Такие разные рыбалки

зубастая хищница

Из тысяч поездок со снастями на водоемы, что были у меня за многие годы, не все остаются надолго в памяти… А о тех, что особо запомнились, и поведу рассказ.

За карасем

Зацвела черемуха в лесу, кисти свои пахучие меж младой листвы раскидала… Тем самым сигнал мне подала, что крупный карась перед нерестом начал подходить стаями к берегу и приступил к активной кормежке. Ну как тут на рыбалку не отправиться?!

Соблазнил приятеля, и поехали мы на знакомые пруды Подворонежья. Один водоем обследуем, забрасывая там удильники, другой… а поклевок все нет и нет. А погода-то благоприятная: солнышко светит, теплышко воздушное бока согревает. Жаль лишь, что карась на проверенных прудах так и не откликнулся…

И, уже проезжая по проселку перед трассой последнюю деревню, остановив машину, посетовал я хлопочущему у трактора механизатору о неудаче на ближних водоемах. Он вытер испачканные в масле руки и произнес:

— Не переживайте, ребята! Здесь в километре по дороге вдоль оврага Дурной пруд находится. Ребятня там уж второй день знатных карасей вылавливает!

И, хотя время шло к вечеру, решили мы посетить это место. Находилось оно в глубоком овраге, и к воде подъехать было невозможно. Оставили «Жигуленок» на верхотурье, а сами к пруду спустились.

Зрелище на противоположном берегу просто шокировало! Ребятня вытаскивала простецкими удильниками одного за другим крупнейших карасей. Но это занятие, видно, утомило молодежь. Они устраивали настоящие потехи, хлестая друг дружку по лицу рыбьими хвостами, едва удерживая громадин двумя руками за головы.

Увиденное вдохновило, и мы тут же забросили донные снасти и удильники вдоль берега. Поклевки следовали одна за другой, но какими были поимицы: мелкие окушки и плотвички. Но они-то почти полностью и извели наш запас навозных червей.

Только перед самой теменью осознали мы свою оплошку, когда к нам подошел местный паренек.

— Дяденьки, вы на глубине ловите, а карась на мели сейчас держится, — произнес молодой человек и указал, где с утра начать рыбалку. При этом добавил. — Удильники ваши коротковаты, так что придется заходить по колено в воду.

Услышанное и обрадовало, и озадачило: не было у нас с собой болотных сапог! Ночь перекантовались в моем «Жигуленке», а с рассветом приступили и к ловле.

Захожу по колено в холоднючую воду, но ноги терпят, делаю первый заброс, и тут же последовала поклевка. Начинаю потихоньку отступать к берегу. Подсака-то с собой не захватил! Еле-еле волоком вытащил рыбину на берег. От увиденного поимца затряслись ручонки. Карась явно весом перешагнул за два кило…

Всего поймал я тогда на Дурном пруду шесть «лаптей», а напарник мой лишь двумя хвостами обрыбился, как закончились черви. Ну нет бы нам наведаться в соседнюю деревню и быстренько запастись лакомой приманкой. Увы, решили ехать за червями домой. Когда вернулись обратно, то весь берег уж оказался заполонен рыболовами.

Я сделал заброс на своем местечке, благо, оно было свободно. Тут же подсек серебристую рыбину. Увидев вываживание крупняка, соседствующие удильщики бросились наперерез. У самой кромки берега они как бы случайно оборвали мою лесу, на которой был большой карась.

Пришлось прекратить рыбалку и возвращаться домой. Но улов мой из шести «лаптей» потянул при взвешивании аж без малого на пуд (дело было еще до установления нынешних суточных норм добычи). Такой вот случай приключился со мной однажды на Дурном пруду.

Странный улов после грозы

Как-то приехал на знакомый водоем, изобилующий красным карасем, и… не поймал ни одного из них. Утренняя зорька прошла безуспешно.

И только собрался сматывать снасти, как небо потемнело, сгустились тучи, и хлынул ливень. А вслед за ним раздались громовые раскаты, предваряемые дальними всполохами зарниц и ближними плазменными зигзагами молний.

Поспешил укрыться в машине, но вот снасти снять так и не успел. Недолог был тот налет стихии, и когда ее беснование закончилось, подошел к своим удочкам на берегу. Поплавка на одной из них не заметил, но на всякий случай сделал подсечку.

Почувствовал сопротивление и… выудил не ожидаемого карася, а здоровенного вьюна. А на донке двухкрючковой также два его сотоварища засеклись.

И начался клев… Нет, опять же не карасиный, а отборных вьюнов. Раньше в таком количестве мне их ловить никогда не приходилось, разве какой редкий экземпляр попадался, как случайный «довесок».

Притопит чуть-чуть верткая рыбина поплавок, тут уж не зевай — делай подсечку.

Интересно было с ними повозиться. Но не каждый поимец оказывался в ведерке, уж дюже были они скользкими! Многие, вывернувшись из моих рук, возвращались, извиваясь в младой траве, в свою обитель… Но как бы то ни было, с пару килограммов редких рыбешек я все ж изловил.

Супруга моя улов восприняла вначале скептически: мол, как можно таких змееподобных созданий в пищу употреблять?! Но когда отпробовала их после обжарки на скворчащей от подсолнечного масла сковородке, то мнение изменила. Вьюны оказались очень даже приятны на вкус!

Всего одна поклевка

Нравится мне порой лавливать рыбу на малых водоемчиках: на озерках, оставшихся после разлива, где не раз «затоваривался» крупным линем, и на протоках-ручьях, стремящихся от хозяина-пруда, воссоединиться с ближней невеликой речушкой. А здесь и оказия на таком заросшем тростником и рогозом с кубышкой стоке предоставилась…

Сосед мой по даче, молодой парень Александр, взялся обследовать «джунгли» у ближнего пруда. И в хитросплетениях буйной водной растительности обнаружил малый омуток да и расчистил его от мешавшей ловле зеленой помехи.

