Реки Удмуртии

реки Удмуртии

В любой местности одними из самых старых названий являются гидронимы, то есть «имена», данные водоемам. Чем река крупнее, тем древнее первые упоминания о ней в письменных источниках. Волга, Вятка, Кама, Чепца — одни названия известны на протяжении веков, а другие — тысячелетий. При этом, в отличие от населенных пунктов и целых регионов, водные артерии редко переименовываются. По крайней мере, на современном этапе истории…

Крупные реки и их основные притоки несут в своем имени (в переводе с языков местного населения) значение «вода, река». А мелкие отражают данную им краткую характеристику — например: «извилистая», «лесная», «короткая», «маленькая», «чистая», «грязная».

Удмуртия, словно зеркало в оправе, обрамлена реками Кама и Вятка. Север республики представляет собой уникальный природный музей-заповедник. Около 15-20 тысяч лет назад здесь остановился последний ледник. Он принес из Скандинавии большие окатанные камни галечника. Здесь же истоки Вятки и Камы. Ранее эти крупнейшие реки вливались в Северную Двину, но ледник повернул их на юг…

Кама

Начинается тремя родниками на северо-востоке Удмуртии на окраине села Кулига Кезского района. Далее в Каму впадает река Кампызеп. Происходит это в соседнем районе у села Серьгино. Кама превращается уже в приличную реку.

Летом сюда наезжают рыбаки, но большим уловом похвастаться не могут. Дело в том, что через 5 километров начинается Афанасьевский район Кировской области. Река в этой местности пестрит частыми кольями, к которым крепятся многочисленные сети жителей береговых поселений. Они ловят идущую на нерест рыбу. Делается это не от хорошей жизни. Колхозы ликвидировали, а местное население осталось в основном без работы, вот и приходится «промышлять».

Вниз по течению рыбу ждет еще одно экологическое испытание. На окраине райцентра Афанасьево проходит федеральная дорога «Киров — Пермь», которая пересекает Каму. Река, выйдя из-под моста, делает дугу. Со стороны населенного пункта образуется песчаная коса, которой уже десятки лет «удачно» пользуются местные автотранспортные предприятия для мойки своих машин. Все имеющие транспорт следует этому примеру.

В верхнем течении река образует гигантскую петлю в результате последнего древнего оледенения, повернувшего реку на юг. На этой дуге Кама «возрождается». Результат достигается впадением в нее многочисленных малых и больших таежных рек с чистой водой, отсутствием населенных пунктов и промышленных предприятий…

Выскочив из объятий родника, тоненькими ручейками Кама и Вятка убегают, как от погони, резко на север, в глухие леса. Между ними в том же направлении уходит железнодорожная ветка «Яр — Лесная», построенная после войны.

Дело в том, что на этой огромной территории находились нетронутая девственная тайга и необозримые болота с торфом. Для освоения территории здесь создавались леспромхозы и предприятия по добыче ресурсов. Большинство из них закрылось в конце 80-х и начале 90-х годов. Тысячи людей лишились работы, многие уехали.

Те, кто остался, занялись народными промыслами, сбором даров природы, охотой и рыбалкой… Благодаря обилию болот и стариц в этих местах в огромном количестве произрастают черника, голубика, брусника, клюква. Ягодой питаются боровые и водоплавающие птицы. Даже лебеди спокойно выводят здесь свое потомство.

Один из моих друзей, Володя Сбоев, всю жизнь проработал в лесном хозяйстве. На совещаниях от коллег из соседней области узнал об этих благодатных местах и ежегодно в конце августа с сыном на неделю приезжает сюда. До Афанасьево добираются на своей «Ниве», машину оставляют у знакомых и на байдарках сплавляются километров 200 до устья реки Лупья.

Каждый собирает по 2-3 ведра боровых ягод и по ведру белых грибов. Можно бы взять и больше, но в байдарке много не разместишь. Тем более что время от времени надо все выгружать и обносить завалы в реке от упавших деревьев.

На привалах питаются дарами леса и пойманной рыбой: ершами, окунем, щукой, сорогой, ельцами. Зубастая хищница здесь некрупная — от силы 1-1,5 кг. На Каме после впадения Вишеры более солидные экземпляры встречаются. Весят они уже по 5-7 килограммов.

