Василич

настоящий рыбак

Есть известная поговорка, что проведенное на рыбалке время в счет жизни не идет. А как тогда оценить активный отдых на водоеме в хорошей компании верных друзей? Это время, наверное, не засчитывается от самого момента встречи…

Небо заволокло, и всю дорогу заметало снегом. Температура держалась в пределах от нуля до двух градусов мороза. Борисыч (уже известный читателю рыбак, охотник, а в этот раз и водитель) еще экономил незамерзайку, да и правая щетка серединой не терла, оставляя на лобовом стекле широкий непрозрачно-грязный след.

Я ехал, как в танке, то и дело наклоняясь, чтобы хоть как-то следить за дорогой. Когда не сам за рулем — сильно нервничаю. Если не сплю, конечно…

— Погода-то — самая плотвиная! — заметил я, желая приободрить приятеля и как-то разрядить обстановку.

— Да уж… Определенно плотвиная! — то ли с надеждой, то ли с иронией отозвался Борисыч. — А вон и Вовина машина! Поди, уже обловился плотвы-то! — теперь уж точно ерничал.

— Здорово, Василич! А мы думали, ты уже лунок насверлил! — его машина уже ожидала нас у закрытых ворот дачных участков.

— Вас не дождешься! Мотыля на мою долю купили? — не обращая внимания на подначки, Василич вылез из машины для дружеских рукопожатий и «обнимашек». Он улыбался и явно был рад и встрече, и предстоящей рыбалке, и временной свободе от повседневных городских домашних хлопот.

— Купили, купили, заезжай давай! — громыхая замком и цепью, распахиваю сваренные из арматуры «общие» ворота…

Обстановка для отдохновения души

Во время выгрузки замечаю, что, кроме ледобура, из рюкзака торчит кофр с бильярдным кием, подаренным Василичу в складчину на каком-то из дней рождения.

— Да ты серьезно к рыбалке-то подготовился! Придется включить отопление и на мансарде!

— А то! Не рыбой единой сыт человек!

Выходить на лед сегодня уже поздно: через час будет темно, потому не спеша «вдыхаем жизнь» в дачу — открываем ставни, включаем отопление, разжигаем камин, готовим «праздничный» ужин.

— Кильку надо съесть сегодня! А то завтра клева не будет! — чищу и ровненько выкладываю ее в селедочницу.

Василич на подхвате — тонко режет лук, огурцы, помидоры. Обрамленная такой нарезкой килька поливается подсолнечным маслом и выставляется на середину стола для последующего индивидуального изготовления четырехслойного бутерброда с черным хлебом…

У Борисыча уже не только шкворчит разогретая курица и варится картошка, но и подгрузилась телепрограмма об охоте и рыбалке. Василич достает «свою», самодельную…

Постепенно огонь камина успокаивает последорожную, да и городскую, суету, дом наполняется теплом. К концу ужина уже можно снять свитера и, удобно вытянув ноги и попивая горячий чай, вспомнить былое, посмотреть телик, обсудить план завтрашней рыбалки.

Я люблю это коллективное чисто мужское «отшельничество». Чудесным способом переплетающиеся шутки, дружеские подначки и споры, незлобливое хвастовство, доверительные рассказы, а также присущие каждому, давно известные приговорки и словечки — все это вместе порождает некое отдохновение души — без тревог, опасений и задних мыслей… Время в такой приятной обстановке пробегает быстро. Вот и уже полдевятого вечера.

— Ну что, пойдем покатаем? — предлагаю Василичу, и он понимает, что речь идет о бильярде.

— С удовольствием! — тут же откликается Вова. — Давненько я не брал в руки…

Помещение «бильярдной» явно маловато даже для небольшого восьмифутового стола. Между его длинными сторонами и стенами кий целиком никак не помещается. Но нас это не сильно смущает. … В запале игры и не заметили, как время подкатило к полуночи.

— Все, хорош, мы все-таки на рыбалку приехали. Светает в 8 — значит, будильник ставлю на 7, — констатирую я…

Погода приготовила «подарок»

Утро. За ночь полностью прояснело. Выхожу на крыльцо… и глазам своим не верю!

