Поездка на Обское море

рыбалка для души

Позвонил давний друг Сергей, с которым мы не один пуд соли съели и не одну сотню километров с рюкзаками по таежным тропкам прошагали. Бодрым голосом поздоровался: «Привет, Максимыч!». «Добрый день!» — ответил я. «Догадываешься, почему звоню?». «Да уж…» — вырвалось у меня. «Поедешь с нами?». «Куда на этот раз?» — уточнил я. «На Обское море, — был ответ. — Дня на три-четыре… Ну так как?». «Конечно, поеду!» — с готовностью согласился я. «Заметано! — объявил Сергей. — Завтра в шесть утра заедем. Собирай рюкзак!».

Долго ли готовиться к поездке заядлому рыбаку? Рюкзак давно собран, только проверить снасти (все ли на месте), да продуктов свежих из холодильника подкинуть и… в путь-дорогу.

Семейные розыгрыши

На следующий день, как всегда, пунктуальный Сергей с нашими общими друзьями Стасом и Матвеем на восходе солнца на своей безотказной «Ниве» подкатили к моему подъезду. Я уже ждал на лавочке, и через полчаса мы выбрались на трассу «Новокузнецк — Новосибирск — Томск».

Сергей — высококлассный водитель, проработавший дальнобойщиком более сорока лет, пользуясь хорошим состоянием дорожного полотна, прибавляет скорость. Плавное покачивание бегущей машины начинает действовать усыпляюще.

Чтобы не задремать, Матвей (наш негласный шеф-повар) начинает подначивать молчуна-скромнягу Стаса, жена которого полная противоположность супругу — чересчур словоохотливая и язвительная бабенка, вечно задирающая мужика и любящая его разыгрывать.

— Ну и какую подляночку приготовила ноне твоя Клавдия?

— Увидим на месте, — хмуро буркнул Стас.

Мы, навострив уши, начинаем ухмыляться, ожидая очередную хохму. Каждый раз, приезжая на рыбалку, мы обнаруживали в рюкзаке друга то вонючую камбалу, то желтую от старости и перезаморозки навагу. Да еще и с любезной записочкой: «Стасик, это вам на случай полного бесклевья».

Бедный наш друг стоически терпел все эти насмешки. Но когда в очередной раз мы обнаружили в его рюкзаке совсем свежих, еще пахнущих тиной и разевающих рты карасей, терпению самолюбивого рыбака пришел конец. Выпрямившись, с раскрасневшимся от обиды лицом, он разразился страшной тирадой из трех слов:

— Ну все, развожусь!

Конечно, это были только эмоции…

На излюбленном месте

Через шесть часов утомительного пути с полудремой и азартными вспышками воспоминаний о прошлых выездах на рыбалку для души мы наконец-то сворачиваем с трассы на проселочную дорогу. Долго катим по ней. Добираться нам еще добрых часа два.

Постоянный стан располагался не на самом Обском море, а на одной из речек, впадающих в него. Хорошее место, прикормленное, а главное — уловистое. Набив не одну шишку на затылках от ужасной тряски, мы, хвала Господу, оказываемся на своей любимой косе.

Загнав в тень прибрежных уже тронутых осенней охрой черемуховых зарослей машину и вытащив из нее все пожитки и снасти, идем к реке. Ослепляя солнечными блестками, ее струи при приближении к месту слияния с искусственным морем несколько замедляют свой бег и вольготно разливаются по пойме со множеством островов и островков с протоками, заросшими по отмелям уже пожелтевшим камышом.

Плеск, журчание реки у ног, шуршание листвы и густой травы после гула двигателя и духоты кабины как-то сразу умиротворяют и уносят тебя в неведомую даль. Присев на корточки и плеснув в лицо пару пригоршней ледяной водички, а затем напившись из тех же ладоней, я наконец-то прихожу в себя и тут же слышу призывной клич нашего шеф-повара:

— Хлопцы, на перекус!

На старом кострище уже весело потрескивает пламя, над которым парит котелок с чаем. Удобно устроившись у огня, Матвей вспоминает розыгрыши Клавдии:

— Стас, а ну показывай, что на этот раз подложила тебе в рюкзак твоя благоверная?

