Девятый день

зимняя подледная рыбалка

Давно хотелось навестить троюродного брата Андрея, рыбака в городе Кольчугино Владимирской области. Мама, скучавшая по своей родине, и отчим Николай, разделявший мое увлечение, согласились поехать вместе со мной. В итоге на отдых отправились втроем. Остановиться мы собирались у маминой подруги. И ей собеседница, и нам поближе к месту ловли.

Самое начало апреля. После создания искусственного водоема добрая половина населения Кольчугина стала увлекаться рыбалкой. Все с нетерпением ждали именного этого периода, потому что с наступлением тепла подлещики собирались в стайки и мигрировали в поисках пищи.

Когда-то здесь была небольшая речка Пекша, извилистая и с обрывистыми берегами. Теперь она, благодаря огромной плотине, превратилась в водохранилище, или, как называют местные жители, в Кольчугинское море.

Летом тут можно видеть яхты, водные мотоциклы и людей, занимающихся виндсерфингом. Зимой на льду появляются настоящие палаточные городки с горелками и фонарями. Рыболовы живут там неделями, сменяя друг друга. Прикармливают леща и тягают его на мормышку.

На Кольчугинском море

Предвкушая удовольствие от новых впечатлений, мы с Николаем подготовили все необходимые снасти. Дополнительно закупили прикормку и насадку.

Нам предстояла поездка на 10 дней, причем 9 из них мы планировали посвятить исключительно зимней подледной рыбалке. Очень надеялись, что на водоеме присоединится Андрей. На этот 9-дневный период лова выпадали 4 выходных — две субботы и два воскресенья.

Однако мы ошиблись в своих расчетах. Оказалось, что мой брат работал в литейном цехе по странному графику и вынужден был трудиться почти все эти дни. Освободиться Андрей мог только на девятый день нашего отпуска. «Что поделаешь? Значит, придется вдвоем наслаждаться прелестями рыбной ловли!» — решили мы.

Изо дня в день отправлялись на водоем. А когда уходили со льда, только и делали, что отвечали на один и тот же вопрос, который задавал чуть ли не каждый встречный. Всех интересовала единственная тема «Пошел ли подлещик?».

Оказывается, мы приехали не вовремя. Если б заранее знали, то постарались бы подождать еще недельку, другую. Тогда как раз бы подгадали к миграции подлещика.

Николай сдался первым из нас, отказавшись от такой ловли. Произошло это на пятый день. Мелкие плотвички, ерши и окуньки-«матросики» не были теми трофеями, что мы надеялись поймать.

Я упорно продолжал ходить на лед. К вечеру восьмого дня с тем же результатом поплелся домой на ватных ногах. Шел уже без прикормки, с высохшими мотылями, не испытывая надежды. Зимняя подледная рыбалка здесь для меня была закончена. Спина болела, ноги гудели, а руки, пробурившие бессчетное количество лунок, висели, как плети.

Интересное предложение

Дома я с наслаждением уселся в кресло. Опустил зудящие ступни ног в таз с горячей водой, чтобы распарить их. Тут раздался телефонный звонок.

— Привет, братишка! — донесся из трубки оживленный голос Андрея. — Завтра у меня выходной!

— А я все, отстрелялся! Ваша Пекша не порадовала… Мотыли закончились, силы иссякли. Желание ловить улетучилось.

— У меня целая коробка мотылей с прошлой рыбалки осталась. На троих хватит.

— Нет, Андрюха, не уговаривай!

— Поехали! Повидаться с тобой хочется, поговорить. Мы и автобус выписали на заводе, человек 20 рыбаков набралось. Поедем в Кабаново.

— А где это? Далеко?

— Нет, час езды всего. Наши позавчера там были. Говорят, что плотва, как на Волге, — до килограмма весом! По ящику наловили.

— Там река или озеро?

— Кооперативная плотина. Летом не дают ловить — карпа разводят, белого амура и еще кого-то. А зимой разрешают. Давай поедем с нами! Коля порадуется!

— Ладно, уговорил! Поехали…

Утром, строго в назначенное время наша шумная компания рыбаков укладывала свои вещи в багажное отделение автобуса и рассаживалась по местам. Время в дороге пролетело, как один миг. Карты, анекдоты, забавные истории. Вспомнились 80-е годы, когда почти каждый выходной день мы вот так же ездили рыбачить на Волгу.

Куда идти?

Водоем оказался небольшим. Я вначале даже не понял, где именно он находился. Вокруг простиралось бескрайнее заснеженное поле, а мы стояли на плотине. Больше никаких ориентиров не было. Сели пить чай, потом стали разбирать вещи.

Открыли коробку с Андрюхиными мотылями, и тут выяснилось, что все они протухли. Пока мы созерцали эту картину и отходили от шока, остальные рыбаки разбрелись в разные стороны и исчезли из вида. Пришлось нам ориентироваться втроем. Ступили на лед, когда вокруг никого уже не было. «Куда идти?» — задумались мы.