— Мужики! На термометре — минус 17 с половиной! И это после вчерашнего нуля!

Друзья, конечно, не поверили и вместо того, чтобы выйти и взглянуть на градусник, полезли смотреть в гаджеты.

— Да не! Интернет говорит, что в Можайске — минус 10!

— А у меня — минус 12!

— Да выбросьте Вы свой Интернет! На льду он не согреет! Лучше подштанники надевайте!

На таком морозе сверлить лунки, чтобы искать плотву, некомфортно, да и затягиваться они будут мгновенно. Решили ставить палатки на глубине и пытаться ловить подлещика.

Солнце быстро нагрело «тент» — даже свечек не пришлось зажигать. Но клева не было! Ни сразу, ни через 30 минут, ни через час! Ни единой потычки, ни малейшего шевеления!.. Вот тебе и приехали половить!

— Мужики, а рыба-то есть! Эхолот показывает — она почти сплошным слоем, только в полутора метрах ото дна, — доложил из своей палатки Василич. — И на этой глубине поклевывает!

Вот что значит — настоящий рыбак! Оснащен по последнему слову техники. И всегда в поиске! Заглянул к нему в палатку. В лунке плавает небольшой эхолотик и по «блютузу» шлет информацию на телефон. Приложение действительно высвечивает неровную зеленую полоску в полутора метрах ото дна.

— Иногда клев прекращается, потом опять появляется. Рыба ходит, — констатировал Василич.

Причиной такого перемещения населения водоема является, скорее всего, недостаток кислорода в придонных участках. В этом году он пришелся на середину февраля. Понятно, что в сложившихся условиях донная прикормка — дело бесполезное. Пришлось превратить зимнюю поплавочную оснастку в условно летнюю («буек-указатель» держится на воде) и поднять насадку более чем на метр. С кивковой удочкой проще — просто подмотал лишнее.

Теперь хоть наконец-то стало подергивать. Но все равно плохо: тырь-тырь… и бросает. Сразу видно: совсем мелочь. Но изредка все-таки то плотвичка покрупней, то редкий подлещик цеплялись. Оставленные для контроля удочки на дне продолжали упорно молчать.

Чаще всего попадался совсем мелкий подлещик, которого по правилам рыболовства на Можайском водохранилище положено отпускать. У меня поклевки в основном были на поплавочную снасть на обычный крючок. На мормышку цеплялось гораздо реже: видно, она оказалась крупновата.

Тянем, потянем…

К половине одиннадцатого существенно потеплело, и я решил попытать рыбацкого счастья вне палатки. Нашел неподалеку местечко, явно кем-то ранее кормленное. Глубина оказалась на метр меньше, но поклевки были такие же — почти в полутора метрах ото дна.

Поймал пяток небольших плотвичек, как вдруг на мормышку… такой подъем!!! Подсекаю и понимаю, что подцепил что-то серьезное! Как только леску 0,1, особенно после «плотвиных» подсечек, сразу не оборвал! Пытаюсь потихоньку поднимать. Если и идет, то еле-еле, по сантиметру! Сильнее боюсь тянуть: не выдержит.

Что ж там такое? Вспомнил, как Василич рассказывал про двухкилограммового леща, которого удалось вытащить тоже на леску 0,1! Спокойствие, только спокойствие, как говорил знаменитый Карлсон. Терпение, главное — терпение, вторил ему Василич. Он потихонечку, полегонечку потягивал леща… и вытащил! А я что — хуже? Неужели не смогу?

Вдруг как потянет! Пропускаю леску сквозь пальцы, только бы за лед не зацепилась! Рывок заканчивается, опять начинаю приподнимать. То почти совсем легко, то вдруг опять предельная для лески тяжесть. И опять вниз! Понимаю, что малейшая зацепка лески за лед — обрыв! Но нет, снова обошлось!

Опять стравливаю через пальцы тоненькую леску и пытаюсь тянуть. Теперь удалось приподнять повыше. И вновь сильное давление вниз. Да что ж там такое?!! Да еще в период этакого бесклевья?

