Исчезающая дрофа

Дрофа

Дрофа, многочисленная еще в начале XX века, со второй его половины оказалась переведена в категорию исчезающих видов, причем основная и единственная причина этому — человек и его деятельность.

Портрет вида в степном интерьере

Дрофа — очень крупная, красивая птица с большой округлой головой, толстой и довольно длинной шеей. Внешним обликом она больше всего напоминает домашнюю индейку. Масса самцов достигает 16, самок — 10 кг. Окраска пестрая, в ней сочетаются рыжий, черный, серый и белый цвета. У самцов весной на горле вырастают пучки длинных нитевидных перьев, образуя «усы».

По систематике дрофа относится к отряду журавлеобразных, семейству дрофиных. На территории России обитает два ее подвида: западный (Otis tarda tarda) и восточный (Otis tarda dybowskii). В начале века орнитологи считали эти формы отдельными видами. В пределах Средней Сибири встречается только наиболее редкий, практически уже исчезнувший восточный подвид. Он отличается несколько меньшей величиной, более тонким клювом, и самцы этого подвида весной носят из перьев не только «усы», но и «бороду».

Дрофы ведут наземный образ жизни. Оно и понятно: с такой массой не сильно-то по ветвям полазаешь. Они много и охотно ходят, при опасности резво бегают. Взлетают с земли тяжело, с разбегу, но, поднявшись на крыло, летят довольно легко и быстро, развивая скорость до 50 км/ч. Человека подпускают сравнительно близко, но потом резко взмывают в воздух «свечой», оглушительными взмахами крыльев повергая опасного противника в состояние «шока». В жару птицы охотнее затаиваются, причем разглядеть их благодаря покровительственной окраске бывает очень трудно.

Характерные места обитания вида — широкие открытые пространства, в основном степи — как целинные, так и освоенные. Гнездится дрофа в посевах озимых, на залежах и сенокосах, на лугах (там, где ее не преследуют). Предпочитает глинистые типчаковые степи, но в настоящее время встречается, например, в Тыве на любых остепненных участках, мало затронутых хозяйственной деятельностью человека. Избегает пустынь, заходящих в горы узких речных долин и высокогорий.

Половой зрелости дрофы достигают очень поздно: самцы в возрасте 5—6 лет, самки — 3—4 лет. Основу брачных отношений этих необычных птиц составляет промискуитет, т.е. отсутствие постоянных пар. Одна самка может спариваться с несколькими самцами и наоборот. Гнездовые территории и места токования самцов постоянны. К откладке яиц самка приступает, когда поднявшаяся трава уже скрывает сидящую птицу. Изысканных сооружений дрофа не возводит, просто выкапывает ямку в земле, иногда слегка выстилая ее травой — и гнездо готово. В кладке всего два, редко три яйца; дрофа насиживает в среднем 27—28 дней, птенцов приходится выхаживать до полутора месяцев, пока они обретут способность к полету. Занимается ответственным делом высиживания и воспитания молодняка только самка. А самцы после кратковременной «женитьбы» собираются отдельными табунками и до следующего брачного периода ведут свободный образ жизни.

По типу питания дрофа практически всеядна: мышевидные грызуны, ящерицы, иногда птенцы мелких пернатых, насекомые, их личинки и прочая «мелочь» составляют ее меню. Но когда наступают холода и «мелочь» исчезает, становится вегетарианкой и поедает плоды, семена растений, почки и другие съедобные части травянистой и кустарниковой растительности.

Почему ее так мало?

В прошлом дрофа была обычным и даже многочисленным видом обширных степных участков Европы и Азии. Но именно эти территории на протяжении всей истории человечества подвергались наибольшему антропогенному воздействию: то бесчисленные стада здесь пасут, то хлеб сеют, то города строят, то охотятся. В результате этих манипуляций многие степные виды птиц и зверей оказались под угрозой исчезновения. Не стала исключением и дрофа. На сегодняшний день этот вид охраняется законом во всех странах, где обитает. И если численность западного подвида остается невысокой, но довольно стабильной, то восточный уже одной лапой стоит на грани вымирания.

