Как я впервые «тропил» зайца

ушастый зверек

К охоте приобщился еще в детстве. Отец был родом из Костромской губернии. В большой, по тем временам, деревне Погорелово все мужики промышляли охотой, когда не отправлялись на отхожие промыслы в Петербург или Москву. Отец с моими дедом и прадедом ходил в тайгу на медведя, волков. Не брезговали и мелкой дичью — зайцами, лисицами, бобрами, белкой, а также перелетной птицей.

Первые шаги

Отец пытался и меня приобщить к охоте в редкие, свободные от службы, дни. Дома хранилось несколько ружей. За мной «числилась» одностволка тульского производства 12-го калибра. Когда я еще учился в школе, отец «пристроил» меня в тир к своему ушедшему в запас однополчанину. Благодаря ему мне удалось добиться определенных успехов в пулевой стрельбе.

Неплохо освоив «мелкашку», я мог бить белку, не попортив шкурку. А с ружьецом мы обычно в конце августа и сентябре частенько бывали на одной приморской погранзаставе, где в плавнях с открытием сезона охоты стреляли перелетных уток.

С достижением совершеннолетия «тулку» я оформил уже на себя. Но по стечению обстоятельств с охотой «завязал». Дело в том, что в стране все большую популярность приобретал подводный спорт. Это увлечение затронуло и меня, полностью захватило.

Особенно мне нравилась подводная охота. В итоге «тулка» надолго «зависла» на стене, по соседству с моими новыми трофеями — саблей и шпагой, найденными во время погружений в таллинской бухте.

После окончания техникума я был направлен на северо-восток Эстонии — на сланцеперерабатывающий комбинат в Кохтла-Ярве. Множество водоемов в округе, а самое главное — соседство с огромным Чудским озером — определяло характер свободного времяпровождения местных мужиков. Разумеется, это была рыбалка! Не обошло их увлечение и меня. Но рассказ не о том.

Открытие сезона

Начальником цеха пароснабжения был Иван Павлович Бурунов. Сам родом из Саратовской области, после окончания института получил направление на строившийся тогда комбинат. Это предприятие знаменито тем, что в 1947 году стало поставлять первый сланцевый газ в послевоенный Ленинград.

Нам часто приходилось пересекаться по производственным вопросам. Несмотря на разницу в возрасте, находились общие интересы и в других категориях. Иван Павлович был заядлым охотником, как я, он тоже приобщился к ней еще в детстве. Слово за слово, мы стали больше общаться. Потом я его сына Витьку привлек к подводной охоте…

Иван Павлович, узнав, что у меня ружьишко имеется да и кое-какой опыт в стрельбе, сделал приглашение:

— Для начала сходим на зайца, а там посмотрим, на что еще сгодишься. Я по случаю пару лет назад приобрел полузаброшенный хутор в лесу. Там в последние годы развелось «косых» немерено. Откроем новый осенне-зимний сезон.

Погода в том году была переменчивая, как говорится: то дождь, то ведро (ясный солнечный день. — Прим. редакции). Поэтому зайцы предпочитали места повыше, как раз на опушке соснового леса вокруг хутора. Как сказал Иван Павлович, в сухое время они в основном располагались в ивняке по берегам близлежащих озер.

В пятницу после работы мы выехали на хозяйской «копейке» в сторону хутора. Через час с небольшим были на месте. Витек, отодвинув массивные створки ворот, пропустил машину на хуторское подворье. Потом стал растапливать печь и плиту в отсыревшем помещении.

А мы тем временем начали перетаскивать снаряжение из автомобиля. Поужинав, рано легли спать. Подъем наметили на три часа от полуночи. В четыре утра вышли за забор.

Советы дилетанту

На опушке виднелось несколько «копешек» сена. Его заготавливал местный лесник для своей скотины. Иван Павлович не возражал против этой деятельности. А «косые» уж точно не могли пропустить осенью и зимой легкодоступный корм, да еще в таком количестве!

— Поскольку ты на заячьей охоте впервые, — заговорил по пути Иван Павлович, — дам пару советов. Потом, если сподобится и понравится, еще подучу кое-чему. Сегодня охотимся с подхода. Это значит: рассредоточимся, идем против ветра, чтобы заяц не учуял и не услышал раньше времени. В любой момент будь готов стрелять. По соседу случайно не попади! Сегодня, когда нет снега, собак и загонщиков, это то, что нужно знать дилетантам вроде тебя, — не удержался от «подначки» начальник цеха.

