Мои ружья и патроны

ружье 16-го калибра

Свою первую двустволку я купил в далеком 1987 году. В те времена в специализированных магазинах не было нынешнего разнообразия, да и сами новые образцы в продажу поступали нечасто. А реализовать лицензию на приобретение ружья следовало побыстрее. Вот я и взял «с рук» горизонтальную двустволку ТОЗ-БМ 16-го калибра, изготовленную еще в 1962 году. В разрешении было написано просто «Тулка». То, что ружье официально называется ТОЗ-БМ, я узнал намного позже. Теперь же, с учетом «преклонного возраста», оно именуется более степенно: «Тула».

Прежние владельцы

Двустволку купил у знакомого пожилого человека, который поведал мне о ее «трудной судьбе». Рассказал мне, что первый владелец оружия был профессиональным браконьером. Поставлял во все окрестные поселения по заказу мясо коз, лосей и медведей да всякую пернатую дичь: уток, рябчиков, глухарей, тетеревов.

Молва доносила, что птиц он за раз добывал столько, что наполнял доверху коляску мотоцикла. А еще говорили, что, разобрав пулевые патроны этого охотника, находили в них двойные нормы пороха. Понятно, что настрел ружья был громадным да и перегрузки значительными. Неоднократно браконьера ловили и штрафовали, в итоге ружье у него конфисковали и продали.

Второй владелец двустволки оказался не очень хорошим охотником. Он был из тех «любителей», для которых важнее отдых с приятелями на природе. А потом от костра да от стола на зорьку не всегда подняться могут.

И отношение к ружью было соответственное, то есть никакое. Брошенная двустволка мокла под дождями в осенний сезон, потом парилась в чехле. Ни толковой чистки, ни смазки не знала. В итоге долго терпевшая такую «охоту», наконец, взбунтовалась жена владельца ружья и заставила продать «Тулку».

Так двустволка и попала в руки пожилого человека, у которого я потом ее купил. Он в силу преклонного возраста тоже не очень активно стрелял в угодьях. Но хотя бы заботился об оружии — держал в чистоте, смазывал регулярно.

Итак, я стал четвертым хозяином «Тулки». Она была простенькой: приклад березовый, следов лака не наблюдалось, затыльник в виде стальной пластины, в почти матовом стволе уже проглядывали оспины, воронение изрядно потерто.

Я решил, что ружье пока пойдет, а потом при случае поменяю. Его механизмы работали исправно, осечек вообще не наблюдалось. Для таежных коротких дистанций и мелких, укрытых деревьями и кустами водоемов бой был хорош. Дробь ложилась резко и кучно, пуля точно попадала туда, куда я целился.

Привыкнув к этой двустволке, я считал, что лучше и не надо. Охота для меня — отдых, а не способ добычи пропитания. Стрельба в основном велась дробовыми патронами — сначала покупными, а потом и самозарядными, на манер заводских.

Так прошло двадцать лет, «Тулка» служила верой и правдой, не вызывая никаких нареканий или неудовольствий. Даже не было мысли приобрести новое ружье.

В непривычных условиях

Первые легкие разочарования появились после того, как я переехал и, соответственно, изменились места охот. Теперь уже не было прудов, где видимой воды меньше, чем деревьев, кустов и камышей. Вместо этого я попал на обширные озера и реки с километрами открытого пространства. Черная тайга с ее буреломами и многоярусной растительностью сменилась громадными полянами, обрамленными березовыми колками.

Соответственно, увеличилась дальность стрельбы. Теперь она велась на предельных дистанциях, на которых дробовая осыпь моего ружья уже не обеспечивала надежное поражение цели. Первое время я старался скрадывать птицу и зверя в камышах или в лесных массивах, там, где огонь открываешь «накоротке», в более привычных и комфортных для меня условиях.

Но утренние и вечерние зори на утиной охоте, радуя красотой происходящего, огорчали мизерной добычей и значительным количеством подранков. Да и тетерева улетали от меня, только слегка перепугавшись.