— Пойдем прямо! — предложил брат. — Там где-то должна быть речка.

Мы прошагали приличное расстояние, но не наткнулись ни на одну лунку. «Куда все 20 человек подевались?» — поразился я. Далеко в поле маячили какие-то черные фигуры, похожие на ворон. Они вышагивали по снегу, наклонялись, видимо, кормились чем-то. Кроме этой стаи птиц, никаких признаков жизни поблизости не наблюдалось.

— Может, пойдем к пернатым? — высказал я предположение. — Хоть какая-то живность… А там посмотрим.

Николай, который до этого веселился и шутил, теперь заметно приуныл. Мы шли и шли, продвигаясь по казавшемуся бескрайним пологому подъему. У меня складывалось впечатление, что с каждым новым шагом увеличивается расстояние, отделяющее нас от водоема. Из-за этого мне было как-то не по себе.

Наконец, мы забрались на пригорок и увидели всю картину целиком. Вороны превратились… в шапки рыбаков.

— Тьфу ты! — вырвался у нас вздох облегчения.

Время уходит!..

За пригорком находилась низина. Все наши попутчики «колдовали» своими удочками, а видели мы тех, кто переходил от одной лунки к лунке. Выяснилось, здесь раньше открыли плотину. Вся вода ушла, кроме маленького пятачка в поле.

Места для ловли оказалось не так уж и много, но при желании можно было разгуляться. Имелся даже небольшой заливчик. Глубина была около двух метров на середине, где сидела основная часть рыбаков. Остальные расположились кто где. Около каждой лунки прыгали небольшие плотвички и окуньки.

Я взглянул на циферблат ручного «хронометра» и поразился. Мы потеряли почти два часа! Сейчас уже около 10.00, и наша тройка только приступает к ловле, да еще без нормальных мотылей. А в час дня надо будет уезжать!

Николай с Андреем нашли место в кучке рыбаков, а мне пришлось приютиться с краю «базарчика». У них дело заспорилось. Многие ловили с дополнительным крючком, вытягивая аж по две рыбки за раз.

Моя же безмотылка, скакавшая в толще воды, казалось, была в стороне от местных чешуйчатых обитателей. Я сменил кучу мормышек, попробовал все варианты игры, какие сумел придумать. Рыба наотрез отказывалась проявлять себя! Ни одной поклевки так и не увидел.

…Незаметно пролетело 60 минут. До отъезда домой осталось всего два часа.

Выбор мормышки

Я решил посоветоваться, подошел к брату и поинтересовался:

— Андрей, ты на что ловишь?

— На протухших мотылей.

— Да нет, я не об этом. Мормышка какая?

Он вытащил за леску маленькую свинцовую «уралочку», покрашенную зеленым лаком. На крючке был кембрик такого же цвета и висел дохлый мотыль. Я открыл свою мормышечницу, покопался в ней и спросил:

— Посмотри: какую из них лучше привязать?

После внимательного изучения моего арсенала Андрей вынес вердикт:

— У тебя нет таких приманок, на которые тут ловят!

«Приехали! — огорченно подумал я. — Что же это за лужа такая, где ни одна моя мормышка не подходит?!». А их у меня примерно 300 штук разных. Решил, что надо обойти местных рыбаков и посмотреть на их снасти. Может быть, удастся что-нибудь подобное найти в своих запасах.

В основном ловили на «уралки» и «лодочки». В заливчике паренек успешно потаскивал плотву вообще без мормышки — крючок да грузило на леске, как летом.

— Если ты тут сверлить собрался, то лучше не надо! — предупредил меня юноша.

— Почему? — опешил я.

— Здесь когда-то свалили сучья, пеньки и прочий хлам. Уйдешь без приманок!

Я достал мормышки, бисер с кембриками, присел на ящик и начал думать, разглядывая свой арсенал. «Что же такое соорудить?» — мучили меня сомнения.

В итоге выбрал медную «чешуйку»-«лодочку» — мою первую самодельную мормышку. Припаянный оловом крючок с колечком — вот и все. Веса в ней никакого не было. Опускалась на дно плашмя, медленно планируя. В последний раз я ее использовал почти 30 лет назад.

Теперь мне захотелось посадить на крючок лимонный бисер и закрепить его зеленым кембриком. Кивок только чуть дрогнул, до того легкая приманка вышла! Посмотрел я на результат своего творчества и хоть какое-то удовольствие получил.

Испытание приманки

На «базаре» по-прежнему ловили мелочь. После проведенного исследования и подготовки приманки у меня остался всего лишь час на ее испытание. Проходя мимо Николая, я увидел за его очками довольный взгляд. Впереди рыбачили двое, а между ними осталось метра три свободного места.

«Вот здесь и попробую!» — решил я. Пока шел, заметил, что они беспрестанно вытаскивали по две рыбки за один раз. Причем справа клевали окунишки, а слева плотвички.

