За косолапым с иностранными туристами

бурый хищник

В начале сентября 2010 года мне представилась возможность поохотиться на медведя с группой жителей Германии, приехавших на отдых в нашу страну. Косолапого планировали добыть в угодьях на территории Красногорского района.

Организация охоты

Всего из западной части Германии приехали четыре человека. Туристы поселились на одной из баз в Игринском районе. Они намеревались поохотиться на кабанов из засидки и на самцов лося «на реву» и во время гона — с подхода. Наше учреждение заключило договор, согласно которому иностранцы могли произвести отстрел «топтыгина» в угодьях Красногорского района.

Организацией сервисной инфраструктуры для проживания и отдыха немецких гостей, включая питание, услуги переводчиков, оформление разрешительных и прочих документов, занимались другие люди. А я отвечал за вопросы, непосредственно связанные с подготовкой и проведением охоты, в том числе за обустройство засидок, сопровождение туристов и т.д.

Группа иностранцев оказалась очень разновозрастной. Так, руководителю одной из немецких строительных компаний Фридриху было уже 75 лет. Его интересовала охота только на медведя. Фридриха я привозил и устраивал на засидках у кормовых полей на протяжении всего тура — в течение пяти вечеров.

Двое молодых парней, отслуживших по контракту в армии, — Роберт и Юстас — приехали охотиться не только на медведей, но и на лосей и кабанов. А свободный художник Питер проверял свою удачу, пытаясь добыть копытных животных. Больше всего повезло молодым людям, которые взяли по одному трофейному быку. А Питер отпустил подранка-лося с роскошными рогами — с лопатами на 12 и более отростков и весом свыше 15 килограммов.

Причины неудачи

Фридриху я представил возможность выбора двух медведей, но по первому он не смог выстрелить и подшумел его. А вот по второму косолапому, довольно крупному бурому хищнику, пальнул, но промахнулся.

Немцы приехали с прекрасными карабинами и отличной оптикой, превосходящей наши аналоги раз в 10. В Германии во время охоты запрещено пользоваться прицелами ночного видения и подствольными фонарями. Так же и здесь, в России, иностранцы имели только разрешенное снаряжение. Они применяли бинокли с дальномерами и стреляли из неавтоматических карабинов, хотя и мощных. На оружии были хорошие оптические прицелы, но без всякой подсветки.

Медведи же выходят нынче на кормовые поля в глубоких сумерках. В таких условиях сделать удачный прицельный да к тому же убойный выстрел очень проблемно. Мне самому в том году, в отличие от предыдущих, не удалось провести на месте охоты ни одной удачной фото- и видеосъемки. Качество линз аппаратуры не позволяло сделать нормальный захват объекта в условиях ограниченной освещенности.

Немалую роль сыграл и временной фактор. Наш регион тогда перешел на другой часовой пояс — московский, и сумерки для нас наступали на час раньше привычного. А звери продолжали жить по своему обычному времени.

На медведя с карабином и луком

В школе и институте я изучал немецкий язык да к тому же в библиотеке загодя вооружился разговорниками и комплектом словарей. Поэтому в обыденном общении мог разговаривать с приехавшими иностранцами без услуг переводчиц.

Их квалифицированная помощь потребовалась только один раз, когда Фридрих произвел не совсем удачный выстрел из карабина по медведю, исчезнувшему, как призрак, в нашей удмуртской тайге. Благодаря устойчивому сигналу мобильной связи даже на кормовых полях я подробно, как было сказано при инструктаже, расспросил немецкого охотника обо всех подробностях. Выяснил, как он стрелял, куда целился и что слышал после этого.

Как тут не вспомнить первую на красногорской земле коммерческую охоту иностранцев, в которой мне тоже пришлось участвовать? Тогда американец стрелой из лука поразил небольшую медведицу, однако она сумела уйти в глубь лесного массива. Быстро наступившая темнота ночи не позволила без собак начать поиск подранка.

Организаторы охоты обратились ко мне, так как я тогда имел двух лаек, хорошо работавших по зверю. С помощью собак мы довольно быстро в кромешной темноте добрали подранка. Безумно счастливому американцу захотелось тут же позвонить домой и сообщить, что он из лука поразил русского медведя.

