Секрет Петра Попова

ловить ленков

История эта произошла более 40 лет назад. Товарищ моего отца — редактор местного радио Петр Иванович Попов — был страстным и умелым удильщиком. Они и познакомились на рыбалке близ районного центра — поселка Сарыг-Сеп, где мы жили.

Отец, работавший в те годы собкорром центральной республиканской газеты, приехал на выходные и ловил на Каа-Хемской протоке ельцов и некрупных хариусов. Познакомились, посидели, поговорили. Потом Попов пригласил отца на рыбалку на Бурен — самый крупный приток Каа-Хема в его среднем течении.

— Ельчишки да «белячки» (так в Тыве называют мелкого хариуса) — разве ж это рыба? Баловство одно, — с усмешкой оценил Петр Иванович улов отца, а потом вдруг предложил. — Хочешь, покажу тебе, как ловить ленков надо? Это, я понимаю, рыба! Хоть в уху, хоть на сковородку. Хоть в «рыбник»… куда хочешь! А в мелочи этой одни кости. Поедешь? Тогда давай к следующему выходному червей хороших припасай. Да удочки посерьезнее, эти-то твои не годятся, слабы больно…

Ответственное поручение

К выходному я накопал целую банку хороших червей-подлистников. Удочки подготовил, а отец приехал огорченный:

— Накрылась, сын, моя рыбалка. Аккурат на выходные рейд запланирован в Саргал и дальше, в Ажик. Там уборка зерновых началась, мне на первую полосу репортаж делать, так что не до рыбалки.

Петр Иванович, узнав об этом, огорчился еще больше.

— И что ты не мог у Маслова своего денек выпросить? — выговаривал Попов отцу. — Лаврентьич, чай, сам рыбак, неужто не понял бы? Ладно, Бог с тобой! Но ты хоть парня своего со мной отпусти? Я ведь, честно говоря, рассчитывал его за руль посадить. У меня нога что-то сильно разболелась, а поехать сил нет как хочется! Да и Татьяна моя рыбки на пирог поймать просит. Ну так как? Договорились? Отпустишь Олега? Он ведь на «права» сдал, не то что мой охламон…

Мне, честно говоря, от такого предложения стало как-то не по себе. Даже на рыбалку как-то сразу расхотелось. Опыта вождения у меня не было почти никакого, если не считать часы, которые откатал во время учебы на досаафовском «газончике». А тут вдруг управлять чужой машиной на протяжении больше чем 50 километров…

— Да я на «Москвиче»-то и не ездил ни разу, — попытался отговориться от столь ответственного поручения.

Но Попов никаких возражений и слышать не хотел:

— А на кой же ты тогда на «права» сдавал, если за руль сесть боишься? Нет уж, парень, раз мы с твоим отцом договорились, так будь любезен делай то, что тебе поручено! Да не бойся ты, я же рядом сидеть буду! Считай, как с инструктором поедешь. И вообще… стал бы тебя просить, если бы не нога моя!

В воскресенье в половине десятого я был у Попова. Петр Иванович, опираясь на клюшку, ждал меня возле открытых ворот гаража, где урчал двигателем его серебристый «Москвич-408» — предмет зависти всех поселковых рыболовов и охотников. Впрочем, и всех остальных его друзей и знакомых тоже. Машину Попов купил одним из первых в райцентре.

— Ну, салага, садись, посмотрю, что ты за водила, чему тебя научили! Да не боись ты, тут ехать-то час, не больше. Да и на дороге в это время никого не встретим. Я бы сам поехал, да нога разболелась, спасу нет. К погоде, видать. А ленчишка-то все равно будет ловиться. Только ко времени поспеть надо. Они меня к 11 часам ждут, и чтобы без опозданий! Не веришь? Сейчас приедем, сам увидишь. У меня, парень, там все «на мази». Без рыбы никогда не возвращаюсь!

Казалось, конца не будет этой пыльной каменистой дороге. Так мне, во всяком случае, показалось. Когда мы, наконец, остановились на высоком берегу Бурени километрах в двух от летнего стойбища пастухов, рубашка на мне была мокрой от пота.

— Ну, молоток! — усмехнулся Попов. — А еще боялся! Моему охламону я бы не доверил. Пусть со своим магнитофоном развлекается, если на большее толку не хватает!

Удивительная рыбалка

— Ну, ладно, рассиживать некогда. Бери удочку, червей и пошли. Да шевелись ты! — прикрикнул Петр Иванович на меня. — Тут всей ловли час, максимум полтора, а ты шевелишься, как муха сонная. После двенадцати стая уйдет… и все! До следующего дня больше поклевки не увидишь!