Аккуратно пробурив лунку, я сделал палочкой маленькое отверстие в шуге, чтобы свет не проникал под лед. На меня никто не обращал внимания. Все были очень заняты процессом.

Отмотав с катушки два метра лески, я опустил свою «чешуйку» в воду и вытянул руку вверх. Толщина льда составляла примерно 60 см. Леска медленно, с короткими остановками, очень плавно тонула. Кивок приближался к голове, потом поравнялся с уровнем глаз и резко, всего на 5 миллиметров «тюкнул» вниз.

Подсечка… и ощущение, что крючок словно зацепился за колоду. После недолгой борьбы я осторожно завел рыбу в лунку, поднял до половины, а дальше не пошло — мешала шуга из льдинок. Сдвинув рукав за локоть, погрузил ладонь в ледяную кашу и скользнул по леске вглубь. Нащупал большое и гладкое тело рыбы.

«Только бы не ушла!» — билась у меня в голове мысль. Аккуратно вытащил из воды трофейный экземпляр. «Неужели такая плотва бывает? » — удивился я. В моем пенопластовом рыболовном ящике есть отделение для термоса, остальное место пустует. Вот туда я и определил свою добычу.

Быстро, не теряя времени, сделал новое отверстие палочкой в шуге и опустил мормышку. Так же плавно кивок приблизился к глазам, и снова — тюк… Из одной лунки мне удалось незаметно вытащить 8 плотвиц огромного размера! Поклевки были на каждом опускании приманки.

Нешуточное дело

На девятой проводке кивок на том же месте остановился, как будто неожиданно появилось дно. Я поддернул удочку, и ее вдруг с силой потащило вниз! Перетягивание снасти затянулось. Мне пришлось встать на колени, и тут все заметили, что дело нешуточное. Те, кто был поблизости, обступили сцену действия кольцом.

Покрасневшей от холодной воды рукой я в очередной раз поднимал удочку вверх. Рыба медленно, переваливаясь с боку на бок, дошла до льда и уткнулась в нижний край лунки, диаметром 130 мм.

Я перехватил снасть за леску. После этого проверенным движением освободившейся рукой, которая все еще оставалась покрасневшей, попытался нащупать на рыбьей голове надежное место, за которое можно было бы взяться и вытащить свою добычу.

Мне удалось протолкнуть в пасть своему трофею большой палец. Остальными, хоть они и немели от холода, я стиснул рыбье тело и, раскачивая из стороны в сторону, принялся протаскивать его через лунку.

Вот показалась крупная голова леща, а потом и вся его остальная часть. Рыба изгибалась и выскальзывала из зажатых пальцев. Прыгая на льду, намоталась и полностью запутала на себе леску, добавляя в узлы обильную слизь.

Послышались одобрительные возгласы наблюдавших за мной удильщиков. Тотчас же кто-то взялся бурить льда позади моего ящика, надеясь выловить подобный трофей. Андрей и Николай тоже принялись за дело.

Я же встал с колен и плюхнулся на сиденье. Руку жгло, как огнем. Вытащил полотенце и вытер кисть насухо. Распутать леску не представлялось возможным. Поэтому я просто сгреб путанку с чешуи, отрезал мормышку и убрал ее вместе с удочкой в крышку ящика. Лещ лежал на льду, так как все свободное место заняла плотва.

Окунь-гигант

— Ах, чтоб тебя! — послышался азартный голос Николая.

Я тут же спросил, видя, как он суетится и пытается что-то схватить в воде:

— Что, попалась?

— Не совсем. Стекло из оправы очков в лунку выпало.

Рядом прозвучал незнакомый голос.

— Кто-нибудь, помогите!

Я обернулся и увидел, что в метре от меня рыбак держит пальцами леску над лункой. Не раздумывая, засучил рукав. В ледяной глубине нащупал угловатую шершавую морду. «Ну, с этим будет намного проще! — подумал я. — Это же не белая рыба!».

Вытащенный на лед гигантский окунь доставил такое удовольствие парню, ловившему целый день экземпляры меньше ладони, что он возликовал и поблагодарил меня. Я опять взялся за тряпку и снова услышал тот же голос:

— Может, помощь нужна?

— Не отказался бы! — ответил Николай.

Прозвучала команда водителя автобуса, чтобы все собирались домой. Надо же, Коля умудрился на последней минуте зацепить точно такого окуня-великана.

Андрюха не успел вытащить ничего стоящего. Мне, почему-то подумалось: «Может, не в мормышке дело, а в рыбе? Или в удачном месте? А может, это девятый день распорядился подарить мне 9 замечательных трофейных экземпляров?».

— Братан, — сказал Андрей с улыбкой, подойдя поближе, — как так получилось? Ты поймал меньше всех, а на самом деле больше всех!

— Зато самая крупная рыба у тебя! — ответил я, бережно укладывая леща в его рыболовный ящик, в котором было много свободного места.

Сергей Мокеев, г. Владимир

Голосов еще нет