Охота на селезня

Охота на селезня утки

«Пора, брат, на охоту», — чей-то хриплый голос будил меня, видимо, уже около минуты. «Да встаю, встаю», — словно от назойливой мухи, отмахнулся я. За окном была темень, но в голове, несмотря на столь яростную побудку, ощущалась ясность. Легли-то рано, а потому выспаться я успел. Что ж, раз уж вчера договорились, нужно жертвовать воскресеньем и идти на охоту на селезня утки.

Я в этот раз собрался довольно быстро. Дорога была дальняя, нам еще предстояло строить на новом месте шалаш и там же ночевать, согреваясь костром и горячим чаем. А потом... будет мой отпуск, целых две недели счастья. И вот таким нехитрым способом мы с Михалычем решили это дело отметить.

Собрав все самое необходимое, в том числе ружья и патроны, мы двинулись в путь. Нам следовало первым делом пройти до остановки, а там подождать, но не автобус, а еще одного нашего приятеля — Сергея на его древнем автомобильчике.

Старая добрая машина не подводила еще ни разу. Видимо, любил ее хозяин. Несмотря на «лохматые годы», движок работал чисто и не чихал, а в салоне всегда пахло чем-то свежим и приятным.

— Смотри, темень-то какая! — промурлыкал Михалыч.

— Да уж, как бы дождик не ливанул, — добавил я.

Пример для подражания

Только мы подошли к остановке, как вдалеке показался знакомый свет фар.

— Сереня едет.

— Понятно он, кому еще охота в такую рань шуметь...

Это был действительно Сергей, как всегда, бодрый, выспавшийся, веселый. Он мне нравился тем, что буквально излучал оптимизм и постоянно казался счастливым. Да и жизнь у него как-то легко получалась, все удавалось и ладилось.

Оставалось только равняться на этого бодрого человечка в годах. Однако при виде его и при общении как-то даже и не думалось о том, что ему стукнуло уже шесть десятков. У него и прозвище на работе было Пацан за задорный характер, лучезарную улыбку и готовность шутить и смеяться с девушками своего коллектива, хотя ничего лишнего он никогда себе не позволял.

Звонко хлопнули дверцы авто, и мы тронулись в путь. Предстояло нам проехать ни много, ни мало, а сотню с лишним километров. Сергей управлял машиной аккуратно и не спеша, а потому у нас была в запасе добрая пара часов.

Мы с Михалычем уселись сзади, видимо, обоих одолевало желание подремать еще некоторое время. Но водитель заснуть нам не позволил. Он решил в этот раз вместо прослушки радио с заунывными утренними песнями побаловать нас рассказом, которого я ранее от него никогда не слышал.

Шалаш с «сеновалом»

— Хотите байку, а быть может, и быль? — лукаво прохрипел Сергей.

— Хотим, — в один голос ответили мы с Михалычем, разом проснувшись от такого предложения.

— Ну тогда слушайте... Было это давно, тогда еще жил в нашем городе приятель мой, старый сослуживец, которого судьба занесла в наши края совершенно случайно. Отстал от поезда, с девушкой на вокзале познакомился да так и остался у нас на добрых два десятка лет.

Так вот... друг-то мой оказался ярым любителем охоты, особенно весенней. Дичи тогда было много, не то что сейчас, разливы рек широкие, только и делай, что сиди да селезней сшибай. Вот и пошли мы с ним на охоту.

Первым делом с чего начинать? С постройки шалаша, конечно. Вызвался строить шалаш приятель мой. Соорудил его за пару часов активной работы прямо на берегу, где селезней было немало. В основном шалаш делал из веток кустарников, срезая их острым ножом.

Листьев тогда еще не появилось, поэтому в целях маскировки от утиных глаз охотник все сеном утыкал, которое с собой принес. Видимо, продумал весь свой проект заранее. Понятное дело, что на берегу-то кустарников была тьма, а вот сено для той местности — вещь диковатая.

Пугливая дичь

Я же не стал мудрствовать лукаво, отошел метров на 200 от него, «зашоркался» в куст густющего ольшняка да закрылся ветвями. В общем, придал моему месту ожидания естественный вид.

Помню, утро было чудесное, тепло, тихо, слышались трели пернатых. На душе тоже птички пели, наступление весны ощущалось. Даже у селезней настроение приподнятое оказалось.

А дальше все пошло неожиданно — и смех, и грех прямо. Я время от времени постреливал в подлетающих селезней, а вот приятель мой, который по всем правилам охоты устроился на месте, выставил подсадную и привлекал дичь манком с прекрасной имитацией «голоса», почему-то оказался не у дел.

Селезни шарахались от его засады, отскакивали, словно горох от стенки. По всей видимости, они попросту пугались возникшего вдруг ниоткуда шалаша, да еще сеном укрытого. В общем, пернатые заводь эту аккуратненько облетали, чем дико злили моего приятеля.