Я стал подбирать заводские боеприпасы, сравнивая разных производителей и конструкцию патронов, навески дроби и пороха. Одни из них давали результаты хуже, другие — получше, но ничего из этого полностью меня не удовлетворило. Решил снова снаряжать боеприпасы сам.

Поэкспериментировав с количеством дроби и пороха и конструкцией, я тогда принял для себя патрон с увеличенными навесками, почти как для ружей 12-го калибра. Использовал обтюратор, толстые войлочные осаленные пыжи и стаканчик контейнера.

Патрон получился очень мощным. Он давал на предельных дальностях хорошую резкость и улучшенную по сравнению с заводскими боеприпасами осыпь. На охоту я брал наряду со своими усиленными «самокрутами» и покупные готовые патроны для разных условий стрельбы и для пополнения гильз повторного снаряжения.

В поисках идеала

Так прошло еще лет десять. Время брало свое. Я стал наблюдать при чистке стволов блестящие чешуйки, сначала принятые мной за обычные свинцовые. Но проверка магнитом выявила, что это сталь. Оспины в стволах расширялись и умножались, появился шат. По ложе потянулись пока еще волосяные трещинки.

Все чаще навязчиво стучалась в голову мысль о приобретении нового ружья. Наконец, она оформилась в необходимость. Тогда стал задумываться о том, какое же, собственно, оружие мне нужно. У всех моих друзей, родных и знакомых были вертикальные двустволки разных марок.

Я попробовал все, что попадало мне в руки, и пришел к выводу: хочу ТОЗ-34. При этом мне требовалось ружье привычного 16-го калибра. Я надеялся, что оно будет полегче, чем 12-го. Это для меня немаловажное обстоятельство. Моя любимая охота — ходовая, при которой каждый грамм в руках через пару десятков километров, кажется, становится тяжелее в тысячу раз, тем более что я не мог, да и не хотел, перебороть свою старую таежную привычку носить двустволку в левой руке, держа за цевье и обмотав погон вокруг запястья. Так быстрее взять ружье наизготовку, курки всегда возле ноги и не могут ни за что зацепиться. К тому же постоянно контролируешь положение стволов, чтобы исключить возможность незаметного попадания в них сора или снега…

Но, увы… ТОЗ-34 в охотничьих магазинах не было. От слова «совсем». Пару лет я не сдавался. Уже без большой надежды обходил магазины во всех городах, куда меня заносила судьба.

И вот однажды приехал в Томск и завернул в первый попавшийся двор, чтобы подрегулировать неожиданно «зачихавший» двигатель автомобиля. Исправить положение самому на месте не получилось, я по телефону вызвал подмогу.

Сам тем временем решил немного прогуляться, размять ноги. Вышел на улицу и остолбенел. Прямо передо мной был магазин тульского оружия, дилера прямо от завода! Вошел… и вот оно: на стенке в ряду других висит моя мечта — ТОЗ-34. Калибр, правда, 12-й.

Из разговора с продавцом выяснил, что магазин открылся всего пару месяцев назад и реализовывать будет только изделия Тульского завода. Мне пообещали, что скоро завезут полный «ассортимент», в том числе и ружья 16-го калибра, нужно только подождать…

Я был готов повременить, тем более что через год подходил срок продления разрешения на ТОЗ-БМ. Ровно через 12 месяцев оформил лицензию на приобретение ружья и в первые же выходные понесся в Томск.

Через четыре часа я с открытым ртом стоял на улице перед крыльцом знакомого дома… Вместо оружейного магазина была парикмахерская! С трудом верилось глазам, хотелось зайти и пощупать руками. Отыскал двор, где останавливался на машине, прошел той же дорогой, что и год назад. Не помогло, магазина не было. Проверка в Интернете подтвердила, что этого дилера в городе уже нет.

Впечатления от нового приобретения

Снова я начал бродить по оружейным магазинам, но уже с лицензией в кармане. Однажды увидел ТОЗ-34, но 20-го калибра. Взял в руки, поиграл этой «пушинкой» и понял, что будет несерьезно. Продавцы расспросили меня и пообещали найти ружье 16-го калибра. Предложили зайти через пару недель.