Я только помалкивал. По моим собственным понятиям, мне и на «дилетанта» рано было рассчитывать.

Ночь начала переходить в утренние сумерки. Удавалось различать отдельные детали местности: кочки травы, кустики. Я двигался медленно и, как казалось, очень тихо. Когда зайцев много, как в том году, они не очень осторожны и подпускают довольно близко.

На другой стороне опушки, метрах а двухстах, бабахнул дуплет. Это, очевидно, бил Витька. Я со своим одноствольным ружьецом мог рассчитывать только на единственный выстрел. А потом — перезарядка, потеря драгоценных секунд…

С полем!

Утро выдалось пасмурным, но тумана не было, поэтому неплохая видимость позволила мне шагах в 15-20 заметить темное пятно. Очевидно, я вышел на заячью тропу. Стрелял, не целясь, навскидку. «Косой» высоко подпрыгнул и сиганул в соседние кусты. Я точно промазал! Ну, что же: первый блин, как говорится, всегда комом!

Еще вчера Иван Павлович, ожидая от меня именно такого результата, предупредил, что даже после выстрела зайцы с откормочных мест далеко не уходят. Попетляв немного, могут скоро вернуться. Надо только притихнуть.

Я продолжал тихо и медленно продвигаться вдоль опушки. Стало совсем светло. Впереди на тропке опять сидел зайчишка, высоко подняв уши и поводя носом. Потом короткими скачками стал двигаться мне навстречу.

«Никак совсем сдурел!» — подумал я, прицеливаясь. Плавно нажал курок. Выстрел, чувствительная отдача в плечо. Смотрю вперед: мой первый заяц, вполне заслуженный трофей, лежал на тропе.

А за хутором, на другой стороне поляны, время от времени раздавались выстрелы. В моем же поле зрения зайцы больше не появлялись.

— Ну с полем тебя, дилетант! — смеялись, встречая меня, Иван Павлович и Витька. На поясах у них болталось по три русака.

Остаток дня посвятили снятию шкурок — процессу, не менее любопытному и поучительному. Тушки подвешиваются за задние лапы. Острым ножом делаются надрезы на конечностях и шейке. После этого шкурка снимается «чулком». Есть и другие тонкости, которые я просто упускаю из рассказа…

Изучение следов

Выпал первый снег. На мерзлой земле он уже не таял и оставался пушистым слоем надолго. Мы ожидали, что с каждым новым снегопадом сугробы будут только росли. Как-то мне на работу позвонил Иван Павлович:

— Смотри в окно — снег на полях. Поехали на зайца по «первой пороше»! Не пожалеешь. Преподам новый урок — «тропление».

Незнакомое слово крайне меня заинтриговало. Договорились, как обычно, выехать в пятницу. Субботу наметили на изучение следов. Нужно заранее определить, где русак «жирует». Где пролегают его тропы, которые опытные охотники называют «заячьим маликом». Иван Павлович с его опытом хорошо разбирается в следах:

— Вот, видишь, четыре ямки, далее — еще и еще. Это русак. Вон там — слева, похожие следы, но не такие же, расставлены по-другому, и глубина больше. Это скакал беляк. Они иногда «жируют» рядом.

Следов очень много, и мне абсолютно ничего не понятно. По мне так они совсем не отличаются друг от друга.

Мы на лыжах отмахали уже три-четыре километра. Погода сегодня чудесная! Небольшой морозец. Тихо, только скрипит снежок под полозьями лыж. На востоке занялась яркая зимняя заря. На небе ни облачка. А следов-то сколько! Словно заячьи табуны скакали по полю!

— А вот смотри, как следы четко обозначились. Здесь русак сидел, водил ушами, слушая. Здесь он грыз кустики и траву. Видишь, мусор на снегу? Длинный прыжок влево, потом — вправо. Под теми кустами затаился. «Лежку» устроил себе. Потом начал «строить петли» — опасность почуял, видимо. Гляди: больше всего следов вокруг стожков сена.

Так Иван Павлович читал мне «книжку заячьей жизни», написанной на чистейшем снежном поле!

Уловки «косых»

Наутро, опять же задолго до рассвета, на лыжах отправились к разведанному вчера месту охоты. Это была поляна, где предприимчивый лесник сеял летом овес, сажал картошку, морковь, турнепс и капусту. Осенью после сбора урожая там еще оставалось немало ботвы. Встречались также мелкие морковки, корнеплоды и капустные кочерыжки.

Вот сюда-то зайцы и повадились ходить, здесь «жировать». Тут и там они разрисовали снег петлями следов и «лежек» с остатками пиршеств.

