Первое апреля — второй день рождения

Удача на рыбалке

После каждой рыбалки мы обычно еще какое-то время вспоминаем, как у нас клевало, какая была погода, как сделали зацеп или оторвали блесну. Но со временем все это постепенно тускнеет и «стирается», сменяясь новыми впечатлениями. Однако есть такие истории, которые и хотел бы забыть, да не можешь. Об одном подобном случае я и расскажу.

Сборы накануне

Примерно за неделю до назначенного срока поездки на рыбалку все мы проверяли свое снаряжение. Кто-то из нас переделывал снасти, перевязывал крючки. Другие в специализированном магазине покупали новые облегченные удочки. Третьи ремонтировали палатку, подштопывали брезент, изучили состояние каркаса.

Решили заранее купить наживку в виде мормыша и мотыля. Сделать это собирались за день до отправления. Ничего нашим замыслам не помешало. Часть мормыша мы отварили, чтобы было большее разнообразие наживки.

Подходили назначенные день и час отправления, которого все ждали. Прогноз погоды мы заблаговременно посмотрели в Интернете. Метеорологи уверяли, что давление будет стабильное, а температура воздуха не очень низкая — без сильных морозов. В общем, все предвещало удачу на рыбалке.

31 марта

Ехать мы решили вчетвером: я, Илья, Павел и дядя Саша (Александр Иванович). Все — заядлые рыбаки. Так как у нас образовался своеобразный клуб по интересам, то и свой импровизированный флаг даже имелся.

В путь отправились на одном автомобиле. Но вещей набралось прилично, и они все не вошли в багажник и салон. Пришлось прихватить прицеп и часть снаряжения переложить в него из машины. Это оказалось даже к лучшему: и ехать удобнее, и для улова места больше. Собрались мы еще с вечера, и рано утром выехали в сторону Советской Хакасии. Именно туда лежал наш путь.

Прибыв на место, оставили машину на берегу, а сами вышли на лед, где установили палатку и пробурили лунки. И, не торопясь, стали рыбачить. Клев, как мы и ожидали, был хороший. То Илья, Павел, а то и все четверо почти одновременно вытаскивали окунишек или сорожку.

Весенняя рыбалка

Лед уже стал игольчатым под действием теплой погоды и солнечных лучей. В каких-то местах появлялись даже небольшие промоины. Но мы, конечно, решили не искушать судьбу. Расположились примерно за 500 метров от ближайшей промоины.

В этот день хорошо порыбачили и довольные своими результатами собрались в палатке за кружками горячего чая. Стали рассказывать, у кого на что лучше берет и кто какие проводки делает. Оказалось, что у Павла клевало только на «трясучку» и лишь на простой (не вареный) мормыш.

А вот у Александра Ивановича все было по-другому. У него рыба реагировала и на мормыш, и на мотыль. Хорошие результаты давала не «трясучка», а плавная проводка.

У Ильи брало на любую наживку. Эффективными были и «трясучка», и плавная проводка. Может, это зависело от места или от удачи рыбака? Или Илья владел каким-то секретом, которым не спешил поделиться с нами. Ведь не зря же в народе говорят: «Знает петушиное слово!». Возможно, это относилось и к нашему другу.

Тем временем вечер продолжался, байки рассказывались: кто больше поймал или кого видел, да не смог вытащить. И все разговоры проходили за ужином, как говорится, «что Бог послал…». Мы попивали чаек, который был согрет тут же на газовой плитке «ручной» работы.

Начался апрель…

Первый день второго весеннего месяца выдался солнечным и теплым. Без ветра и прочих нехороших погодных условий. Все друг над другом подшучивали, отмечая 1 апреля. Но при этом не упускали любой возможности половить. Шутки шутками, а приехали мы все же на свое любимое занятие — на рыбалку.

