Хозяин леса

Как вы уже догадались, речь пойдет о медведе. Это самый крупный хищник наших лесов. В Удмутрии медведи водятся в нескольких северных районах, например, в Красногорском.

В Камбарском районе в небольшом количестве они встречались довольно давно, лет восемьдесят назад. Правда, несколько лет назад один пришлый был замечен камбарскими охотниками. А вот о случае, приключившемся в 20е годы, рассказывал дед Федор.

На заготовке леса мужики обнаружили медведя, упавшего в яму. Сверху его удалось связать веревками и вытащить. Торжественно привезли его на телеге, осторожно занесли в кладовую деда. А утром собрался народ посмотреть на живого медведя. Открывают дверь, а там только перегрызенные веревки. Пол взломан, под стеной вырыта яма, а медведя и след простыл. Мощные половицы из полубревен взломаны. И медведь-то был из средних, а какова силища!

Трагедия на лесоповале

Летом медведь настроен мирно, от человека стремится убежать. А вот если потревожить в берлоге, то страшнее его нет.

Поехали мы как-то за брусникой в Красногорский район. За рулем «УАЗика»— знакомый Володя. Дорога дальняя, делать нечего. Разговариваем о том, о сем.

— Кстати,— говорит Володя,— ты на чем сидишь?

— Да шкура какая-то, похоже, медвежья.

— А ты знаешь этого медведя?

— В лицо не видел,— шучу.

А Володя серьезно, без шуток начал:

— Этот медведь прошедшей зимой чуть человека не задрал.

Тут уж я заинтересовался, и дремоты — как не бывало. Когда долго едешь в роли пассажира, всегда тянет в сон. Ты доверяешь водителю, а он — другое дело, ему только бодрствовать.

— Так вот, — продолжил он,— в Красногорском районе, куда мы едем, бригада зимой трелевала лес. И когда трактор хлысты потащил, то задел ими медвежью берлогу. Медведя потревожили и разбудили. Вдруг тракторист слышит отчаянный крик. Оглянулся назад и видит через окно, как медведь кромсает одного из членов бригады. Он срочно подал трактор назад, шумнул. Медведя удалось спугнуть, а рабочего в тяжелом состоянии доставили на тракторе в районную больницу. На нем не было живого места, фуфайка в клочья, вдоль спины следы когтей, на голове волосы вместе с кожей сняты, сломаны рука и несколько ребер. Всю зиму пролежал пострадавший в больнице. А мужик был здоровый и силой не обижен. В общем, после того несчастного случая срочно позвонили в Ижевск, на другой день выехала бригада охотников. Шатун зимой опасен исключительно. Нашли того зверя примерно за километр от места схватки. Он пытался залечь, уже новая берлога была почти готовая.

Тут и пристрелил его Володя-рассказчик. Ему, как положено, и шкуру отдали. После этого я внимательно рассматривал и ощупывал шкуру, на которой сидел.

Опасные встречи

В Красногорске нас встретили приехавшие раньше охотники. На второй день местные пастухи рассказали, что буквально за две недели до нашего приезда медведи съели корову. Когда обсуждали этот факт, Фаина, жена егеря, рассказала новые факты про медведей.

Пошла она с внучкой Ольгой за черникой километра полтора от охотничьего домика, где мы располагались. До места они еще не дошли, идут тихонько по сосновому бору, и вдруг справа из-за деревьев выходит медведица с маленьким медвежонком. Эффект неожиданности получился для обеих сторон. Первой среагировала медведица. Она грозно рявкнула — и в сторону, а медвежонок, повизгивая, — за ней. Чернику брать сразу как-то расхотелось.

И этим же летом вскорости случилась вторая встреча. Эта же Фаина с мужем Толей пошла за малиной подальше — километров за пять. Урожай в то лето был необыкновенно хорош. Собирают они ягоду. А Фаина молчать не любит, все чего-нибудь да говорит. Вот надоело ей одной высказываться, и она с обидой сказала:

— Ну чего ты, Анатолий, молчишь, не отвечаешь?