Почему так сделал? Да вспугнул невзначай у берега увесистых карасей. И первым испытать удачу предложил мне — владельцу всепроходимой «Нивы». На другом транспорте или как пешим ходом туда и добраться было невозможно…

Выезжаю не так уж и рано — в районе девяти часов по утрене. По опыту предыдущих рыбалок в подобных местах знаю: на малых и бескормных плесиках время лова не имеет особого значения.

Когда приехал по описаниям на место, то просто ахнул: чистое зеркало озерца по берегам окружали тонны вытащенных на сушу стеблей и корневищ извлеченной из воды растительности! Что такую работенку проделал парень, добравшись пешим ходом, я даже и представить не мог…

Акватория озерца невелика: где-то пять метров в диаметре при глубине всего лишь по пояс. Забрасываю удочку, да не какую-нибудь навороченную, а наилегчайшую ореховую двухметровку, специально сделанную семилетнему внуку для изучения азов рыбалки. Надо заметить, что до моей поездки изловил он ею не одну сотню карасей…

Налетающий время от времени с холмистого взгорья ветерок теребит гусиный поплавок, создавая видимость поклевки. Но то лишь обман.

А июньское солнце начало пригревать спину, и сидящий под боком охотничий пес высунул язык… Так и хочется кобелю броситься в спасительный холод омутка, но приучен питомец, знает, что водная гладь ему под запретом, коль хозяин с удочкой сидит.

Не обращая внимания на нас, в двух десятках метров на отмели серая цапля отлавливает лягушек и на редкое побрехивание собаки внимания не обращает.

И… вот она, первая поклевка на червя-выползка. Поплавок слегка притопился, и подводная сила повела его в сторону разросшегося рогоза. Делаю подсечку. Удильник не то чтобы согнулся в дугу, а гибкая вершинка склонилась почти к самому комлю, как бы желая с ним «поцеловаться». А в чистой воде блеснул на солнце желтый бок здоровенной рыбины.

«Вот это, — думаю, — поимец!». Почувствовав мое душевное состояние, подбежал к урезу воды и пес. «Только бы леску-паутинку не оборвать!» — пронеслось в мыслях. То давая мини-катушкой слабину, то делая несколько оборотов на себя, все ж вывел рыбу на отмель.

И здесь… разогнулся неизвестно кем сработанный крючок! Карась захлопал хвостом по прибрежному илу, пытаясь скрыться в спасительную глубь. Вдвоем наперегонки кинулись мы с собакой к рыбине, но пес оказался проворнее. Питомец, схватив карася за голову, вытащил его на пригорок.

Не такой уж и великий трофей оказался: всего за кило весом, но, пойманный на такую миниатюрную снасть, знатно позабавил мою рыбацкую душу… Больше поклевок не случилось, но порой и одна многого стоит.

Хоперский трофей

Иногда бывают ситуации, когда, наблюдая за успехом напарника по рыбалке, вываживающего крупняк, сам так волнуешься, что переживаний и у тебя хватает через край. То и случилось у меня в последнюю нашу поездку с сыном Михаилом в низовья Хопра.

Обычное там наше пребывание — неделя. Нельзя сказать, что рыба активно садилась на крючок, но хищник, правда мелкий, не пренебрегал ни колебалками, ни вертушками. Но из-за малых размеров большей частью отправлялся в родную стихию.

Попадались щучки и судачки, вполне пригодные для жаренки и ухи. Так что без рыбных блюд мы ни дня не обходились. А как же иначе…

Бель ловилась так себе. Караси под кило и такие же подлещики клевали исправно. А вот белоглазка и чехонь были нечастыми «гостями» в прилове. А так хотелось поймать этих деликатесных после вяленья рыбешек. Но… не рвачи мы, хватило и имеющегося улова, чтобы после его приготовки потешить наши чрева.

Наступил и последний день отъезда с Хопра. Рыбаки поймут меня, что сборы на берегу благодатного водоема — самые удручающие моменты в жизни любителя общения с природой!

Упаковали все вещички в чрево внедорожника, но один спиннинг Михаил оставил. У меня, естественно, вырвался вопрос:

— Зачем?

— Побросаю напоследок… Может, повезет, — лаконично ответил сын.

И реально ему улыбнулась удача! На третий провод малой джиг-головки с силиконовой обманкой последовал удар. Да такой, что рыбина чуть не вырвала ультралайтовый спиннинг из рук сына.

А когда щучара выпрыгнула из воды, то все жилки мои внутренние от увиденного затряслись. Не знаю, как Михаил, но я в тот момент хватил значительную дозу адреналина.

Длилось противостояние рыболова и поимицы с полчаса. А интрига заключалась в том, что сын засек ее с обрыва, и потребовалось время для выведения зубастой хищницы на отмель. А главное — нужно было измотать ее, ведь спиннинг оснащен был тончайшей плетенкой, а помощник-подсак давно находился в чреве автомобиля.

Сын не сплоховал. Утомил здоровенную щуку и вывел ее на отмель. Там уж дело техники: подхватил под жабры и выволок на берег. Без нескольких граммов на семь кило трофей потянул при длине от кончика рыла до хвоста 97 сантиметров. Знакомый ихтиолог определил возраст зубастой хищницы в пределах 17-18 лет.

А описал я поимку не мной добытой столь великой рыбехи из-за того, что переживаний от увиденного у меня было не меньше, чем у самого спиннингиста…

Юрий Демин, г. Воронеж

Голосов еще нет