Вскрыв газетный пакет, все ахнули от изумления: в нем была жирная, отливающая глянцевыми боками, ароматно пахнущая… копченая селедка! Наконец-то что надо! И главное — в нужное время! В этот момент, уверен, Клавдии здорово икалось. А вот лицо самого Стаса было похоже на морду растерянного кота, которого после долгих шлепков вдруг погладили по шерсти.

Лов по запросам шеф-повара

Плотно перекусив и немного отдохнув, принялись за обустройство лагеря. Приближался вечерний клев. Разбрелись по своим излюбленным прикормленным местам. Дрожащими руками готовим снасти, забрасываем и, уставившись на поплавки, начинаем ждать первой поклевки.

Как всегда, отличился наш доблестный водитель Серега. С большим трудом после поклевки и яростного сопротивления выволок на траву огромного губана. Глядя на пойманное чудище, наш шеф-повар Матвей брезгливо поморщился и сказал:

— Я это варить не буду. Отпусти или готовь сам.

Серега, вздохнув, тут же возвращает трофей в родную стихию. Поскольку мы приехали на несколько суток, много рыбы нам сегодня не нужно. Принимаемся ловить только такую, какую требовал наш кормилец для приготовления ухи. Через каких-то полчаса все прихоти Матвея были удовлетворены.

Мы переключились на рыбалку… для жарехи. Опять пришлось выполнять строгие запросы шеф-повара. Каждый пойманный экземпляр должен был соответствовать размерам сковороды. Выловленных особей замеряли и слишком больших отпускали как переростков, а маленьких возвращали в воду — нагуливать жирок.

Когда с заказом Матвея, наконец, справились, все занялись рыбалкой для души. Поймал, замерил, взвесил и… отпустил. Я же противник такого развлечения. Мне кажется, что это идиотизм какой-то!

Охотник, рыбак — он ведь добытчик, а не филантроп. Зачем тогда ездить за тысячу верст в глухомань, чтобы поймать и… отпустить?! Если только за этим — рыбачь себе дома в аквариуме. И посещай зоопарк… для души!

Отменная уха

Смотав снасти, я пошел помогать Матвею в подготовке ужина, вызвался чистить рыбу и картошку. Вскоре аромат ухи уже заполнил всю округу, и мужики потянулись к стоянке. Облизываясь и ежеминутно сглатывая обильно вырабатываемую слюну, парни жадно следили за манипуляциями шеф-повара. Минут через 20 Серега не выдерживает:

— Матвей, ну сколько можно?! По-моему, ты уже издеваешься над нами, испытываешь наше терпение, растаптываешь дружеские чувства. Я сейчас захлебнусь своей слюной!

— Ребята, режьте хлеб. Начинаю разливать.

Тронная уха, как всегда, была отменной! Двойной добавкой дело не обошлось. Почти ведерный котелок вскоре опустел. Так же стремительно улетучилась и приличная горка жареной рыбы, даже головы пошли в ход. Ужин длился не менее двух часов.

Наконец, с довольным и сытым видом, убрав и помыв посуду, мы, умотавшись за день, особенно в дороге, укладываемся спать: кто — в палатке, кто — у костра, подстелив под бок телогрейку или спальник. Я, конечно, располагаюсь ближе к огню.

Господи, как благостна ночь в лесу или на берегу озера, реки со своими ароматами, шорохами и шелестами, всплесками на водной глади, перемигиванием звезд на черном бархате ночного неба! Смотришь на их кажущуюся недвижность и чувствуешь, что и ты такая же малая, но живая, с трепетной душой песчинка, несешься вместе с этим божественным мирозданием в неведомую и бесконечную даль.

Тебе страшно, но одновременно тебя переполняет трудно объяснимая нега. Как хорошо, что ты можешь ощущать и воспринимать всю прелесть окружающего мира. Боже, какой прекрасной в эти минуты кажется жизнь! И если существует рай на Земле, то вот он — вокруг тебя и в тебе и именно здесь и сейчас!

Владимир Неунывахин, г. Новокузнецк

Голосов еще нет