Охотничье счастье

лосиная охота

Обычная декабрьская пятница, отличающаяся от остальных только тем, что в начале недели по-настоящему выпал и лежит первый снег. Он покрывает не только землю, но и деревья, отчего те согнулись и образовали нарядную арку над лесной дорогой. Мы, проезжая на машинах под таким «перекрытием», интуитивно и потому смешно пригибаем головы. Эту пятницу наша команда ждала с нетерпением, так как по давней традиции первый выпавший устойчивый снег является сигналом к выдвижению на лосиную охоту.

Дорога в 370 километров из асфальтовой уже давно превратилась в грунтовую и вот-вот закончится в деревеньке из 10 домов на «краю географии» одного из районов Тверской области. Часть команды уже приехала и вдохнула жизнь в старенький дом.

Его заснеженный треугольный силуэт и три маленьких светящихся окошка на фоне огромного темного холодного неба вселяют уверенность в то, что все будет хорошо. Так и хочется поскорее нырнуть в гостеприимное тепло…

Дружная компания

Первая суета разгрузки, переноски вещей и обустройство уютных спальных мест заканчивается посиделками за разогретыми на скорую руку домашними заготовками заботливых жен. Поданная на стол прямо на сковороде жареная картошка шипит маслом, конкурируя с аппетитными котлетами. Порезанные на четвертинки и лежащие горкой настоящие бочковые соленые огурцы выжимают слюну…

Холодные окна сразу прихватило инеем, а теперь стекла изнутри отогрелись и «потекли», причудливо переливая на темном фоне свет висящего снаружи фонаря. За столом слышен непрерывный гул из шуток, воспоминаний и анекдотов.

Просто удивительно, как могут найти общий язык совершенно разные люди! В нашей компании есть и военные, и доктор, и электромеханик, и маляр, и банкир, и натасчик, и радиоинженер, и бизнесмен, и даже физик! Общий разговор, преодолевая сложные зигзаги и немыслимые повороты, плавно сползает на тему обсуждения предстоящей охоты.

— Так, егерю звонили. Завтра встречаемся на повороте, у разрушенной церкви. В 8.00. Добираться минут 40, поэтому подъем в 6.00, — деловито объявляет Александр, хозяин дома и по совместительству старший команды.

— А чего ехать-то? Вон, Максимова пошлем одного, как всегда, все лоси на него выйдут!

— Братцы, а давайте в этот раз ружье ему не дадим?! Пусть попробует с одним ножом «сохатого» взять!

— Не, лучше просто стволы ему забьем! Ну сколько можно стрелять?!

— В загон его послать — и все дела! Но без ружья! А то он и в загоне наваляет — нам потом на дорогу таскать!..

Слагаемые успеха

Народ еще долго упражнялся в шутливом красноречии и выдумывании «злобных» способов испортить мне лосиную охоту. Понятное дело, каждому (за редчайшими исключениями) хочется, чтобы именно на него вышел зверь. Но частенько получается, что «сохатый» выходит на одних и тех же людей из нашей команды.

Я далек от мистических версий объяснения этого явления и стараюсь упорно придерживаться теории вероятности, которая гласит, что при достаточно большой выборке распределение «счастливых билетов» между участниками — равномерное. Хотя… Охотники — народ суеверный. Я вот обязательно беру с собой «счастливые» домашние тапочки. А Александр свято верит, что если перед охотой пожелали удачи, то ее уже точно не будет.

Так в чем же дело? Почему одни участники лося и в глаза не видывали, а другие стреляют зверя каждый раз (а бывает, что и нескольких)? Разве охотничье счастье улыбается не всем одинаково?

Попробую поделиться своими мыслями и наблюдениями на эту тему, а также расскажу о традициях, ритуале и «танце с бубном». Естественно, версия «сговора» с егерями не рассматривается.

Прошу помнить, что это не универсальные рекомендации, которые сгодятся в любой ситуации. Речь только о том, как мыслю и поступаю лично я.

Думаю, причина кроется в совокупности многих факторов. При этом стоит не взять в расчет хотя бы один из них… И вот перед вами нет лося. Выполнение всех условий, естественно, не гарантирует появление зверя, но, по крайней мере, не будет ему препятствовать. Так что пренебрегать нельзя ни одним из факторов!