Иван Павлович определил нам с Витьком места так, чтобы мы шли на одной линии на достаточном расстоянии друг от друга, дабы ненароком не попасть в соседа.

«Косой», как правило, делает несколько петель, потом залегает, повернув нос к своему следу, как бы навстречу преследователю. Зайчихи обычно менее осторожны, чем самцы. При лунном или солнечном свете ушастые зверьки устраиваются на лежке так, чтобы рядом отбрасывалась небольшая тень.

Вот на эту их уловку я и попался поначалу. Увидев темное пятно на снегу, сразу вскинул ружье и нажал на спуск. Заяц высоко выпрыгнул совсем рядом и рванул в кусты. Оказывается, я метил в его тень. Перезарядил ружьишко и пошел дальше.

Недалеко от меня Иван Павлович и Витек дуплетами подстрелили парочку русаков. Как потом оказалось, самочек. На зорьке стало светлее, и я заметил в 20 шагах притаившегося русака. Тут уж грешно было промахнуться. С гордостью подвесил трофей к ремню поверх полушубка.

Вечером, когда освежевали добычу и поставили зайчатину в духовку тушиться, Иван Павлович просвещал нас с Витьком, говоря о премудростях охоты на русака и беляка. Он ловко оперировал терминами «жировочный», «ходовой» и «гонный» следы, «сметка», «скидка» и так далее.

Рассказывал, при какой пороше хорошо заметны отпечатки лап на снегу, когда остаются «орешки» и моча. Объяснял, когда лучше «тропить», а когда охотиться только с собаками. Указывал, в каких случаях «засидка» приносит лучшие результаты. Он же поведал, как можно приготовить зайчатину в походных и домашних условиях.

Другие способы охоты

В январе зима «устаканивается». Выпадает много снега, «тропить» становится труднее. Но большой знаток заячьей охоты Иван Павлович на этом не успокаивается.

Он еще не раз брал меня с собой, когда отправлялся на «засидку или «гон» ушастых зверьков. Обычно вместе с нами шел и знакомый лесник, у которого имелась охотничья собака. Это была эстонская гончая, натасканная на зайцев и лисиц. Так я познакомился с не менее увлекательными способами добычи «косых».

Однажды, уже в конце зимы, Иван Павлович сказал:

— Давай, друг, без обид, но оружие тебе следует поменять, если хочешь, чтобы тебя называли «законным» охотником. Возьми себе «вертикалку» 16-го калибра. Тогда можно будет и на приличного зверя сходить.

Я незамедлительно воспользовался советом, поскольку и сам пришел к такому же выводу. Правда, на серьезную охоту на кабана мы смогли выбраться только в следующем сезоне. Но это уже другая история. Первое же «тропление» зайца запомнилось мне на всю жизнь…

Рецепты Ивана Павловича

Когда идешь на охоту, всегда бери с собой соль и различные специи. Никогда не знаешь, в какую попадешь ситуацию. Можешь заблудиться, просто далеко зайти и вовремя не вернуться на базу. Да мало ли что произойдет!. Тогда зайца можно приготовить на вертеле.

Тушку солишь, натираешь специями, насаживаешь на «шампур». Костер должен прогореть, оставив жаркие угли без языков огня. Готовность проверяешь кончиком ножа или отрезаешь ломтики на пробу. В процессе нужно своевременно поворачивать тушку и постоянно следить, чтобы она не была слишком близко к углям.

На охоте спиртное не рекомендуется. Если заходов сегодня больше не планируется, а ружье уже спрятано в чехол, то можно позволить себе немного вина. Очень к месту оказывается некрепкое сухое белое или красное.

Можно запечь тушку в горячей золе. В этом случае получается корочка, которая приятно хрустит на зубах. Но вместе с ней на язык попадают и остатки древесной золы, так что блюдо… на любителя.

Дома зайчатина тушится в духовке. Готовится вместе с костями или отдельно. Можно завернуть в фольгу. Естественно, в любом случае обязательно присутствие специй. Можно тушить в жаровне. При этом образуется весьма вкусная хрустящая корочка.

Можно приготовить в виде рагу с овощами — морковью, брюквой, картофелем. Если в хозяйстве есть глиняные горшочки, то воспользуйтесь ими. Получится прекрасное блюдо! На мой взгляд, нет ничего вкуснее зайчатины, тушеной в горшочке с овощами. Вместе со специями можете положить свиные шкварки. Но это тоже на любителя.

Юрий Петухов, г. Таллин

Голосов еще нет