Днем солнце начало припекать сильнее, и проталин стало больше. Конечно, это внушало определенные опасения, но нам казалось, что еще далеко до настоящих критических ситуаций — вроде оторвавшихся и дрейфующих льдин или провалившиеся и затонувших автомобилей.

Так что мы сохраняли спокойствие и продолжали рыбачить. Подошедшие к нам такие же заядлые удильщики поинтересовались:

— Как клюет?

— Хорошо… — ответил Илья.

Завязался нехитрый диалог. Мы обменивались с ними информацией, выясняя, кто и откуда приехал и на что предпочитает ловить. Нам нечего было утаивать. Илья все рассказывал да кое-что показывал: какие мормышки привязаны и на какие лучше берет. Ведь рыбак рыбаку — товарищ. Так что по возможности мы всегда стараемся делиться опытом и знаниями.

Дело к вечеру

Солнце катилось по небу к закату. Наручный хронометр показал, что уже 18.00. Лучше всего дела шли у Ильи, который таскал одну рыбку за одной. Александр Иванович заметно отставал от него. А что происходило у Павла — не было видно. Он сидел почти у самой промоины, повернувшись к нам спиной.

Илья первым из нас отложил удочку. Отхлебывая из термосной кружки горячий чай, подошел к Александру Ивановичу и спросил:

— Ну что? Будем собираться, наверное?

— Да пора бы уже! — ответил дядя Саша. — Еще рыбу и вещи укладывать. Да и на дорогу время уйдет.

— Может, на моем месте посидите? — предложил Илья. — У меня клевало, «аж шуба заворачивалась…».

— Сейчас вытяну и перейду на твою лунку, — улыбнулся Александр Иванович.

Он начал потихоньку, не торопясь, вытаскивать леску, чтобы не запутать ее и не сделать подледный зацеп. А Илья пошел к лункам собирать вещи. Александр Иванович смотал удочку, уложив ее в походный ящик. Решил, что на сегодня хватит и пора идти укладывать снаряжение.

Коварный лед

Взял в руки ящик, сделал шаг вроде бы на то место, где только что стоял Илья, и… почувствовал, как под ногой исчезает твердая опора. В ту же секунду Александр Иванович провалился по грудь! Илья повернулся и тут же замер, увидев, что лед там теперь около спичечного коробка — не превышает в толщину 1-2 сантиметров.

Александр Иванович был не из робкого десятка: закалка в виде двух лет срочной службы в Афганистане дала многое. Раскинул руки в стороны и замер. Одежда, намокая, стало тянуть рыбака вниз. И если на солнце было тепло, то вода оказалась обжигающе холодной.

Невероятным напряжением воли, собрав все силы духа, Александр Иванович мелкими плавными движениями выбрался на лед. Стал отползать на животе на безопасное расстояние от полыньи. Поднялся на ноги рядом с Ильей, он его не слышал. Друг что-то говорил, бурно жестикулируя руками, но дядя Саша не обращал внимания. В голове у него вертелась лишь одна мысль: «Надо выйти со льда!».

Решившись, Александр Иванович легонько шагнул и… Его как бы не стало. Илья потом рассказывал, как это выглядело со стороны. Был человек, стоял, ты ему что-то говорил, давал советы. А потом он в одно мгновение ушел под лед с вещами и уже никому не нужным ящиком, в котором лежала снасть, способная распутаться в воде и сковать движения человека. Да и одежда моментально намокала и с каждой секундой становилась все тяжелее. Возрастал риск, что Александр не сможет вынырнуть или не найдет свет подо льдом.

Под водой

Трудно сказать, сколько все это продолжалось. Пять секунд, десять? Или минуту? В любом случае дяде Саше хватило времени, чтобы подумать обо всем, вспомнить самые хорошие и важные моменты жизни. В голове промелькнули картины, связанные со службой в армии. Перед мысленным взором появились родные черты сына и жены.