Выбор места для номера

Если Вы неплохой стрелок и не раз уже демонстрировали свою меткость, то знающие Вас егеря будут это подсознательно учитывать. Они сами нередко даже интуитивно подберут Вам самое перспективное место.

Кому хочется бегать за подранками? Либо узнать, что зверь проскочил без выстрела или охотник промахнулся? Мы в угодьях отдыхаем, а для егерей — это работа, лишнего или пустого труда никто не любит… Но уважительное отношение надо еще заслужить, потому идем дальше.

Если есть возможность выбора — предпочтительными являются низины, ложбины, границы леса с полем или вырубкой. Перспективны места, где дорога пересекает неширокие перелески.

Очень желательно, чтобы были лосиные следы, от которых надо встать метрах в 10-15. Через завалы деревьев, по руслам ручьев и разливам «сохатый» не пойдет. А вот густой, не проходимый для человека подлесок или сплошной кустарник зверю нипочем.

Впрочем, начинающему охотнику достаточно знать, что самое лучшее место на конкретном номере — то, на которое егерь указал пальцем.

Обоняние и слух лося

Теперь про запах. Утром — никакого одеколона, кремов, зубной пасты и прочей парфюмерии. Запомните простое правило: «Лось лосьона не любит». Застолий с горячительными напитками это тоже касается. «Амбрэ» после таких посиделок «сохатого» точно не подманит.

Не забывайте и про карманы. Мандарины, бутерброды, термосы с чаем, пахучие тюбики и прочее — все должно быть упаковано и оставлено в машине.

Про слух. Слышит лось еще лучше, чем нюхает. Это его основное «оружие». Посему нужна мертвая тишина на номере: встал на позицию — как умер. Причем сразу после того, как отошли следующие стрелки. Неважно, что загон еще не начался. Сколько раз лося толкали идущие на номера охотники!

Недопустимо топтание на месте, заряжание оружия, лязг затвора, громкий щелчок предохранителя, хруст ломаемых веток и т.д. и т.п. Если лось заслышал идущую цепочку людей, то он не должен понять, что здесь кто-то остался.

Немаловажную роль играет и правильный выбор одежды. Для успешной охоты подойдет такой костюм, который не будет шуршать, когда Вы шевелитесь!

Про маскировку и зрение

Днем лось и человек видят примерно одинаково. Самый заметный объект и для охотника, и для зверя — движущийся. Перед опасной (открытой) зоной животное всегда останавливается, стоит, смотрит и слушает. То есть оно видит (или слышит) нас тогда, когда мы и не подозреваем о его существовании! Если заметит движение — ни за что дальше не пойдет.

А на замершего человека лось, по моим наблюдениям, вообще не реагирует. Как-то раз, когда мои товарищи загоняли кабана, я, тогда еще начинающий охотник, с карабином был поставлен в середину абсолютно чистого поля. Стоял один, как перст: ни спрятаться, ни укрыться. За спиной у меня была единственная на все поле березка в руку толщиной.

Со своего места я видел, как по полю вдоль леса на соседний номер вышел лось. Но его подшумел находившийся там стрелок. Зверь развернулся и пошел аккурат в мою сторону. Лицензии на «сохатого» у нас, конечно, не было. Но куда деваться-то? Стоило ли резко дергаться, чтобы попытаться уйти с пути лося?

Я решил замереть и ждать, что будет дальше… Стою — ни жив ни мертв… Лось спокойно, не спеша, прошел мимо в пяти (!) метрах, даже не удостоив мою персону взглядом! Только что не почесался об меня!

Пробовал я как-то экспериментировать и с человеческим зрением. Встаю в камуфляже на виду — в полутора метрах от тропы и жду, когда пойдут обратно стрелки. Замираю на фоне деревьев, повернувшись к людям спиной, чтобы кожи рук и лица не было видно. Человек ведь не лось, сообразит! И что же вы думаете? Люди тоже не «видят» и проходят мимо, будто я не их товарищ, а пень бесчувственный!