Хромая и морщась от боли, Попов пошел к берегу, а мне показал место возле куста метрах в десяти от себя:

— Здесь лови. Дальше идти некуда…

Петр Иванович дохромал до «своего» места, забросил две удочки и почти сразу же грубый поплавок из пробки на одной из них дернулся и нырнул. И через какое-то мгновение первый ленок, сверкая розоватым серебром боков, забился на каменистом берегу. Пока Попов наживлял червяка, вторая удочка вдруг согнулась так, что заглянула вершинкой в воду…

Поклевки следовали одна за другой, словно рыба выстроилась в очередь за нашими червяками… Петр Иванович даже вынужден был отложить одну из удочек.

— Чего рот раскрыл?! Скорее! Сейчас уйдут, и будешь с носом! — сердито крикнул Петр Иванович, вытаскивая очередную рыбину.

Я хотел поправить червяка на своей удочке, но лишь пошевелил в воде насадкой, как сразу же последовала поклевка. И какая! С трудом поднял на высокий берег отчаянно сопротивлявшуюся рыбу. Дрожащими от волнения руками снял ее с крючка…

— Ну что ты там путаешься с ним! Забрасывай снова, пока они не ушли! — сердито закричал на меня Петр Иванович.

Я все-таки успел поймать трех отличных ленков, когда этот удивительный клев вдруг оборвался.

— Все, парень. На сегодня концерт окончен. Сматывай удочку, пора домой ехать!

На мое робкое предложение половить еще немного Попов лишь сердито фыркнул:

— Оставайся, коли хочешь. Можешь ночевать на берегу, все одно до завтрашнего дня ни одного больше не поймаешь. Ушли они.

— Здорово! Но почему так? Как это у вас получается? Ведь не прикормили же Вы их здесь? Тут такое течение! Любую прикормку по всей реке разнесет. А эти, прямо как поросята к кормушке, целой стаей бросаются. И четко к определенному времени… Тут что-то не так!

— А тебе бы все разжевать? Да и в рот положить? Рано ожиреешь! Самому думать надо. Но учти, парень, не болтай! Я тебе один свой секрет открыл, теперь и ты с рыбой будешь. А уж до остального сам докумекаешь. И приятелей сюда привести не надумай! А на следующие выходные будем тут вместе с твоим отцом, я ведь обещал ему показать настоящую рыбалку-то. Ну а машину ты для первого раза неплохо вел, молодец! Да вот к твоим трем ленкам еще парочка, как раз матери на «рыбник».

Такая удивительная и необычная поездка получилась у меня с Петром Ивановичем. Загадка да и только! И ведь после не раз я на том месте рыбачил. Иногда некрупные леночки и хариусы попадались. Но это не шло ни в какое сравнение с тем, какой был клев тогда, и как внезапно он прекратился.

Разгадка

Подсказка пришла в конце августа этого же года. Спиннингист из Сосновки, директор школы-интерната, Алексей Оширович Антонов поймал на яме Бурена здоровенного тайменя, который едва не утащил в воду самого рыболова. Весил трофей 23 килограмма. Все завидовали Антонову, а Попов отчаянно ругался:

— И чего ему на Каа-Хеме не рыбачилось? Черт его принес на Бурен! Всю-то мою рыбалку испоганил! Ехал бы в Верховье! Там в уловах под порогами тоже здоровые таймени водятся. А я теперь другое такое место разве найду?!

Немного успокоившись, редактор раскрыл нам свой секрет. Однажды, приехав на Бурен рыбачить, Петр Иванович стал свидетелем того, как вышедший из ямы крупный таймень загнал к берегу большую стаю ленков, охотившихся здесь на ельцов и мелких хариусов. Сбившиеся в стаю хищники какое-то время не уходили с это места.

Попов попробовал подбросить им червяка на крючке. Результат был поистине удивительным! Минут двадцать, пока стая не ушла от берега, удавалось хорошо ловить ленков. Они жадно, наперебой хватали подброшенную насадку. Петр Иванович был человек весьма наблюдательный и догадливый. Он еще несколько раз приезжал в разное время на то же место, прежде чем установил взаимосвязь между выходом на охоту хозяина этой ямы — большого тайменя — и редкостным клевом ленков.

По словам Попова, почти месяц ушел на составление примерного графика охоты рыбины. Ведь она выходит за добычей нечасто, а только когда проголодается, да и не в любую погоду. Так Петр Иванович стал обладателем тайны, которая позволяла ему в каждый выезд на рыбалку возвращаться с прекрасным уловом.

Секрет этот удавалось сохранять больше двух лет — до тех пор, пока случайно не оказавшийся здесь Антонов не поймал тайменя. С тех пор выходы стаи ленков к берегу прекратились, выгонять их стало некому. Удивительная рыбалка, участником которой мне довелось стать, больше не повторялась.

Олег Назаров, Ивановская область

Голосов еще нет