Былое рыбное изобилие

Отсюда начинается Камское водохранилище до самой Перми, ниже — Воткинское, а вблизи устья — Нижнекамское. Вернувшаяся в Удмуртию река выглядит уже крупной артерией, имеет широкое русло и обширную пойму. А после впадения реки Белой (Агидель) не видно противоположного берега.

Очень разнообразен видовой состав рыбы: осетр, сом судак, берш, стерлядь (когда-то ловили белугу, таймень), окунь, ерш, плотва, жерех, подуст, голавль, сазан, лещ, щука, красноперка, елец, уклея, чехонь, налим, гольян (усач). Это привлекает сюда многочисленных удильщиков зимой и летом. Рыбу добывают кто как может — всеми доступными средствами. Лишь бы набить багажники машин и рюкзаки! А потом сами же жалуются, что не стало уловов!

Как-то по делам зашел к знакомому, и он хвастливо показал фотографии последней рыбалки по перволедью в районе города Сарапула. На них красовалась большая куча мороженой щуки до 12-15 кг. На мой вопрос «Как поймал?» хитровато отмолчался, буркнув только, что выловил…

Но бывают и удивительные случаи. Как-то зимой Леня Поторочин с соседом поехали на Каму в Дербешки на границу с Татарстаном на подледный лов. На все способы прикорма рыба не отозвалась. «Неужели пустыми домой вернемся?» — пригорюнились мужики.

Неподалеку остановился снегоход, и два парня стали вытаскивать из-подо льда сети и выбрасывать попавшуюся рыбу в железное корыто. Незадачливые удильщики встрепенулись и бегом припустили к ребятам:

— Мы из Глазова, проехали всю Удмуртию и ничего не поймали. Продайте по паре рыбин, а то стыдно домой возвращаться! А в придачу дадим «стеклянный тулупчик».

— Вы что?! У нас с этим строго! — отказали неумолимые парни. — Мы всю рыбу должны сдать в колхозную артель, взвесить и в зависимости от улова купить за полцены определенное количество для себя.

— Во дают! — удивленные таким оборотом и обескураженные, отошли глазовские удильщики к своим лункам. Знали, что у них за такое предложение рыбаки готовы последнее отдать…

Живописные и памятные места

На Каме и ее притоках расположены многочисленные города и населенные пункты. Люди обживали эти места с древнейших времен, поднимались с юга вдоль реки. Тогда еще не существовало Верхней Волги, и ее берега служили естественной дорогой миграции. Кама была одной из самых мощных рек Восточной Европы, постепенно заселенной чудью — финно-пермскими племенами.

С той поры остались по берегам древней реки многочисленные исторические, природные и археологические памятники. Живописный участок Верхней Камы ежегодно привлекает большое количество туристов и путешественников…

В середине 80-х годов прошлого века мы с другом Алексеем Ложкиным на выходные поехали в Воткинский район. Там по правому берегу Камы расположились спортивно-оздоровительные лагеря высших учебных заведений Ижевска, крупных промышленных предприятий, профсоюзные Дома отдыха.

Побывали мы во многих местах, но запомнилось первое посещение. Заброшенный Дом отдыха встретил нас развалинами всех корпусов. Внизу у красивого залива виднелись остатки раскуроченного пирса, где раньше хранились лодки и катамараны. Высокие крутые берега были сложены из крупных блоков спрессованного песчаника. Часть их обрушилась от ударов льдин на берег. По верху росли могучие сосны.

У кромки воды еще дымился костерок, возле которого кто-то забыл два шампура и две пустые бутылки. Мужчина с женщиной грузили в лодку рюкзаки и удочки. Мы спросили:

— Какая рыба ловится?

— В заливе — никакая! — ответил незнакомец. — Надо отплыть подальше…

За мысом на повороте виднелся город Чайковский. Алексей поснимал на видеокамеру окрестности, а потом, наклонившись, позвал меня. Сантиметрах в 20 от уреза воды шириной в 5 см по песку тянулась сплошная линия из мальков осетра, не перенесших, видимо, сброса каких-то промышленных отходов…

Относительно расшифровки названия реки существует несколько версий. Образ Камы в удмуртском фольклоре служил символом величия и чистоты. Он воспевался в многочисленных песнях, легендах и преданиях. Упоминался в загадках, пословицах и поговорках, языческих молитвах.