Но никудышная связь в местном поселке, где в начале 90-х годов ХХ века был только один телефон, не позволила Ральфу поделиться этой радостной новостью с земляками. Пришлось организаторам охоты гнать на следующий день машину в Ижевск, чтобы передать телекс в США об успехе американца в удмуртских лесах…

Общение с разговорчивыми туристами

Возвращаясь к истории с немцами, могу рассказать, что они прилетели из Германии в Казань 4 сентября. Там их встретили, привезли на базу в Игринском районе. В тот же вечер они все приняли участие в вечерних охотах на лося «на реву» и на медведя. Я на протяжении всего их тура выезжал из Красногорского в 2 часа дня и возвращался домой в 2 ночи, ежедневно наматывая на автомашине «Нива» по 350-400 километров.

При первой же встрече Фридрих спросил:

— Вы говорите по-английски?

Я ответил, что только «зер шлехт», то есть очень плохо по-немецки. Общались мы примерно так: едем, а навстречу мужик на мотоблоке. Фридрих спрашивает:

— Вас ист дас (то есть «Что это?»)?

— Нойе руссишен пферд («Это новая русская лошадь»), — объясняю я.

Катим дальше, снова встречается мотоблок, везущий на тележке сено. Фридрих, показывая на повозку, восхищается:

— Нойе руссишен пферд!

— «Я, я» (то есть «Да, да»), — отвечаю ему.

Вот примерно таким образом мы общались на протяжении пяти вечеров. Когда туристов было двое, они трещали без умолку. Очень разговорчивые попались иностранцы. Но должен признаться, что немецкий язык слух мне не ласкал в отличие от большинства других, которые мне довелось услышать за свою уже достаточно долгую жизнь.

Молодые парни Роберт и Юстас только что отслужили по контракту в армии, и в их общении постоянно слышались военные термины. Насколько понял, кто-то из них побывал и в Афганистане, но переспрашивать не стал. Когда рассказал им о своей работе, они долго смеялись над тем, что я, работая в системе охраны природы, охочусь с ними на медведей, то есть выполняю функции егеря.

Пришлось ответить, что у нас в России все возможно. Я добавил, что ранее на протяжении 20 лет занимался охраной, воспроизводством и выращиванием лесов, за что имею награды, и одновременно организовывал деятельность предприятия по заготовке и переработке древесины. Она поставлялась в качестве стройматериалов аграриям, развившим бурную деятельность при социализме. За эту работу я также многократно поощрялся…

Испытание русской погодой

Ночи, когда мы сидели на «лабазах», оказались прохладными. Фридрих явно мерз, так как экипировка у них у всех была явно не охотничьей, а скорее парадно-выходной. Я дал ему свой теплый камуфлированный костюм. Иностранец остался этим очень доволен, ибо при «зер кальт, зер дункель», да к тому же когда «нихт зеен», то есть когда очень холодно, темно и ничего не видно, оставаться ночью на жердочках меж двух берез даже наедине с прекрасной русской осенней природой для немцев было весьма некомфортно.

Возможно, влиянием холода объясняются и неудачи Фридриха с медведями. Во второй день охоты он не смог выстрелить по косолапому, так как был в толстых перчатках. А когда снимал их с рук, произвел столько шума, что бурый хищник, находившийся буквально под нами (в тот вечер я сидел рядом с туристом), не замедлил скрыться и больше не показался в тот вечер на кормовом поле.

Завершая свой рассказ о довольно интересных встречах с иностранцами, надо отметить, что еще лет 30 назад наше государство едва ли бы допустило такое. Мне конечно же не позволили бы оставаться наедине и свободно общаться с немцами, прибывшими из западной части Германии.

Но, уж коль скоро это стало возможным сейчас, я думаю, что новому поколению в перспективе надо активно брать на вооружение экологический и охотничий потенциал нашей природы. Нужно развивать инфраструктуру отдыха и туризма. Необходимо продвигать у нас организацию коммерческих охот — для любителей общения с природой не по телевизору, а вживую как для жителей ближнего, так и для жителей дальнего зарубежья.

Алексей Перминов, Удмуртская республика

Голосов еще нет