В назначенный срок я держал в руках МР-27 16-го калибра. Сразу меня покоробило от веса ружья и ложи, раздутой, как мячик. Но претензии можно было бы предъявить изготовителям, а не продавцам, которые просто из уважения ко мне занимались поиском. Вздохнув, я выкупил двустволку и отправился в бор подальше от города.

Только что закончился сезон весенней охоты на пернатую дичь. Я положил на косогор пару листов писчей бумаги, отошел на 50 шагов. Выстрелил как положено — с обоих стволов. В каждом листе появилось по одному отверстию от дробин.

Настроение испортилось окончательно. Ружье мне нравилось все меньше. Но я постарался успокоиться, твердя себе, что пока не привык к нему, поторопился, толком не прицелился. Надеялся, что со временем все притрется.

Дома начал сравнивать обе двустволки и выяснил, что новая весит больше старой почти на полкило. Судя по паспортным величинам, мое приобретение даже на 100 граммов тяжелее такого же ружья 12-го калибра. В руке для переноски МР-27 не лежало, острые ребра больно давили левую ладошку. Похоже, конструкторы не заморачивались, а просто влепили блок стволов 16-го калибра вместо 12-го.

Гильзы, оставшиеся от старого ружья, не входили в новое. Но это можно было объяснить раздутостью патронника моей «Тулы» из-за многократных перегрузок в дни ее молодости.

Самое большое разочарование я испытал во время открытия осеннего сезона на озере в компании молодых коллег, которых приобщил к охоте. На зорьке утка летала, как всегда, я стрелял, как обычно. Но пернатые вообще не обращали никакого внимания на мою пальбу. Добыл только одну птицу, под конец севшую прямо перед чучелами.

Ох и досталось мне от товарищей насмешек, когда, общипав добычу до самого клюва, я так и не обнаружил ни одного попадания дроби! Зато на затылке утки был синяк, видимо, от пыжа. Тот случай до сих пор является дежурным анекдотом в нашей компании. С расстройства я забросил МР-27 на год.

Необходимые коррективы

А старому ружью становилось все хуже. Пришлось отдать его на «лечение» в добрые умелые руки. «Туле» почти убрали шат стволов, проверили глубину оспин, перебрали механизмы, проклеили и посадили на бамбуковые зубочистки ложу и сделали что-то еще, о чем уже не помню.

Вердикт был такой: протянет еще пару сезонов, но если хочется больше, то надо меньше стрелять и сразу отказаться от усиленных патронов. Мне посоветовали искать новое ружье, которое возьмет на себя основную нагрузку.

Ну, положим, другая двустволка-то у меня была, только вот била она куда-то не туда… Я провел испытание. Взял коробку от холодильника, черный круг с саморезом, прикупил пули Полева и отстрелял на дистанции 35 метров. Результат шокировал! Все пули легли довольно кучно, но на 50 см выше и на 25 см правее… И это с обоих стволов…

Потом сообразил, что все не так плохо. Как у старого артиллериста, первая мысль была поправить линию прицеливания, как говорится, «отметиться по разрыву». Отклонения известны, поправки просчитать просто.

Побродив по магазинам, нашел американский комплект накладных магнитных светящихся мушек и целика для широкой планки. Вклеив куда надо полоски пластика, получил желаемое. Правда, только до первого выезда в зимнее поле.

Сначала отстрел дал приближенные к желаемому результаты, но потом, поостыв на морозе, пластик вдруг просто рассыпался, когда я нажал на спуск. На стволе остались неодимовые магниты с черными лохмотьями.

Потом были самодельные стальные мушки и целики, крепившиеся винтами. Но стрелять с такими «прибамбасами» по быстролетящей цели оказалось просто невозможно. Ружье и так не очень неприкладистое, а тут еще нужно было выцеливать. Да мушки за все цеплялись и рвали…

Опять отложил МР-27, а сам углубился в теорию. Проштудировав доступную литературу, изучив мнения советчиков и Интернета, определил центр тяжести ружья и пришел к выводу: или стволы легкие, или приклад великоват. Он мне был длинноват, а отвод — мал.