Адреналин зашкаливает, нервы на пределе, но стараюсь аккуратно приподнимать — хоть бы в лунке увидеть: что ж там такое прицепилось? Эти подъемы-отпуски продолжались и продолжались. Но постепенно с каждым разом рыба поднималась-таки чуть выше…

И вот я уже вижу ее — подо льдом, поперек лунки стоит… щука! Да как же она лесочку 0,1 не обрезала? Чудо какое-то! И как мне зубастую в створ-то завести? Лед толщиной сантиметров 80 — никакого багорика не хватит, да и нет его у меня!

Так и «катал» на тонкой леске хищницу, пока не удалось приподнять рыбе острый нос! Ну а с пол-лунки уже под жабры рукой прихватил, черт с ней, с мокрой курткой!

На самом деле щука оказалась не такой уж и большой — с килограмм всего. Но на тончайшей леске — это что-то! А не перекусила ее зубастая потому, что мормышка счастливо зацепилась за самый край пасти, да так крепко, что сам потом с трудом отцепил.

Вот это был фурор! Конечно, вряд ли щука клюнула на мормышку с мотылем. Скорее погналась за плотвичкой, польстившейся на мою насадку, ну и «втянула» заодно приманку с крючком. Сколько случайностей! Но… кто не ловит, тот не поймает!

Настоящий мастер

Заметно потеплело. Примерно к часу дня вдруг подъехал рыбнадзор. Ба, сто лет его не было! Заглянули в палатки, убедились в отсутствии нарушений правил, напомнили про запрет вылова мелкого подлещика, рассказали про недостаток кислорода в водоеме и уехали.

Клев то замирал, то возобновлялся, но общий его характер за весь день так и не поменялся, в основном дергала совсем уж мелочь. Тем не менее, когда мы к вечеру сложили весь наш улов на троих в общую кучу, получилось вроде и ничего, если не по весу, то по хвостам, хотя и в пределах установленной суточной нормы!

В общем, если бы не Василич и его советы, вряд ли мы догадались бы поднять на нужную высоту приманки. И за целый день «глухозимья» ни поклевочки бы не увидели, и щука бы не попалась!

А опыт зимней рыбалки у Василича большой. И то ли он слово волшебное знает, то ли чутье у него какое-то есть. Сколько я помню наши совместные вылазки, друг всегда меня «облавливал». На одном месте долго сидеть не любит. Если тут не клюет — побежит, другую лунку просверлит.

Давным-давно, когда еще вместо дачи на участке стоял только строительный «вагон», приехали на Можайку в первый раз. Морозище… градусов 25! Но мы молодые были — холод нам не помеха. Вышли на лед (палаток тогда не ставили!). Не клюет. Там, здесь — не хочет клевать и все! Тут Василич (тогда еще просто Вова) вдруг и говорит:

— Щас свою любименькую мормышечку навяжу!

И что бы вы думали? На трескучем морозе действительно вяжет мормышку и начинает ловить! Поразительно! Правда, уже потом, когда я об этом случае рассказал его жене, реакция Ольги была неожиданная:

— Он сказал «любименькая»??? Любименькая??!! Да он меня за всю нашу совместную жизнь ни разу так не назвал!!!..

Вот так я на ровном месте подставил друга! А вообще мы с Василичем знакомы уже очень давно. Подружились, правда, уже в почти зрелом возрасте — лет в 30.

Просто Царь

В юности Володя был спортсменом — играл в футбол за сборную «Химок», занимался биатлоном. Возможно, поэтому и сейчас «не поплыл» — животик почти совсем незаметный. Учился в МИСИ на мехфаке вместе с уже известным читателю Митрюхиным, был старостой группы. Благодаря его отзывчивости в отчетности стояла идеальная посещаемость лекций студентами.

А симбиоз доброго старосты с сердечным профоргом Ольгой перерос в крепкую семью… Внешняя мягкость характера Василича вообще-то весьма обманчива. На самом деле его очень трудно в чем-то переубедить. Нет, спорить и возражать он не будет, но при этом сделает по-своему.

Скорее всего, такие «гены» ему достались от матери — прямой и уверенной в себе женщины. Как-то раз Вова сам рассказал о показательном случае. На значимое семейное событие собралось премного народу. Приехали и близкие, и дальние родственники.