Так что главное на номере — встать не за, а перед укрытием и НЕ ДЫШАТЬ! Если спрячешься за деревом, кустом или елкой, то у тебя будет плохой обзор. Придется выглядывать из-за укрытия, а такое движение, соответственно, привлечет внимание зверя.

В качестве маскировочного костюма для охоты на лося предпочитаю не чисто белые развевающиеся на ветру балахоны, а камуфляж типа «зимний лес». Но это не так важно по сравнению с необходимостью не шевелиться. Нужно не двигаться до последнего!

Правильная стойка и точка опоры

Еще несколько важнейших, на мой взгляд, моментов и деталей. Надо сказать, что стреляю я из карабина со скользящим затвором. Но не поворотным, а прямым. Это позволяет перезаряжаться быстро и не отрываясь от прицела. Оптика — кратностью от 3,5 до 10. Чаще использую режим приближения в три с половиной раза. В лесу прицел снимаю.

Чтобы минимизировать движения и шорохи, я применяю несколько приемов. Первый из них — удобная стойка. Человеку, держащему ружье у правого плеча, проще поворачиваться влево. К линии загона я стою левым полубоком. Плечо слегка обращено в ту сторону, откуда можно ожидать появления зверя.

Ноги расставлены так, чтобы можно было, почти не двигаясь, переносить с одной на другую всю тяжесть тела. Это позволяет мне не топтаться, если надо осмотреться или круто повернуться направо или налево. Кроме того, можно легко разгрузить затекшую ногу.

По сторонам я стараюсь поглядывать, не крутя головой. Если этого не хватает, поворачиваю «башню», но очень медленно и внутри капюшона.

Прием второй и, пожалуй, главный — «третья» нога. На номере я ОБЯЗАТЕЛЬНО использую телескопическую раздвижную опору для оружия. Она вытягивается на нужную длину, устанавливается наклонно острием между мысков ног. Передняя антабка и погон карабина перекинуты через вилку опоры и прижимаются левой рукой. Приклад удобно лежит под мышкой или на согнутом локте правой руки.

Тем самым карабин у меня поднят всегда, и мне уже практически не надо двигаться, когда появится зверь. Это очень важно. Еще один момент — руки не устают держать тяжелое оружие. Устойчивое положение при стрельбе — залог точного попадания.

Позвоночник, опора и карабин образуют достаточно жесткий треугольник, который легко вращается вокруг моей же оси почти на 180 градусов. Это все вместе позволяет как можно меньше двигаться и шуметь на номере, что повышает шансы на выход зверя.

А во время ходьбы «третья нога» также находит применение. Она используется в качестве удобной тросточки.

Учет дистанции

А теперь ключевой момент охоты — точная стрельба. Возьмем, к примеру, мой карабин. Первый выстрел всегда делаю со шнеллером. Дальше… как получится.

Думаю, все помнят об ответственности за каждую выпущенную пулю. Знают, что нужно целиться в убойное место и вести огонь по одному зверю до тех пор, пока он не упадет. Об этом говорят на каждом инструктаже, так что и повторять не будем.

Лучше заострим внимание на особенностях стрельбы на дистанции в 250-350 метров. Такая возможность в наших широтах хоть и не часто, но появляется. К сожалению, далеко не все утруждают себя изучением патронов.

Дело в том, что открытые, да и оптические, прицелы большинства охотничьих карабинов пристреляны на 100, ну пусть на 150 метров. А пули в таком оружии тяжелые. Например, в калибре 30-06 Spr. они на дистанциях 250-300 метров могут лететь ниже точки прицеливания на 50-60 см!!! Начинающие охотники не учитывают этого, стреляют как обычно, а потом удивляются: как же я не попал?!

Если нет опыта и под рукой не имеется хорошего дальномера, то лучше и не пытаться «уложить зверя» с такого расстояния. Очень сложно «на глаз» оценить дистанцию. Человек, полагающийся только на свое зрение, зачастую ошибается.

В зависимости от дальности нужно вносить коррективы и целиться, например, уже не в самого лося, а выше его холки. Для начинающих охотников это довольно сложно психологически, особенно с учетом волнения и азарта…

Бодрое утро

Будильник безжалостно вернул к действительности храпящее население избушки.

