Рыбалка на острове

подледный лов окуня

Друзей много не бывает. В этой прописной истине Валерий Фоменков не сомневался ни на минуту. Есть товарищи, приятели, хорошие общительные соседи… Но это все не то. За долгую продолжительную свою жизнь Валерий лишь одного человека мог назвать настоящим другом.

Познакомились они еще в раннем детстве, вместе учились. Все долгие школьные годы сидели за одной партой и вообще, казалось, не могли жить друг без друга. Звали Валеркиного товарища Семеном Легостаевым.

Многих удивляла эта дружба… «притяжение противоположностей». Семен был здоровым, физически крепким парнем, любил спорт, входил в сборные школы по легкой атлетике, волейболу и футболу. Являлся капитаном районной команды по хоккею с мячом. На водной дорожке в бассейне, пожалуй, не имел себе равных.

Валерка же был совершенно из «другого теста». Он даже нередко умудрялся пропускать уроки физкультуры. Спортивным занятиям предпочитал рыбалку, которая стала его всепоглощающей и, пожалуй, единственной страстью.

Семен же к ловле был совершенно равнодушен и нередко подшучивал над увлечением Валерия. Однако это никак не повлияло на их дружеские отношения.

Сюрприз

После окончания школы пути-дороги двух товарищей разошлись на долгие годы. Семен после действительной службы в армии решил остаться на сверхсрочную. И теперь друзья общались лишь по телефону. Говорили о насущных делах, делились мнениями по самым различным вопросам, вспоминали своих школьных знакомых.

Валерий был приятно удивлен тем, что Семен, по его собственным словам, стал настоящим рыбаком. Он в живых красках описывал, какой хороший клев в здешних краях, рассказывал о своих крупных уловах. Семен пригласил друга в гости, желая увидеться после долгих лет разлуки.

Конечно, Валерий, рад был бы сразу поехать, но все как-то не получалось. И вот, наконец, его мечта осуществилась. Фоменков не стал сообщать другу о своем приезде, решил устроить сюрприз. Семен прежде подробно рассказывал, как лучше добраться до его жилища, так что проблем тут не ожидалось.

Дорога прошла без приключений, и Валерий, выйдя из пассажирского поезда, находился в приятном расположении духа от предвкушения скорой встречи. Стоял прекрасный зимний день. В небе сияло яркое солнце, и от этого чистый белый снег искрился, радовал взгляд. Было легко и весело идти по накатанной машинами и санями проселочной дороге, проходящей через густой хвойный лес.

Вот, наконец, и поселок, вот и улица Григория Федосеева, вот и и нужный дом, в котором и проживал Семен Легостаев. Натуженно скрипнула калитка, описав полудугу. Через минуту Валерий оказался у порога солидного двухэтажного дома, сложенного из мастерски оструганных бревен.

На двери красовался… огромный блестящий замок. Следовательно, хозяев не было дома. Поборов разочарование, Фоменков решил зайти в соседний двор, чтобы прояснить ситуацию. Тут Валерия ждала неприятное известие. Ему сообщили, что Семен вместе с женой уехал отдыхать в Египет…

На рыбалку в чужих краях

Хлебосольный сосед согласился временно приютить нежданного гостя, который перед возвращением домой хотел проверить удачу на местных водоемах. Ситуация усугублялась тем, что рыбацкого ящика Валерий с собой не взял.

Его успокоил новый знакомый, у которого имелось все необходимое снаряжение. Он также ввел Фоменкова в курс дела по поводу окрестных водоемов. Особо предупредил, чтобы тот ни в коем случае не ходил на Черное озеро, ибо там много незамерзающих полыней!

Переночевав у соседа Семена, Валерий на рассвете отправился на первую свою рыбалку в новом регионе. Дорога к Песчаному озеру насчитывала около трех километров. Идти до Черного было не так далеко. Поколебавшись некоторое время, решил свернуть к этому водоему, попробовать лед на крепость, а там уж видно будет — бурить лунки или продолжать путь.

Черное озеро оказалось довольно-таки живописным, оно имело эллипсоидную форму. Берега окаймляли пихтовый и сосновый леса. Ближе к северной оконечности водоема располагался остров, поросший теми же хвойными деревьями. Создавалось впечатление, что Валерий неожиданно попал в красивую детскую сказку.

Проверив лед на прочность, решил рыбачить на этот озере. Сторона, откуда пришел Фоменков, пребывала в сугробах. Чистый лед виднелся только вблизи острова. Туда и направил свои стопы Валерий.

Эксперименты и их результат

Долгие два часа усердных стараний вначале не принесли никакого результата. Рыба упорно отказывалась клевать. Метрах в 50 от первых лунок находились редкие заросли камыша. Подойдя к ним, Валерий обнаружил чистейший прозрачный лед. Решил забуриться здесь и попытать счастья. Просверлил сразу три лунки через четыре метра одна от другой.