Отстрел с закрепленными на конце ствола полосами кабельного свинца показал, что мыслю в верном направлении. Потом приобрел приклад с более выраженным отводом и толстым амортизатором, но тоже раздутый, как мячик.

Как диетолог, приступил к процедуре похудания «пациента». Определил наименьшее сечение, проходящее вдоль оси стяжного болта, которое нельзя было трогать, а остальное обпиливал, состругивал, соскабливал без жалости. Досталось и цевью. Амортизатор удалил за ненадобностью.

Моя задача была вывести центр тяжести в рекомендуемую точку и сделать ружье прикладистым. Родной заводской комплект дерева оставил нетронутым… на всякий случай. Приклад, «похудевший» граммов на 300, стал белым, без следов насечки, зато удобно лежал в руке, хорошо прилегал к моим скулам и щекам. Однако охотничий сезон уже закончился…

Доработка двустволок и боеприпасов

Далее мы позанимались на стрелковом стенде с тренером российской сборной. Пули и у меня, и у наставника ложились на 20 см выше точки прицеливания, на одной вертикальной оси. Потом начались всякие упражнения: «Закрой глаза», «Вскинь мне в лицо», «Открой глаза». Возились долго, еще постреляли, определяли всякие параметры.

Потом я услышал, что значительно улучшить точность боя вряд ли получится, а для стрельбы дробью даже хорошо, что ружье чуть «высит». Мне порекомендовали закончить отделку, дали советы. Потом были шлифовка ложи, насечка, морение и пропитка датским маслом.

К осени я подготовил ружье… И опять меня ждало разочарование. Утки падали, но «в котел положить было нечего». Двустволка «живила» со страшной силой, подранки с кряканьем разбегались кто куда…

Параллельно с этим я занимался и старым ружьем. Перебрал все до последнего винтика, ошкурил и «заворонил», заменил приклад и цевье, которые выписал из Ижевска. Получив деньги, поставщики сначала забыли о моем существовании, но через полгода прислали, правда, не совсем то, что я заказывал. Но все удалось доработать и поставить на ружье.

Такая получилась прикладистость, что и переделывать больше ничего не требовалось. Оставил все как есть: светло-рыжий бук, деревянный затыльник, широкое цевье. «Тула» теперь лежала в руке даже лучше, чем раньше.

Итак, у меня имелись два ружья, которые годились только для стрельбы в упор… Нужен был патрон с нормальной навеской, но кучный и резкий. Для начала я отстрелял имеющиеся у меня боеприпасы над чистой снежной поверхностью, отмерив расстояния рулеткой. Результаты удивили.

Мишень сделал из самых дешевых обоев, поэтому круг у меня был диаметром 50 см, а не 70, как положено. В цель попадало всего от 15 до 30% дроби в патроне, оставляя большие нетронутые «окна».

Первыми на снегу в 15-20 метрах от линии огня лежали обтюраторы. Рядом падали и прозрачные накладки на дробь. Затем были стаканчики контейнеров в 25-30 метрах от линии стрельбы.

Дальше всего «уходили» войлочные пыжи. Одни лежали в 35-40 метрах, другие — прямо перед мишенью, оставив на ней следы. Стало понятно, что вся эта «свора» летела вокруг дроби, расталкивая ее, махонькую, по сторонам.

Нужны были изменения. Через две зимы, расстреляв дюжину рулонов обоев, перепробовав множество вариантов навесок и комплектующих, я имел патрон, который доносил уже от 50 до 75 % дроби в круг диаметром 50 см и давал равномерную осыпь.

Усилий потребовалось немало, но результат радовал. Кроме того, я еще раз убедился, что мои ружья любят только нечетные номера дроби.

Изготовление «самокрута»

Патрон мой собирается в следующей последовательности. Я здесь не имею цели рекламировать того или иного производителя, но одни и те же по наименованию изделия могут иметь противоположные качества. Здесь буду называть то, что применяю сам. Не исключаю, что у других компаний есть продукция с аналогичными свойствами или даже лучшими.