— Па-а-а-дъ-ем! Выходи строиться! Ишь, развалились тута! Вы чего, сюда спать приехали?.. Глянь, снегу-то скока навалило! Ух ты! — вглядываясь в темноту окна, будил нас всех Шурик.

Завтрак и сборы проходят деловито, без особых шуток. Сейчас главное — не опоздать и ничего не забыть.

— Ну что, окропим красненьким? — закидывая за плечо отличившуюся на прошлой охоте ижевскую вертикалку, скрипит снегом Толик. — Я с тобой поеду?

— Со мной, со мной, с кем же еще? Мужики, по машинам, погнали!

На место приехали чуть раньше намеченного времени, но зимний рассвет уже брезжил. Из ожидавшего нас «уазика» вылез Димка, сын егеря. Он деловито скомандовал собрать охотбилеты и разрешения. Пока оформляли бумаги, вернулись егеря, объезжавшие угодья. Все сгрудились в сторонке возле старшего и докладывали обстановку о лосиных переходах.

Наконец, план охоты, очевидно, в голове старшего созрел, и мы получили команду пересаживаться со своих «паркетников» в более подходящие машины — УАЗы. Для наших импортных внедорожников разбитые лесовозами направления в тверских угодьях представляют непреодолимые препятствия…

Неперспективная позиция

Первый загон оказался пустой. Вернее он был не совсем безрезультатным. Просто, к неудовольствию загонщиков, корову с теленком пропустили. Потом говорили, что, мол, детеныш больно маленький был. Ну правильно… что-то же надо сказать…

Во время второго загона Димка, велев мне отойти от дороги метров на 50, поставил меня прямо посреди чистой вырубки, которую бороздили параллельные высокие валы. На одном из них я и занял позицию, стоя и абсолютно не прячась. Моей маскировкой была неподвижность.

Дальномер показывал, что влево от меня до леса 200 метров и вправо столько же. Передо мной — дорога, по которой мы и пришли. До нее метров 50, а дальше — сплошной плотный кустарник, напоминавший ровную неприступную стену. Слева он тянулся до леса, а справа — до горизонта. Кустарник был высотой метра три и казался совершенно непроходимым.

«Чего это он меня сюда поставил? — думал я. — Да разве здесь лось пойдет? Если только краем леса. Но тут в обе стороны далековато. Да и не выцелить мне зверя в лесу с такого расстояния… Ну, раз поставил — значит, будем стоять. Ему виднее…».

Как в замедленном кино

Сколько раз я убеждался в правоте егерей!.. Они и теперь не ошиблись… Два громадных лося появились друг за другом из сплошной стены кустарника, как в фантастическом фильме. То, что они вместе с рогами прошли через такой густой подлесок, казалось невероятным.

«Сохатые» выглядели абсолютно одинаково, когда неспешной рысью двигались вдоль валов. Расстояние до животных сократилось метров до 90. Соответственно никаких поправок при прицеливании делать не надо. Ближе лоси уже не подошли бы, так как следовали мимо меня.

После выстрела первый зверь вдруг встал. Не упал, не побежал, а застыл на месте! Встал и второй лось. «Чего это он стоит? Так и не увидел меня что ли?» — пришла мысль, когда я еще раз нажимал на спуск.

Теперь уже первый лось падает, как подкошенный. Вижу: второй понял, в чем дело, и начинает разворачиваться в обратную сторону. Но сделать шага он уже не успел. Третий выстрел свалил успевшего только повернуться рогача.

Уф! Все! Все произошло, как в замедленном кино… Казалось бы, только что еще у меня ничего не было, кроме надежды. А теперь два реальных быка лежали друг от друга метрах в 25. Ситуация кардинально изменилась за каких-то 10 секунд! А сколько я пережил за эти мгновения! Сердце колотилось, как бешеное.

То, что у каждого рогача было по 6 отростков с каждой стороны, я посчитал уже потом! Через полчаса в надвигающихся сумерках принимал от товарищей поздравления с полем:

— Ну вот мы же говорили, что Максимова одного надо было послать… и все дела!

Значит, мои правила меня не подвели и опять принесли мне охотничье счастье!

Сергей Максимов, г. Москва

Голосов еще нет