В древнем удмуртском языке «кам» означал «большая, великая река, разлив, море». Коми-пермяки своих жрецов, хранителей родового очага, называли таким же словом. Племена сарматов и других степняков, дойдя до отрогов Южного Урала, встретились с многочисленным населением, живущим по берегам великой и большой реки. Кочевники назвали ее «Кама», что на их языке означало «Река шаманов».

Вятка

Начинается в Удмуртии в километре от железнодорожной станции «Перелом» Ярского района на северо-западе республики. Если смотреть по карте, то Вятка является зеркальным отражением Камы.

Как две сестры-близняшки, родившиеся много тысяч лет назад на местных увалах от одного прародителя — Древнего Ледника, какой-то промежуток текут рядом. А потом, словно поссорившись, разбегаются: одна — на восток, другая — на запад.

Через тысячи километров, петляя среди высоких холмов, болот и дремучих лесов, радостно, как в легенде, воссоединяются, образовав на карте очертание большого сердца. Внутри него расположилась современная Удмуртия. Древние племена, продвигаясь вдоль берегов этих рек на север, попадали внутрь «сердца» и надолго оказывались в безопасности в благодатном краю…

Кама регулируется тремя водохранилищами. А Вятка не имеет ни одного гидроузла. При этом она очень зависит от сбросов с Ульяновского водохранилища, вызывающих стресс у рыбы, которая здесь не задерживается и старается уйти в крупные притоки.

Весной 2018 года бригадир одной из шести оставшихся здесь артелей (раньше было 16) жаловался на плохие уловы. Говорил, что раньше за один заход вытаскивали не менее полутонны рыбы. А сейчас за целый день поймать 150 кг считается удачей.

По большой воде весной, когда рыба (особенно осетры) идет на нерест, ее тоннами отлавливают браконьеры. Поэтому нет естественного воспроизводства. Такая проблема характерна для всех северных рек Удмуртии, притоков Вятки.

Много лет, выезжая в этнографические экспедиции и на рыбалку с друзьями, я наблюдал «живописную» картину. Летом в выходные дни по обоим берегам Чепцы на каждом километре можно увидеть по 50-100 машин, оставленных любителями лова. Они приезжают на отдых с сетями, бреднями, сачками. Тянут из воды все, что попадется.

Не гнушаются даже пескарями, из которых делают потом котлеты. Скоро эта мелкая рыбешка будет занесена в Красную книгу! Такие же дела творятся на малых и больших прудах. Там рыбу даже из ружей отстреливают. А потом удивляемся: «Куда все подевалось?».

Чепца

Исток находится у бывшей деревни Игнатьево Пермского края. Пересекает Удмуртию с востока на запад. Самый крупный приток Вятки, длина — 524 километра. Когда-то была судоходной до города Глазова, сейчас только в пределах Кировской области. Из всех рек Удмуртии Чепца отличается быстрым течением.

Широкая долина (местами до 10 километров) свидетельствует о полноводности в прошлом, из-за обильного таяния древнего ледника, дошедшего до этих мест. Тогда же образовались реки Кильмезь и Вала с их многочисленными притоками. Русло Чепцы песчаное, местами покрыто галечником, очень извилистое, с частыми отмелями и перекатами. Много островов, разделенных рукавами и протоками, обжитых бобрами и птицами — утками, куликами, цаплями и чайками…

В долине немало болот и стариц, заливных лугов, заросших боярышником, черемухой, калиной, ежевикой, смородиной, рябиной, малиной, черникой, брусникой. Богатый выбор грибов, редких растений. По северным речным притокам — обилие рябчика, тетерева, глухаря, иногда встречается беркут. Животный мир представлен зайцами, лисами, енотами, кабанами, медведями, лосями, изредка росомахами, да еще приходят с севера волки…

Если посмотреть на карту, то можно увидеть, что Чепца со своими обильными старицами и озерами похожа на цепочку. Она разложена так, что рисунок повторяется в определенной последовательности. «Чеп» с удмуртского переводится как «цепь», а «ца, са, ша…» с самодийского — «вода, река». В конце каждого извива обнаруживается большое или малое болото, богатое торфом. На крупных из них в недалеком прошлом велась промышленная разработка ценного ресурса.