Вся жизнь прокрутилась за несколько секунд. За эти мгновения Александр успел простить всех знакомым, попрощаться с родными и любимыми, желая им лишь добра и мира. Он надеялся, что его запомнят только с хорошей стороны. Вроде бы прошло пять секунд, а для человека в такой ситуации это оказалась целая вечность… замершая в едином моменте.

Илья, увидев, что дядя Саша исчез, застыл на месте. Ноги от неожиданности налились свинцом. Пашка, обернувшись, успел заметить, как взмахнул руками проваливавшийся под лед Александр Иванович. Выскользнувшая удочка отлетела в сторону. Илью как будто оглушило, он лишь слышал стук свое сердца «бух, бух, бух», пальцы начали дрожать. Время потянулось, и никто не мог понять, сколько его прошло…

Путь к спасению

Но вот из воды показались сперва одна рука, а затем вторая. Потом вынырнул голова Александра Ивановича: «крылатая пехота» так просто не сдается! Оставаясь на плаву, он крикнул, чтобы никто из нас не подходил к нему. А сам начал выбираться из сложившейся ситуации.

Уцепившись руками за хрупкие края, принялся медленно подтягиваться, вылезая из воды. Лег на непрочную поверхность и пополз по ней, удаляясь от полыньи. Старался не обращать внимания на страшный хруст льда. Нельзя было поддаваться панике, вскакивать на ноги и пытаться бежать. Следовало только осторожно ползти, пытаясь как можно точнее распределить свой вес на подтаявшем льду. И Александр преодолел по-пластунски с десяток метров, делая равномерные движения.

Хоть и светило солнце, но мокрая холодная одежда впивалась иглами в тело. Как дядя Саша позднее рассказал, в голове у него тогда билась одна мысль: «Мы — русские, мы не сдаемся!». Добравшись до более крепкого льда, Александр Иванович поднялся и побежал к машине. Остальные участники поездки бросились следом.

Согревающие упражнения

Дядя Саша мчался к цели, словно на тренировке в армии. Руки держал у груди, следил за дыханием. Добежав до автомобиля, быстро стал скидывать промокшую одежду. Все его внимание сосредоточилось на одной мысли: «Надо быстро мышцы разогреть!».

Подоспел Илья и завел мотор, включил печку. А Александр, уже раздевшись, начал делать приседания, быстро двигаясь вверх и вниз. Потом резко переключился на отжиматься. Выполнил около 30 таких упражнений, а затем усложнил их. Добавил хлопок в ладоши во время отжиманий.

Машина тем временем нагрелась, а Илья налил горячего чая. Александр сел в теплый салон, взял кружку и стал пить большими глотками. Мы укутали дядю Сашу сухой одеждой и одеялом. Теперь, когда все оказались в безопасности в автомобиле, можно было и передохнуть. Я, Илья и Павел без спешки собрали вещи.

Истинная удача на рыбалке

Дорога домой у нас обычно проходила в шумном пересказе и «смаковании» закончившейся рыбалки и обсуждении замыслов следующей поездки. В этот раз ситуация была совсем другой. Говорить нам почему-то не хотелось. Гнетущую тишину разрывали лишь звук работающего мотора и гул шин по асфальту.

Каждый из нас думал о своем. Один — о будущей семье, другой — о маленькой дочке, третий — об ожидаемом внуке. Никто не пытался нарушить тягостную тишину, лишь «раздатка» равномерно гудела. Неизвестно, о чем думает человек в те несколько секунд, когда пытается найти выход из-под воды. Может, о жизни или о том, чего еще не успел сделать? Но уж точно не о политике и не о том, какая команда сегодня выиграла в пляжный волейбол!

Во время той поездки все мы поняли, что истинная удача на рыбалке заключается не в поимке самого крупного трофея, а в том, чтобы вернуться назад к родным с добычей или без нее. Лишь дома тебя всегда ждут. И неважно, привезешь ты ящик рыбы или приедешь с пустыми руками…

Виктор Иванов, г. Абакан, Республика Хакасия

Голосов еще нет