Белый гусь

Домашний белый гусь

В Западной Сибири рано установилась теплая погода. Земля за зиму основательно промерзнуть не успела, а снег быстро сошел еще в начале весны. Так что талая вода сразу впиталась и не наполнила озера. Немногочисленные пернатые не спешили посетить эти районы, а после неожиданного похолодания откочевали обратно на юг.

Между тем открылся весенний сезон. К всеобщей радости омских охотников, нам дали три дня на отстрел пернатых. Накануне немного потеплело, и утром я отправился за водоплавающей дичью.

До озер добрался удачно. Оставил машину возле деревни и пешком через поле направился к первому небольшому водоему, наполовину заросшему камышом. Озеро оказалось мелкое, на нем было удобно охотиться. В болотных сапогах я спокойно мог вброд пересечь хоть весь водоем и достать битую дичь.

Стрельба по пернатым

Еще издали я заметил в прибрежных камышах какое-то движение. Достал бинокль и увидел, что там плавают четыре селезня. Место было открытое, но я все же решил попробовать незаметно подобраться к ним. Собрал ружье и, прячась за кочками, пополз по сухой прошлогодней траве к озеру.

Когда до пернатых оставалось метров 20, я чуть привстал и дважды выстрелил. Селезни дружно взлетели, оставив меня с носом. Видно, плохо прицелился, ведь расстояние до дичи было убойным. Мои выстрелы испугали сидящую в камышах птицу, и она перелетела на соседнее большое озеро. Пришлось мне последовать за ней.

С левой стороны водоема находился небольшой заливчик. Чтобы подойти к нему, пришлось прятаться за камыши. И вот, приблизившись к воде, я увидел небольшую стайку самцов серой утки. Начал прицеливаться, но пернатые увидели мое движение и резко поднялись с поверхности.

Солидный раритет

Пришлось стрелять влет, но опять неудачно. Вся стая без потерь скрылась за камышами. По статистике, на одну утку уходит около пяти патронов. Значит, для сохранения хорошей результативности у меня оставался в запасе только один выстрел.

Охотился я с двуствольной «горизонталкой» бельгийского производства 20-го калибра. Судя по устройству ружья, оно было выпущено в XIX веке. Неотъемное цевье с поворотным замком крепилось шарниром к ствольной коробке. Но главными достоинствами были дальнобойность и резкость боя. При этом ружье мало весило, за что я прозвал его дамским.

Пару сезонов пришлось привыкать к строгому бою двустволки. Но, сделав несколько великолепных, как говорят, «королевских» выстрелов и добыв зайца-русака на бегу и матерого крякаша влет за 40 метров, я стал сильно уважать этот раритет.

Точное попадание

Мои выстрелы подняли из зарослей камышей много селезней. Но день был ветреным, и, набрав небольшую высоту, пернатые, как сверхзвуковые истребители, со свистом проносились вне досягаемости моего ружья.

Через час бесполезного сидения я опять решил вернуться на малое озеро. Вышел на открытое пространство, и тут со спины налетела пара чирков. Я выстрелил им в угон навскидку. Одна из птиц кувыркнулась в воздухе и упала на воду в 30 метрах от меня.

Но рано я обрадовался. Сбитый селезень шустро заработал крыльями и исчез в зарослях камыша. Добыча для меня была потеряна. Лодки с собой я не взял, да и найти подранка в камышах без собаки — дело бесполезное.

Засидка с чучелами

Постояв еще немного на берегу, побрел по мелководью на первое озеро. В центре его, за стеной камышей, находился небольшой островок. Там у меня был пластиковый ящик с куском пенопласта. Это место я использовал для засидки с чучелами уток, которые прятал тут же — в камышах.

Ящик стоял на месте. Мне удалось быстро отыскать свои чучела и выставить их на воду рядом с островком. После этого я уселся на крышку и начал покрякивать, призывая уток самодельным манком.

Наверное, сильный ветер препятствовал хорошему лету пернатых, да и время шло к обеду. Я сидел и любовался пробуждением природы. Быстро бежали барашки белых облаков в высоком ярком небе, отражаясь в воде.

Белоснежный красавец

Вдруг я увидел на берегу озера гуся. Это был настоящий большой самец, но не серый, как все остальные, а полностью белый. Он степенно расхаживал по берегу и кормился сочной прибрежной травкой.

И тут до меня дошло, что это не дикий, а самый обычный домашний белый гусь. Видимо, он сбежал от хозяев, живших в видневшейся невдалеке деревне. О добыче такого красавца не могло быть речи. Я ведь не Паниковский, который прожить не мог без ворованной гусятины!

В итоге просидел без толку до вечера, расстреляв по пролетавшим селезням половину патронташа. Заканчивать охоту пришлось «налегке». Без добычи я пошел в сторону деревни.

Преодолев половину пути, я увидел моего знакомого — домашнего белого гуся. Он неспешно ковылял по полю к своему дому. Видимо, его походы за свежей зеленой травкой были регулярными, хотя птицу и подстерегали опасности в лице недобрых охотников, одичавших собак или лисиц.

Больше на эти озера я не смог попасть. Однако свою встречу с белым гусем запомнил лучше, чем селезней, добытых во время нынешнего сезона весенней охоты.

Геннадий Белошапкин, г. Омск

Голосов еще нет