Василич — в самой силе, к этому моменту ему было уже ближе к пятидесяти, чем к сорока. Ну, мать суетится и его при всех назовет то сыночком, то Вовочкой. Ну, ему перед гостями и неудобно, и хочется свой солидный статус показать. Василич возьми ей и скажи:

— Что ты меня все Вовочкой называешь? Я все-таки давно взрослый, у меня в подчинении много людей, уже большой начальник…

Мать строго посмотрела на него и громко, при всех ответила:

— Над своими… (кудр`ями) ты начальник! И для меня ты есть и останешься Вовочкой!

Вот так!..

Семьями, с еще малыми детьми мы ездили в походы: Себеж, Верято и другие озера Псковской области. Душевное было время. За фамилию Романов, внешнее сходство с Николаем II (тогда на продолговатом лице борода была не седой, а рыжеватой) да, пожалуй, и сходство в мягкости характеров мои дети дали Василичу прозвище — Царь. Оно надолго закрепилось. Позже, когда планировали поездки на север, так и спрашивали:

— А Царь с нами будет?

Не каждый год, но в Карелию Василич с нами старается вырываться. Хоть он и настоящий рыбак, но по натуре — ярко выраженная сова. Спать идет позже всех и поднимается последним. Все уже завтракают, а Василич еще в палатке, спит. У нас даже завелась утренняя традиция: разливаем чай, и я кричу:

— За здоровье Владимира Васильевича!

И все хором подхватывают:

— Ка-а-а-а-а-а-ак жахнем!

Только после этого палатка начинает шевелиться, и под дружный смех появляется, как ни в чем не бывало, наш Вова…

Эксцентричный человек

Иногда за Василичем отмечается какая-то патологическая бережливость к своим вещам. При этом нельзя сказать, что все они содержатся в идеальном порядке. Но после ужина, например, свою ложечку для чая ни за что не оставит на общем столе, а заботливо протрет и положит в нагрудный карман.

Как-то по приезду из Карелии Василич не мог найти какую-то ерунду — типа шнурка от чехла для спиннинга. Весь извелся! И у меня с сыновьями потом еще полгода спрашивал, не нашлась ли где в наших вещах пропажа. Успокоился, только когда обнаружил этот шнурок в своем же рюкзаке! Мы ржали до колик!

«Кашеварить» Василич не любит, но работы не чурается: и воды принесет, и дров для костра наколет, и картошки почистит. Ну и от кухни далеко не отходит… И своего не упустит.

В Карелии он, конечно, тоже рыбачит, но более всего там его интересуют грибы. Вот поистине любитель «тихой охоты»! В удачные годы мы набирали столько белых, что было трудно переработать! Но Василича эти трудности не останавливают. И действительно, как можно пройти мимо целой семьи этих отборных, чистых, упругих и удивительно красивых грибов?!

Если нет белых — наберет, какие есть. Волнушки, маслята. И до ночи сидит… чистит, а потом варит на костре в почерневшем снаружи 12-литровом ведре из нержавейки.

Отовсюду, в том числе и из Карелии, обязательно везет подарок жене — камень для альпийской горки. Это давно стало традицией. Но зачем? Неужели ему удается таким способом как-то оправдать свое десятидневное отсутствие? Или знак внимания должен быть обязательно «весомым», но при этом бесплатным? И что, в Московской области камня не найти?

Уже третий десяток лет для нас это остается тайной за семью печатями. Из прицепа камень, ясное дело, все выбрасывают: на кой ляд тащить за полторы тыщи верст лишнюю тяжесть? Но Василич обязательно найдет укромное место и втихаря опять положит. Обнаруживается это конечно же уже при разгрузке в Москве, где Володя заботливо достает и перекладывает камень в свою машину!

Юмор Василич понимает, на подначки не обижается, да и сам, бывает, каламбурит. В компании с ним всегда весело, легко и просто. А хорошие друзья — это, само собой, и уникально, и ценно. Поэтому, как только выдается возможность, поднимаю трубку и спрашиваю:

— Василич, на рыбалку поедешь?

Сергей Максимов, г. Москва

Голосов еще нет