Глухарь

Крупный глухарь

Это было несколько лет назад, когда я жил в поселке, окруженном лесом со всех сторон. Неподалеку от домов на окраине чащу, словно клином, пересекала длинная поляна, которую какой-то предприимчивый человек использовал в качестве участка, где сеял то ячмень, то пшеницу. Видимо, поэтому в окрестном лесу постоянно обитало множество тетеревов. Залетали сюда и другие птицы.

Местные охотники по выходным дням частенько наведывались на это поле, поскольку знали, что оно пользуется популярностью у пернатых. Но дичи там не становилось меньше. Потерянное при уборке зерно и валки сжатой, но не убранной пшеницы были хорошей приманкой. Кроме того, на открытом поле трудно приблизиться к птицам, даже если они заняты поиском корма. В этом мне пришлось убедиться на собственном опыте.

Неожиданная встреча

Однажды в субботу я отправился на охоту. Был ясный солнечный день. Путь лежал через это самое поле. Выйдя на окраину, я увидел посреди поля стаю кормящихся тетеревов. До них было всего метров 300. Но, как ни старался я подобраться к ним поближе, это не удалось. Стая обнаружила меня задолго до подхода на дальность выстрела, поднялась с земли и перелетела на другой край поля.

Место, где приземлились птицы, находилось вблизи от опушки леса. Я зашел в чащу и направился к «зоне посадки» пернатых. Двигался медленно, стараясь не шуметь. Но, когда тихонько вышел из леса, тетеревов нигде видно не было! Вероятно, почуяв опасность, они совсем покинули это поле. Не было никакой надежды на то, что косачи вновь прилетят.

Я двинулся дальше и, пройдя еще метров 500, обратил внимание на какой-то черный предмет, торчавший из жнивья на противоположной стороне поля. Похож он был на темный сук в руку толщиной или на тугой веник из почерневшей травы. «Что бы это могло быть?» — удивился я, изменил направление движения и пошел прямо туда.

Но не успел пройти и 10 шагов, как предмет стал черной птицей. Сделав несколько прыжков, она взлетела в воздух. «Глухарь!» — понял я. Но стрелять по нему казалось бессмысленным. Мое ружье было заряжено патронами с мелкой дробью, а расстояние до птицы превышало сотню метров.

Крупный глухарь отлетел от меня подальше и сел на большую ель. До него было с полкилометра. «Подкрадусь!» — решил я. Но ничего не вышло. Как только черная птица заметила меня, постепенно приближающегося, она вновь поднялась в воздух и скрылась. Больше дичи в тот раз мне не попалось, пришлось закончить охоту.

Короткое рандеву

На следующий день я опять пошел к этому полю, но немного изменил маршрут. В результате попал на старую частично заросшую кустарником дорогу, которая через некоторое время вывела меня на поляну, где когда-то были сенокосы. Траву здесь уже давно никто не занимался, поэтому она вымахала по пояс.

Но на дороге заросли были еще низенькими и идти не мешали. Когда до конца поляны оставалось метров 100, почти рядом со мной взлетел тетерев и устремился к лесу. Выстрел… и птица стала моим трофеем!

Полоса леса, отделявшая эту поляну от нужной мне точки, была совсем узкой. Вскоре я добрался до места назначения. Тетерева, как и вчера, паслись на валках слева от меня. Я считал, что косачи услышали мой выстрел и насторожились, поэтому подобраться к ним было почти невозможно.

Исходя из такого допущения, повернул направо с единственной целью — узнать, кормится ли на своем месте глухарь. Я шел охотничьим шагом, выпрямившись во весь рост, не таясь. Что-то мне подсказывало, что птицы там нет.

Но как же пожалел об этом, когда увидел взлетевшего глухаря, до которого оставалось совсем немного! Мне стало казаться, что, если бы я шел крадучись, смог бы подойти к пернатому на дальность выстрела.

Однако то, что мы встретились, порадовало. Значит, глухарь сюда летает часто, и у меня есть надежда вновь увидеть его. Ну а сегодняшнее рандеву, которое было столь коротким, можно считать несостоявшимся.

Улетевший глухарь меня нисколько не расстроил. Трофей в этот день я уже взял, а времени до конца сезона оставалось еще очень много.

Когда подкрадываешься, не теряй цель из виду!

В следующий выходной мне пришло в голову прямиком через лес отправиться к тому месту, где видел глухаря. Он находился там: из жнивья опять торчала его черная голова! Но до птицы было далековато, и я потихоньку пошел в ту сторону.

Продвигаясь по опушке леса, вспугнул рябчика, который сел поблизости на березу. Он остался в зоне досягаемости для выстрела. Я мог очень легко добыть эту птицу. Но рябчик меня нисколько не интересовал. Мне нужен был глухарь, и не какой-нибудь, а именно тот, который в это время пасся на поле!

Обходя заросли кустарника, я немного углубился в лес. Потом снова вышел на опушку, где определил, что до птицы еще очень далеко. Идти к ней через открытое поле было бесполезно. И тогда я лег и пополз по-пластунски. Однако, прижавшись к земле, потерял глухаря из виду.

Таким манером двигался долго, но когда, наконец, приблизился на расстояние выстрела и чуть-чуть приподнялся, то пернатого не увидел! Плавно встал на колени. Глухаря на нужном месте не оказалось! Тогда я выпрямился во весь рост. И тут черная птица взлетела, но не справа, как я ожидал, а совсем с другой стороны! Видимо, за то время, которое у меня ушло на приближение, глухарь успел переместиться.

