Окаянные озера

Хороший чир

Вертолет Ми-4, грохоча всем своим железным нутром, плюхнулся на площадку возле рыбточки. Не останавливая винтов, бортмеханик открыл дверцу. Василий (так звали пожилого рыбака) выпрыгнул первым. На землю полетели снасти и вещи. Следом спрыгнул второй рыбак — Саня: на вид ему было около 20 лет…

Двигатели «вертушки» натуженно взвыли, и машина с подъемом высоты ушла на север. Эта посадка не была запланирована, но рыбаки договорились со знакомым летчиком. Он забросил их на Окаянные озера. Так называлась рыбточка, стоящая на перешейке двух водоемов — Ока и Яна.

Забрать людей должны были через неделю. За эту услугу Василий и Саня пообещали подарить авиаторам бочку соленых чиров, которые в изобилии водились в этих озерах. Вес рыбин порой достигал пяти килограммов. Еды с собой Василий и Саня взяли по минимуму. Прихватили только хлеб, сахар, чай и другие необходимые припасы, а в основном рассчитывали на пойманную рыбу.

Янтарные чиры

Так оно и вышло. В первый же день приготовили и забросили разрешенные снасти. Почти сразу попались три хороших чира и две пелядки. Радости от первого улова рыбаки не выказывали, чтобы не спугнуть фарт. Здесь же на берегу разделали добычу, слегка присолили и пошли в избу.

Затопили печку, немного обсушились. Как и положено, устроили трапезу, чтобы отпраздновать прибытие и начало лова. Попробовали малосол и завалились на нары спать.

А чиры были хороши! Когда начали подвяливаться, с хвоста закапал жир. Тушки рыбы просвечивали и приобретали янтарную нежность, которую сохраняла слегка присушенная корочка.

Второй заход

Утром освежились чаем и с нетерпением отправились на берег водоема. Погрузились в лодку, отчалили и начали лов. Василий сидел на корме, проворно отцеплял пойманную рыбу, бросая ее на дно лодки.

Они с Саней работали на первом руднике Талнаха. Заранее накопили отгулы, договорились с начальством, пообещав угостить его уловом, и по протекции знакомого летуна рванули на озера.

Василий занимался рыбным делом основательно. На речке Валек имел свой балок со всеми принадлежностями и лодку «Казанку» с подвесным мотором. Хорошо знал окрестную тундру и озера. А вот в такую даль довелось попасть впервые. От Окаянных озер до города по прямой было около 400 километров.

Море рыбы

Место ему понравилось, хотя и мало отличалось от виденных им во время походов в тундру. Но здесь было «море рыбы», как он любил выражаться, и никто не мешал их промыслу.

И действительно, чем дальше на север, тем гуще сеть озер, проток, рек и ручьев. Из иллюминатора вертолета порой казалось, что воды здесь больше, чем суши. А сколько тут водилось рыбы! Да не каких-нибудь пескарей или карасей, а нельмы, сига, чира, пеляди, хариуса, ленка, тайменя. Попадалась и красная рыба.

Наверное, этого богатства хватило бы, чтобы накормить половину страны: ведь Таймыр по площади можно сопоставить с Францией. «А если взять да обменять нашу рыбу на их хваленое вино. Сколько же бочек получится?» — мечтательно размышлял Василий.

Сюрприз авиаторов!

Небольшая деревянная лодка быстро заполнялась выловленной рыбой. Попадались хороший чир, сиг и пелядь. Было несколько хариусов на полтора килограмма. Совершенно черные, с большими спинными плавниками-парусами, рыбины особо выделялись среди своих серебристых собратьев. Дело спорилось. Погода позволяла, удача была на их стороне…

К концу недели пять бочонков были заполнены и стояли готовыми на вывоз в прохладном погребе-мерзлотнике. Снасти сняли в субботу, просушили, упаковали. Лодку вытащили на берег и вернули на место.

Воскресным утром собрали свои вещи, заварили покрепче чай и, разлив по кружкам, уселись на лавочку перед домом. Но вертолет не появился! Не было его и в понедельник. На исходе второй недели они поняли, что борта не будет и надо как-то самостоятельно выбираться из этого окаянного места.

Отчаянный поход

Василий, когда обсуждал с бортмехаником Геной Сенько маршрут полета, мельком видел на карте, что вытекающий из озер ручей через 40 километров впадает в реку Пясино, где можно повстречать рыбаков и охотников. Если повезет и не заплутаешь среди бесчисленных рек и озер, то, значит, родился в рубашке! А если нет, то вряд ли Василия с Санькой найдут — тундра большая, и каждую кочку не проверишь.

Однако все же решили идти своим ходом. Собрали, что осталось от еды… вышло негусто: половина буханки хлеба, пачка чая, да несколько кусков сахара. Взяли несколько вяленых чиров. Хотя смотреть на рыбу уже не могли, так она надоела за неделю ожидания вертолета!

Запихнули в бутылку записку с описанием их бедственного положения и направлением движения. Запечатали и привязали к шесту возле посадочной площадки на случай, если за ними все-таки прилетят. Присели напоследок на скамейку возле дома и двинулись в неизвестность.

Почему рыбаков забыли на озере

Шли три дня… На четвертые сутки силы уже иссякали. Рыбаки брели по тундре напрямик через мелкие ручьи и овраги, а в рюкзаке не осталось еды. И тут Василия и Санька догнал вертолет. Они, не веря своим глазам, безразлично забрались внутрь машины. Уже через два часа рыбаков доставили на вертолетную площадку гидропорта «Валек».

Оказалось, что экипаж, забросивший их на Окаянные озера, срочно откомандировали на Диксон. А другой командир был менее опытный. Он не смог найти парней. Вернувшись через неделю с Диксона, «летуны» узнали, что рыбаков так и не забрали!

Авиаторы осознали, что для них это может закончиться и сразу же отправились на выручку. Прилетели на Окаянные озера, прочитали записку и по указанным в ней сведениями нашли путешественников. Их улов, оставленный в тундре, наверное, растащили песцы. А Василий и Саня после этого приключения лет пять не могли есть рыбу…

Геннадий Белошапкин, г. Омск

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)