Охота на селезней в Якутии

селезень широконоски

Переехал я в село Урицкое Олекминского района в 1985 году. С детства любил весеннюю охоту на водоплавающую дичь. Как раз перелет ее по реке Лене. От села в обе стороны по краю берега находятся озера, большие и маленькие болотинки. Вот на эти водоемы садятся на кормежку перелетные гуси и утки.

С шурином Вовкой мы ездили за пернатыми в его угодья. У каждого охотника там были свои «владения», в которых добывали дичи во время весеннего перелета. Вовка, можно сказать, сам «сделал» это озеро. Как-то во время охоты он наткнулся на заросший кустарником водоем. Тот находился на горе, был почти незаметен.

Шурин спугнул оттуда стаю уток и подумал, что этим озером стоит заняться. Так и сделал: вырубил кустарник, навел порядок. Поставил скрадок с печкой, чтобы отдыхать в тепле холодными весенними ночами. Утка залетала, на вырубленные плесы хорошо садилась…

Поначалу мы сидели с Вовкой в одном скрадке. Если пернатые садились табуном, то нам оставалось только дождаться, когда пара селезней окажется рядом. Результат был, конечно, хорошим.

Мне эти места понравились. Можно было после утреннего полета утки походить по озерам, благо рядом имелось несколько водоемов. Я так и делал. Весенняя охота длится всего 10 дней. Сидеть в одном скрадке двум стрелкам — это, конечно, не дело. Мне хотелось иметь свое озеро.

Изобилие пернатых

Как-то раз после утренней охоты я пошел на поиски уток. Внизу под горой недалеко от берега реки наткнулся на небольшое водоем: канавка соединяла две лывки. Одна из них была полностью белой от нырковых уток. У нас в Якутии их называют «берегинями». Весной у этой птицы светлое оперение с боков.

Подкрасться с горы на дистанцию выстрела мне было трудно: кустарники мешали, все трещало. Попадались на пути кочки с водой, которая плюхала под ногами. Но я все-таки метров на 35 подошел. Утки, конечно, взлетели. Я пальнул и сбил пару селезней.

Потом осмотрел озеро и остался доволен. Водоем оказался нормальным, хорошо простреливался в обе стороны. Не было каких-либо признаков того, что здесь кто-то охотился. Поэтому я решил сделать там свой скрадок.

На следующий день приехал, привез топор, подготовил материалы для обустройства своей позиции. До закрытия сезона оставалось три дня. Река шла уже полным ходом. Лед с треском наталкивало на берега.

Я знал, что в это время пару дней должен быть хороший лет утки. Поверхность Лены полностью покрывалась плывущими льдинами без малейших прогалов чистой воды. Пернатые вынуждены были идти на озера, днем и ночью садились и кормились.

Дорога в темноте

С вечера я собрался, все приготовил. Взял у Вовки мотоцикл «Минск» (своего тогда еще не было). Решил поспать дома, а под утро, пока темно, выехать часа в три, чтобы к четырем добраться до скрадка.

От озера меня отделяло всего пять километров. В темноте можно было ехать с включенной фарой. Дорога шла вдоль линии связи и казалась вполне безопасной…

Утром разбудил меня будильник. Я вскочил, быстро оделся, выбежал на улицу… Снег валил хлопьями, на земле лежал уже 10-сантиметровый слой. Но меня это не испугало. Доехал нормально, без происшествий. Все вокруг было белым-бело. Мокрый снег покрывал кусты и деревья.

Мотоцикл оставил наверху на горе. До скрадка нужно было идти метров 300, а часы показывали уже половину четвертого. «Скоро рассвет, нужно спешить!» — подумал я. Замотал стволы тряпкой, чтобы снег не попал, и по тропе направился к озеру.

На подходе заметил шевеление. Утки сидели по краям и на середине озера. Вода была темная, слышались кряканье и всплески. Я подобрался к берегу. Напротив скрадка сидел и призывал самку селезень. Справа с краю виднелся табунчик чирков.

Я навел ружье Иж-27, мушки не различил, поскольку было еще темно. Селезень взлетел, мне оставалось только примерно прицелиться по направлению стволов. Нажал на спуск… промазал. Расставил чучела, оббежал вокруг озера и сел в скрадок. Он у меня получился хороший и удобный.

Удачный лет

Покрякал, подзывая пернатых. И тут началось! Два селезня приземлились метрах в 25 от меня слева от чучел. Сидели, не двигаясь, не пытались приблизиться друг к другу. Ну я ждать не стал, прицелился в одного, выстрелил. Есть начало!

Потом прилетели три селезня широконоски. Двоих мне удалось «спарить». Они лежали без движения. И так продолжалось целый час, потом все резко прекратилось. Посидел я еще некоторое время, подождал. Но лет утки уже закончился.

Вышел из скрадка, посчитал свои трофеи. Оказалось, что набил с десяток птиц, включая селезней широконоски. Правда, их еще нужно было доставать из воды. У меня с собой имелась леска, которой я привязывал палку за середину. Кидал ее, цеплял птиц и подтягивал их к берегу.

Смотрю: идет охотник, который, видимо, стрелял пернатых на соседнем озере. Я слышал пальбу, доносившуюся оттуда. Когда парень подошел поближе, оказалось, что он местный. Мы разговорились, и я спросил у него?

— Сколько добыл?

— Девять, в основном чирки. А ты в кого здесь палил?

Я в ответ показал ему своих разных селезней.

Мне понравилось, как проходил лет утки. Выбранное мною место оказалось удачливым, хорошим для весенней охоты. Можно было ехать сюда и на следующий год…

В итоге на этом озере я провел 20 весенних сезонов! На охоте много всего приключилось. Как-то даже довелось купаться в ледяной воде во время погони за уткой. Но об этом расскажу как-нибудь в другой раз…

Сергей Корзинников, Иркутская область

Ваша оценка: Нет Средняя: 2.3 (3 votes)