Из насадок в рыбацком ящике, кроме мотыля, обнаружились опарыш и личинка репейной моли. Выбрал последнюю. Мормышку взял среднюю — «окуневый глаз», а леску использовал сравнительно «толстую» — 0,18 сантиметра. Начал ловить в первой лунке — никакого эффекта, две другие также не принесли ничего, кроме разочарования.

Попробовал цеплять на крючок опарыша, затем мотыля. Однако и эти ухищрения не дали желанного результата. И вдруг в голову пришла свежая идея: «А что, если затемнить лунку?». В рыбацком ящике отыскал грубый отрез ткани. Положил его вокруг лунки и стал играть мормышкой.

Через минуту произошел наклон кивка, подсечка, и на лед выброшен солидный горбач! Рыба хорошо ловилась добрых часа два.

Исходя из собственного солидного опыта и на основе общения с другими удильщиками, Валерий знал, что поклевка окуня в зимнее время очень осторожна. Поэтому требуется чувствительный кивок. Длина его должна быть не менее 7 сантиметров, а угол отклонения при огрузке — не более 30 градусов.

При поклевке сторожок может почти незаметно дрогнуть, чуть опуститься или ослабнуть. В любом случае стоит подсекать. Да и вываживать рыбу нужно осторожно, не форсируя события. В начале зимы окунь достаточно активен и может порвать леску.

Так что Валерий чрезвычайно аккуратно подводил «матросика» к лунке и, придавив жабры пальцами, выбрасывал добычу на лед. Попалось и несколько крупных экземпляров, которых удалось вытащить наружу только с помощью багорника. Не обошлось и без потерь, пара больших окуней сумела все-таки уйти обратно в родную водную стихию.

Непростое возвращение

Спустя 2-2,5 часа клев резко прекратился. Четыре раза рыбак менял место дислокации, пробовал ловить на разных глубинах, но все было тщетно. Обитатели водоема упорно не хотели попадаться на крючок.

Побродив некоторое время по озеру, Валерий еще несколько раз бурил новые лунки. Клев так и не возобновился. Фоменков задумался, что делать дальше. Можно было остаться на льду и дальше пытать счастье. Либо понемногу собираться и двигаться к дому, чтобы потом не опоздать на поезд. Поразмыслив, Валерий заключил, что пора закругляться.

Увлеченный азартным подледным ловом окуня, Фоменков далеко ушел от того места, с которого начинал рыбалку. Возвращаться по своим следам не хотелось, поэтому решил выходить по наикратчайшему пути. Идти было тяжело. Под ногами хрустел неожиданно рыхлый снег.

Сделав очередной шаг, Валерий почувствовал, что опора стала медленно уходить из-под ног. Подумалось: «Вот она и полынья!». В минуты опасности мозг начинал работать как бы сам по себе — быстро и четко. Сознание еще не успело как следует оценить ситуацию, а ноги уже сделали пару возвратных шагов, и тело, приняв горизонтальное положение, откатилось назад.

Несмотря на то что в определенный момент Валерий начал проваливаться в воду, влага не успела просочиться в рыбацкие чуни. Вернувшись назад, пройдя метров 30, он повторил свой предыдущий маневр, и … снова полынья. В этот раз Фоменков был начеку и сразу же упал на лед.

Не желая больше испытывать судьбу, решил выходить с озера по своим следам. Когда уставший и слегка замерзший добрался до дома своего нового знакомого, выяснилось, что поезд уже ушел. Выслушав рассказ Валерия о его злоключениях и азартном подледном лове окуня, сосед не удержался от ворчания. Пожурил гостя и напомнил, что предупреждал об опасных полыньях!

Все к лучшему!

Делать было нечего, пришлось еще на одну ночь задержаться в поселке. Валерию плохо спалось, за окном вовсю шалил разбушевавшийся не на шутку ветер. Он с разгону налетал на различные предметы. Беспрерывно слышалось то стенание, то шуршание, то дребезжание.

В печной трубе с неистовым остервенением, как зверь, попавший в силок, билась чугунная заслонка. При этом доносилось то повизгивание, то завывание. Словно в трубе в эту ночь поселились не виданные прежде дикие животные.

Ближе к утру к этим звукам добавились новые. Погода резко изменилась. Наступила нехарактерная для декабря оттепель, сопровождающаяся обильной капелью.

Выйдя утром на улицу, Валерий подумал, что температура воздуха повысилась все же вовремя. Если бы потепление началось на несколько часов ранее, то вряд ли он смог бы избежать купания в зимней холодной воде.

Геннадий Лысенко, г. Новосибирск

Голосов еще нет