1) Капсюль в гильзу садится в гнездо. Оно слегка смазывается по внешнему кругу лаком для ногтей. Так обеспечивается герметичность и капсюль хорошо закрепляется, что особенно актуально для серии КВ. При этом его канал не затрагивается лаком.

2) Гильза с капсюлем сушится. Операция длится до тех пор, пока лак не потеряет вязкости. Если его не видно внутри гильзы, то этап сушки можно сразу пропустить.

3) Засыпаем порох по норме. В моем случае для 16-го калибра это 1,7 грамма «Сокола».

4) Устанавливаем с натягом, примерно в 10 кг, две картонные прокладки на порох (для полиэтиленовых гильз). Беру выпущенные компанией «Военохот» — они наиболее жесткие, плотные, увеличенного диаметра, дают наилучшую обтюрацию. На появившиеся снаружи гильзы валики не нужно обращать внимания. При прогонке через кольцо они придут в норму.

5) Устанавливаем 1,5-2 основных пыжа Н10 — древесно-волокнистых, осаленных. Точное количество определяется экспериментально — в зависимости от длины гильзы. Я предпочитаю пыжи ООО «Военохот». Они не являются прессованными опилками совместно с корой и сучками, а представляют собой мелкодисперсную вспушенную и осаленную массу. При выстреле эти пыжи разлетаются в пыль. Я ни разу не находил от них остатков.

6) Устанавливаем стакан контейнера (обтюратор и амортизатор удаляются) производства ООО «Промтех» с рассеченными до донца лепестками (просто продолжить имеющиеся разрезы). Контролируется оставшаяся часть гильзы, необходимо 5 — 6 мм под накладку и закрутку. Такой тип контейнера самый простой и дешевый, имеет емкость, позволяющую расположить весь снаряд внутри. При этом нет ребер жесткости и прочих элементов, что позволяет легче раскрываться при выстреле.

7) Засыпается примерно 2/3 нормы дроби (в моем случае 2/3 от 26 граммов). Дополняется до края гильзы крахмалом и утрясается. Потом добавляется оставшаяся дробь. При необходимости еще берем крахмал и снова трясем. Излишки удаляем.

8) На заряд укладывается прокладка (лаковым слоем наружу), выдавленная высечкой из поддона лапши «Доширак» (или подобной). Можно его даже вначале использовать по прямому назначению, потом ополоснуть и просушить.

9) Производится закручивание патрона. Я не пробовал заделку звездочкой, может, и она пригодна, но вопрос герметизации необходимо проверить.

10) Патрон прогоняется через прогонное кольцо.

11) На стык завальцовки гильзы и прокладки наносится силиконовый герметик. Он втирается, и его излишек снимается мятой бумагой, которую нужно двигать по кругу.

12) Силикон просушивается, спиртовым маркером делается соответствующая пометка, и…все готово.

Специально проверил состояние крахмала в паре снаряженных таким образом патронов. Носил их при себе два охотничьих сезона. Осенью держал в патронташе, вместе с остальными, зимой — за пазухой, где больше пота. Один отстрелял при закрытии этого сезона. Как всегда, были хорошая кучность и резкость. Второй патрон разобрал и убедился, что крахмал в сыпучем состоянии.

С такими боеприпасами я уже отохотился два года и очень рад результатам. Повысилась дистанция надежного поражения дичи, практически исключились подранки, в котел стало больше попадать. При этом снизился расход патронов. Их снаряжением я стараюсь заниматься в межсезонье или во времена непогоды. Вроде и не на охоте, а все равно погружен в любимое дело.

Таким образом, теперь у меня два ружья. Одно — тяжелое, но прикладистое, не дающее усталости от большого количества выстрелов. Оно — для засадных охот и для подъезда на лодке. Второе — легкое и удобное для ношения в одной руке. Это привычная«Тула», с которой можно много ходить пешком. И еще я имею надежный патрон для всех моих видов охот.

Сергей Ковалев, г. Новосибирск

Голосов еще нет