Рыбак-попутчик заверил команду, что лично наблюдал процесс активной ловли и его восхитила моя профессиональная работа. Он пожал мне руку и добавил:

— Это вам, товарищи, не мормышка с глазами! Тут совсем другой подход нужен!

Работающий двигатель набрал обороты, и автобус вырулил в направлении асфальтовой дороги. Я сидел на своем месте в мягком кресле у кабинки, вытянув усталые ноги. Водитель выглянул из-за перегородки и проговорил в мою сторону:

— Пробовал ловить на твою мормышку — неплохо получается!

Благородный жест

Я улыбнулся. Сменщик Сергей, удобно устроившись рядом на вращающемся кресле, взял слово:

— Товарищи рыбаки! — начал он. — Минуточку внимания!

Все, кто был в салоне, отложили пересуды и обратились в слух.

— Кто из вас выловил рыбу на подаренные мормышки? — поинтересовался Сергей.

— Все поймали! — прозвучал дружный ответ.

— Как вы считаете, этот человек заслужил уважение?!. Предлагаю скинуться приманками, чтобы хоть немного восстановить утерянную коллекцию мастера!

Услышав дружное согласие рыбаков, я почувствовал ком в горле, следствием которого обычно являются мокрые глаза. Как мог, сдерживался, ведь мужчина не должен прилюдно показывать нотки слабости. Меж тем сменщик водителя участливо продолжал громко говорить, уже обращаясь ко мне, как будто хотел подчеркнуть значимость своих слов:

— Хорошо, что ты успел раздать мормышки, прежде чем потерять!

— Да уж! — невесело согласился я.

— Держи свою пропажу! — выпалил Сергей, протягивая мне заветную коробочку. — Здесь в проходе лежала. Если бы не твои подарки, мы бы и не знали, чья она!

— Спасибо!!! — обрадовался я, не веря собственным глазам. — А зачем надо было сейчас предлагать рыбакам поделиться?

— Понимаешь, тезка, какая штука… — он задумчиво помолчал. — Я хотел лишний раз убедиться в том, что друзья познаются в беде! А мы люди незнакомые. Соображаешь, в чем фишка?

Я кивнул и, повернувшись к пассажирам, от души их поблагодарил за участие. Сжимая в руке приманки, подумал: «А мог и себе их взять, все равно никто бы не догадался! Вот это — Человек!!!».

Сергей Мокеев, г. Владимир

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)