Вот незадача! Я вспомнил известную поговорку: «Лучше синица в руках, чем журавль в небе». Можно было вернуться к березе и посмотреть: сидит ли там еще замеченный прежде рябчик? Скорее нет, чем да. Вероятно, он уже улетел. Да я и не хотел его добыть. Мне нужен был только крупный глухарь. А выстрел вблизи места его кормежки мог излишне насторожить эту пугливую птицу.

Делать было нечего. Косачи, как и в прошлый раз, паслись посередине поля. Но стоило двинуться в их направлении, как все они поднялись в воздух и дружно улетели. Пришлось возвращаться без добычи.

У птиц есть шестое чувство?

Поразмыслив дома, решил перехитрить глухаря. Обычно я выходил на охоту во второй половине дня. А в этот раз вышел перед обедом. С собой взял гамак, прошел на противоположный конец поля, и устроился среди мелколесья и кустов неподалеку от того места, где обычно кормилась черная птица — глухарь.

Стал ждать. Сидел тихо и был уверен, что меня невозможно обнаружить. Через некоторое время неподалеку от меня стали посвистывать синицы, а чуть подальше о чем-то переговаривались сороки. Примерно через час, а может, и больше я увидел, как с сосны, на которую прошлый раз садился глухарь, слетела огромная птица. Это был уже знакомый мне пернатый.

Но он почему-то не приземлился там, где кормился обычно. Вместо этого глухарь пролетел еще с полкилометра и только тогда сел. «Странно! Ведь я сидел тихо, не шумел. Птицы тоже тревожно не кричали, — размышлял я. — Как он догадался о засаде? Видимо, у него есть что-то, что мы называем шестым чувством…».

Пришлось оставить подготовленное место и вновь красться по опушке. И опять близко подойти не удалось. Путь мне преградили кусты тальника, выступающие одной стороной в поле, а другой уходящие далеко в лес. Видимо, я сильно шумел, когда продирался через эти заросли.

Когда все же прошел сквозь препятствие и выбрался на поле, то мне сразу открылась картина огромной птицы, улетающей в сторону леса. Глухарь сел неподалеку, не на землю, а на ель со сломанной верхушкой. Его не было видно, но я, зная, что он там наверху, пошел к этому дереву. Двигался медленно, наполовину согнувшись.

Когда до дерева оставалось чуть больше 100 метров, глухарь своим скрипучим «органным» голосом выразил мне возмущение. Должно быть, он предупреждал, что видит меня и подкрадываться к нему бесполезно. Но я продолжал идти на сближение. Птица что-то прокричала еще раз и улетела. На этом все закончилось в тот день.

Видения на охоте

В очередной выходной я решил зайти на поле с той стороны леса, откуда обычно появлялся глухарь. Выбрался на полузаросшую дорогу, по краям которой высились большие деревья, и пошел по ней. Неожиданно впереди себя увидел какой-то неясный движущийся предмет, похожий на крест.

Я остановился, он сделал то же самое. На мой шаг вперед ответил аналогичным маневром. «Что это значит?» — промелькнула у меня мысль. Прежде я уже сталкивался со странными видениями на охоте.

Например, прошедшей зимой выслеживал лису и пересекал овраг, который был крутым с одной стороны и пологим — с другой. Недавно здесь вырубили лес, видимость стала хорошей. Скатившись с крутого склона, я двинулся по его пологой стороне. Большую часть оврага покрывал туман, поэтому появление какого-то темного предмета чуть-чуть в стороне от предполагаемого маршрута передвижения было для меня неожиданным.

На вид он был похож на брюки, висевшие в воздухе. Я потряс головой, но «видение» не исчезло. Пошел дальше, а «штаны» переместились в сторону и раздвоились. Теперь их было двое. Я двинулся к ним, намереваясь выяснить, почему одежда висит без всякой опоры в воздухе. На моих глазах одни брюки сместились еще правее и опять раздвоились. Странных объектов стало уже три.

И тут мне вспомнились слова одного старого охотника: «Когда лось стоит мордой к тебе — он похож на штаны!» Приглядевшись, я различил и рога, и головы этих зверей, смотревших на меня. Там было три сохатых. Разобравшись с этой загадкой, опять свернул на лисий след. Но не успел я сделать и десятка шагов, как «брюки» дернулись и исчезли…

Однако «крест» в отличие от той истории оставался в поле моего зрения. Наблюдая за этим явлением, я продолжал идти по лесной дороге. В одном месте не было высоких деревьев. Здесь солнечные лучи пробивались до самой земли.

Когда объект оказался на освещенной части дороги, я увидел, что это большая черная птица, которая движется передо мной. Глухарь! Он действительно походил на крест, когда бежал по земле, вытянув вперед шею и широко раздвинув крылья в стороны. Кажется, это была та самая птица, с которой мне уже доводилось встретиться.

Я пошел быстрее, и глухарь сделал то же самое. Он синхронно ответил и на мой маневр замедления. Так повторилось несколько раз. Тогда я рывком увеличил скорость и побежал со всех ног.

Птица еще больше расставила крылья в стороны, запрыгала по земле и взлетела. До цели оставалось метров 50, можно было стрелять! Но, пока я останавливался, прилаживал ружье к плечу и целился, расстояние увеличилось втрое! Сгоряча все же нажал на спуск. И, конечно, выстрел был безрезультатен.

Больше в этот день я глухаря не видел. Не обнаружил его и в следующий раз, когда прошел через всю поляну. Видимо, птице оказалась не по душе наша последняя встреча. А через несколько дней повалил снег, который ровным ковром прикрыл поле. Пернатые перестали садиться на него.

Охота переместилась в лес. С подхода мне иногда удавалось добывать и тетеревов, и глухарей. Но такого азарта, как в выслеживании той птицы, почему-то уже не было!..

Геннадий Руднев, г. Тюмень

Голосов еще нет