Хотела поругать мужа, да взглянула в малинник и обмерла. Метров за десять от нее огромный медведь смачно чавкает: ест малину, загребая кусты прямо в пасть. Рванула Фаина без оглядки и очухалась далеко от того места. Только потом она стала звать Анатолия. Когда Толя ее нашел, она все еще была в страшном испуге. Вот такие встречи.

Повезло

На третий день мы вчетвером поехали на «Ниве» километров за пятнадцать. Километра два мы шли пешком по лесной тропинке. Меня предупредили:

— Места глухие, болотистые, можно заблудиться. Далеко не уходи, почаще покрикивай.

Сначала все было хорошо, я держался рядом и все-таки увлекся. Крикнул. Ответ — далеко-далеко. Ничего себе, думаю, как быстро ушли. Бегом за ними. Кричат, оказалось, совсем не наши, — чужие. Я бегом обратно. Вот тут-то и заблудился окончательно.

Теперь уж никто не отвечает. Кругом выворотни огромные, трава двухметровая. Вечереет. Что делать? Дай похожу туда-обратно, не теряя этого места. Бог ты мой, что я вижу! Ведь вот только что здесь пень стоял, а теперь он уже разрушен. А вот и второй пень развален! Посмотрел повнимательнее: а около меня такие отпечатки следов во мху, что ужас. Не медведь, а гигант. Где-то рядом ходит и сердится, пни крушит. Нарушил я его покой. Бежать, и как можно быстрее от этого места. Ну, и рванул наугад. К счастью, минут через сорок пришел к машине. Меня там ждали терпеливо и кричали. Но этот крик слышен мне был только на подходе.

— Ведь говорили тебе: держись рядом, не увлекайся.

— Все, мужики, теперь дальше десяти метров не отойду.

Рассказал Володе про медведя, на что он многозначительно ответил:

— Мирный-то он мирный в этот сезон, да ведь все может быть. Особенно с наступлением темноты. Считай, круто повезло тебе.

А медведи, оказывается, любят не только малину, но и бруснику. Вокруг брусничных кочек много раз мы находили медвежьи следы и объеденные кусты.

Неудачная засада

Охотиться на медведя можно только по специальным лицензиям. Лицензии в последние годы очень дорогие, а удачных отстрелов все меньше и меньше. В Красногорье чаще охотятся с настила на дереве. На высоте четыре-пять метров строится настил из досок. Это делается, как правило, на краю овсяного поля с учетом возможного прихода медведя, преобладающего направления ветра и т. д. Только опытные охотники могут выбрать такое место. В сектора обстрела кладут подохшего теленка, козленка или овечку. Медведь любит дохлятину и идет на запах. Но он крайне осторожен, долго нюхает воздух, изучает окрестности. Если что-нибудь насторожит, уйдет и больше не вернется.

Однажды один охотник, Павел, сидел вот так на дереве. Сидел, сидел, да и прилег на доски, а ружье положил под голову и незаметно уснул. Темнота наступила. Потом как будто кто-то под бок его подтолкнул — проснулся. Повернул голову туда, где дохлая телочка лежала, и видит, что метрах в двадцати медведь стоит, большой бурый, а на шее будто белый галстук. И играет медведь с мертвым телком: ударит лапой пол уху и смотрит, потом снова ударит. Павел начал тихонько вытаскивать ружье, но под досками треснул сучок, и медведь уловил мгновенно. Как подпрыгнет — и большими скачками в лес, только спина мелькнула.

Год переживал после Павел:

— Эх, пропал такой момент! Сколько лет ждал!

Но, с другой стороны, был доволен, что такую картину хотя бы увидел.

В последнее время хозяин леса все реже чувствует себя хозяином. Человек своей деятельностью вытесняет его из леса. Ведь медведю нужен большой участок собственной территории. Водятся пока еще в удмуртских лесах эти звери. Но надолго ли они сохранятся?

Борис Лебедев, республика Удмуртия

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)