Пришлось мне его порадовать и дичью своею с ним поделиться. На ту пору транспорта у меня еще не было, а он меня на место привез, так что как-то отблагодарить нужно было. Но приятель оказался сильно расстроен, и это происшествие хорошо запомнил.

Жажда реванша

— Не храпеть! — толкнул меня в бок Михалыч.

А я и вправду задремал, и весь рассказ мне приснился: и как шумел камыш, и как падали на воду подбитые утки.

— Слушай дальше, — рявкнул Сергей. — Неделя прошла с того неловкого момента, и мы с ним вновь собрались на охоту на селезня утки. Куда идти? Понятное дело, на то же место, где так повезло! Тем более что шалаш там уже построен. Но, как только я начал говорить про это укрытие, друга аж передергивало. Видимо, вспоминать свой провал не хотелось.

Однако он все равно пошел — реванша хотел. Добрались мы до этого места и видим, что и не было там, похоже, никого после нас, и даже шалаш стоит. Я и говорю: «Давай располагайся на прежней позиции, а мне нужно устроиться в зарослях». А приятель пошел в полный отказ: «Не пойду — и все тут! Ну его, этот шалаш. Я лучше в кусты заберусь, от тебя метров на 100 отойду — и норма».

Но мне это не казалось хорошей идеей. Я-то дело знал и прикинул, что утка-то обвыклась и шалаш уже за «свой» принимает. Неделя прошла, как-никак. Все эти мысли я приятелю изложил и попытался его убедить, но, увы, он все равно упрямо отказывался — и все тут. «Я, — говорит, — только в кусты. Не хочу больше смотреть, как ты куш срываешь, а я отсиживаю «пятую точку».

Обмен охотничьими позициями

Что тут скажешь? Мыслей было много, но хотелось паренька проучить. Я решил рискнуть: или пан, или пропал. И предложил другу неожиданный обмен: «Давай ты пойдешь на мое место, а я в твой шалаш залезу». Тем более что и обе позиции были готовы, и придумывать ничего нового не требовалось.

Паренек начал отнекиваться, но не потому, что заподозрил что-то неладное. Просто ему казалось, что это акт милосердия с моей стороны, чего он не хотел принимать: «Я буду стрелять, а ты просто сидеть, а потом на меня же и обидишься!».

Мне удалось настоять на своем. И в парне, видимо, взыграла уже не жалость, а желание отквитаться и надо мной потом потешиться. Так что в итоге он согласился.

Итак, поплелся я в шалаш... Сразу скажу: сделан он был на совесть. Приятель знал, что сидеть здесь надо будет долго, поэтому место оборудовал отменно. Было удобно, и обзор прекрасный.

«Настоящий шалашных дел мастер», — подумал я тогда про себя, но ему говорить ничего не стал, а то бы зазнаваться начал, чего доброго. Расставил я свои чучела, кряковую высадил и в шалаше уже окончательно устроился, наблюдая за тем, как друг пробирается в мой «схрон».

Успешная охота

Что тут скажешь, на душе у меня кошки все же скребли: а вдруг птица не только к шалашу не привыкла, а еще и его бояться начала? Тогда явно моя дичь будет в руках приятеля, и уж он-то ею со мной не поделится. А пустым с охоты возвращаться — это не дело. Но, куда денешься, ставки сделаны…

Однако волнения мои были совсем недолгими. Подсадная активно работала, манок тоже издавал привычные селезням звуки. Пернатые самцы буквально сыпались на мой шалаш. Первый выстрел, второй, третий, пятый... Казалось, столько дичи я не подбивал еще никогда.

В запале стрельбы и взрыве азарта напрочь забыл и про шалаш, и про приятеля. Но, как только появилась свободная минутка, стал прислушиваться. Выстрелы в его стороне раздавались тоже... Я расслабленно выдохнул: ну хоть не с пустыми руками он будет — и то хорошо. А то второй такой обиды наша дружба может и не выдержать.

Ну вот, наконец, лет дичи сошел на нет. Пора было подводить итоги и отправляться восвояси. В тот день мне удалось подбить аж 11 селезней. Приятель же мой убил всего четырех и был весьма доволен такой добычей. При этом он признал, что я был полностью прав, и похвалил меня за смекалку и находчивость.

Газетный камуфляж

— Вот такой вот рассказик, — промолвил Сергей, видимо, немного устав от разговора за рулем.

— Да-а, бывает, — как всегда, отрывисто высказался Михалыч.

Ну а у меня в голове пролетали селезни, звучали выстрелы, и подносила волна к берегу тушки убитых птиц.

Но вот уже и наше место, далее идем пешком и, добравшись до точки, начинаем строить шалаш. Впереди — ночевка и охота на утренней зорьке.

— Что-то пустых мест много получилось, — посетовал Михалыч, с беспокойством глядя на наше несовершенное укрытие.

— А давай их вон газетой закроем? — предложил я.

И тут над берегом разразился громкий хохот Сергея, как всегда, полный обаяния и оптимизма.

Николай Хромов, г. Мичуринск

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (2 votes)