Дрофа во все времена была ценным охотничьим трофеем, объединяющим в себе большую массу, высокие вкусовые и питательные качества и легкость добычи. Первоначальной причиной сокращения численности вида на всем ареале была интенсивная охота во второй половине XIX и первой половине XX вв. Эту птицу очень трудно перехитрить, и в середине XIX в. охота на дрофу считалась знатоками одной из самых интересных. Но неконтролируемая добыча с использованием автотранспорта и огнестрельного оружия привела за последние 40 лет к катастрофическому падению численности вида. Например, только в Читинской области количество дрофы за последние 50 лет сократилось в 100 раз. В Тыве всего за 9 лет (с 1971 по 1980 гг.) численность вида упала с 600 до 50 особей. В 60-х годах в некоторых урочищах охотник на лошади за неполный день мог увидеть в степи 2—3 группы птиц. Сейчас можно проехать тысячи километров по бескрайним просторам Тывы и не увидеть ни одной дрофы. В настоящее время в нашем регионе она гнездится только в Тыве, редкие единичные залеты отмечаются на территории Хакасии и Красноярского края.

При появлении опасности дрофа предпочитает затаиться и переждать, надеясь на покровительственную окраску, благодаря которой практически сливается с окружающим ландшафтом. Являясь крайне осторожной птицей по отношению к человеку, она так и не приспособилась к автомашинам и до сих пор подпускает «железных коней» вплотную. А попасть с расстояния 10—15 м в такую крупную цель из современного ружья не представляет труда даже для начинающего охотника.

Восточный подвид дрофы официально охраняется в России, Казахстане, Узбекистане, Монголии и Китае, однако во всех этих странах до сих пор развита браконьерская охота. Высокий уровень браконьерства отмечается в Китае. Здесь мясо этих птиц издавна считается деликатесом, а перья используются для изготовления дорогих вееров. Помимо традиционной ружейной охоты китайские охотники добывают дроф с помощью отравленного зерна, а монгольские — применяя начиненных ядом кузнечиков.

Отрицательно сказывается на численности вида исчезновение и деградация мест обитания. Вся степная зона подвергается интенсивному сельскохозяйственному использованию, степи исчезают в результате распашки или трансформируются в процессе перевыпаса скота и другой деятельности. Большая часть кладок и маленьких птенцов гибнет во время сельхозработ и степных пожаров. Значительную опасность представляет постоянно возрастающее беспокойства дроф людьми, автомобилями и домашними животными. Особенно губительно это в период гнездования. Потревоженная во время насиживания самка надолго покидает гнездо, и в это время кладка расклевывается воронами, разоряется наземными хищниками, включая чабанских собак, или гибнет от переохлаждения.

Естественных врагов у взрослых дроф мало, и они не оказывают сильного влияния на численность популяции. Наиболее часто добычей хищников — лисиц, волков, хищных птиц — становятся яйца и птенцы. Известны редкие случаи поимки взрослых птиц орлами. Но численность орлов в последнее время настолько низка, что они сами нуждаются в охране.

Накладывает свой отпечаток на редкость вида и его биологические особенности, а именно крайне низкий потенциал воспроизведения. Позднее половое созревание, малое количество яиц в кладке и высокая смертность молодняка не дают дрофе шансов на быстрое увеличение численности даже в идеальных условиях существования.

Вернутся ли дрофы в наши степи?

В нашем регионе простой охраной дрофы и мест ее обитания проблему сохранения вида уже не решишь. Необходимо принимать кардинальные меры: реинтродукцию вида назад в природу, в те места, где он когда-то жил. Но дрофа — это не та птица, которую можно без труда поймать в местах, где ее много, и выпустить туда, где уже нет. Она отличается повышенной стрессовостью и, отловленная со всеми мерами предосторожности, гибнет, даже не доехав до места выпуска. В мире существует практика возврата в природу подросших птенцов, но беда еще и в том, что размножаться в неволе дрофа не желает. Пока известны лишь единичные случаи.

Одна из задач по умножению численности — найти и обойти те преграды, которые препятствуют размножению дрофы в неволе. Дело это уже освоено в Германии и Венгрии. Орнитологи Великобритании, где последняя дрофа была убита около 175 лет назад, предпринимают попытки вернуть вид в естественную среду обитания. Уже создан Международный фонд дрофы. Видимо, и нам пора браться. Но занятие это очень сложное и дорогостоящее, без поддержки государственных или крупных частных заинтересованных структур подобное мероприятие будет очень сложно осуществить.

Анна Кутянина, г. Красноярск

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (3 votes)