В Чепцу впадает 39 крупных притоков, которые имеют еще несколько собственных рукавов помельче. Общее количество больших и малых рек протяженностью свыше 10 километров превышает сотню. А многочисленные родники и безымянные ручьи я даже не считаю.

В Удмуртию идет не сама Чепца, а ее приток — Чепруниха (Чепра). Подпитываемая многочисленными речушками и родниками, река находит силы восстановиться и несет свои воды по пяти районам севера республики…

Прошлые эпохи

Заселение Урала и Прикамья шло эпизодически и в определенные периоды доисторического времени. Обнаруженные археологами следы пребывания людей на реке Вала, Кильмезь и их притоках на территории нынешней Удмуртии насчитывают несколько тысяч лет.

Первые поселения (кары) появились на Верхней Чепце в V–VIII веках, оставив после себя могильники и городища. А в народной памяти сохранились предания и яркие легенды. Вот одна из них, связанная с горой Байгурезь.

Согласно легенде, на берегу Чепцы когда-то располагалась мельница, на которой жила и работала целая семья. К подросшей дочери хозяина стали свататься молодые люди, а ей никак не удавалось выбрать среди них самого подходящего.

Тогда мельник решил устроить претендентам испытание. Он объявил, что отдаст дочь за того, кто сможет со стаканом кумышки (напиток домашнего производства в Удмуртии) на голове взойти на вершину горы Байгурезь, при этом не расплескав ни капли по дороге.

С таким заданием справился только один из женихов, которого звали Бакай, что в переводе означает «глухонемой». Юноша поднялся наверх, сохранив кумышку в целости, и там уже все выпил. После этого исполнилось его заветное желание — он стал слышать и говорить. Пораженная чудом девушка тут же согласилась выйти замуж за Бакая. Так в соответствии с легендой появилась еще одна версия названия вершины — Бакгурезь, что в переводе означает «Немая гора».

Возможно, местное население в совокупности с жителями Верхней Камы представляло собой так называемую «белоглазую чудь», некогда легендарную. От нее остался большой топонимический след в названиях поселений и рек. Потомки того народа потом осваивали среднюю Чепцу в IX–XIII столетиях, участвовали в создании Волжско-Камской Булгарии.

В XIV веке северные удмурты, поддерживавшие до этого отношения в основном с населением Прикамья и Поволжья, вступили в контакт с жителями Великого Новгорода. В 1374 год в верховья Чепцы прибыли ушкуйники, промышлявшие не только торговлей, но и набегами.

В соответствии с преданием, они не успели провести быструю атаку. Люди из села Дебесы ушли на гору Галанчу, где и организовали обороны. Они скатывали огромные бревна по склонам, чтобы сорвать штурм речных разбойников. В итоге ушкуйникам пришлось отступить и отказаться от своих замыслов.

Ныне живущее по берегам население в основе своей относится к «людям пришлым» разных поколений. Многие и понятия не имеют о древних обитателях этих мест, поскольку по ряду причин оборвана связь времен.

Популярные достопримечательности

«Возраст» Чепцы исследователи определяют по-разному. У одних выходит от 40 до 60 тысяч лет назад, у других — 15-20 тысяч лет. Одно ясно, что все реки Удмуртии образовались в послеледниковый период. Если Кама и Вятка текут с севера на юг, то Чепца, Кильмезь, Вала пересекают регион с востока на запад…

После ледника от южных морей до Предуралья сформировалась Великая степь, а на территории Удмуртии — лесотундра. С той поры в некоторых районах республики можно встретить соответствующую растительность, особенно в Красногорском и Ярском, где имеются голубика, черника, брусника, клюква, морошка, княженика. На болотах попадаются карликовые березки, лимонит, торф, в сосновых борах — мох сфагнум.

Чепца, в половодье углубляя свое русло, дошла до горизонта ледникового периода, оставляя на берегах кости, бивни, зубы, черепа мамонтов, северного оленя, носорога, обитавших здесь в приледниковой тундре. При раскопках многочисленных городищ, расположенных вдоль реки, археологи находят огромные кости осетра, стерляди, белуги, водившихся тут предположительно в V-XII столетиях…

В старинном селе Дебесы на Чепце сошлись две ветви — южная и северная — знаменитого Сибирского тракта. Вдоль русла реки по низкому левому берегу проходит железная дорога. Она соединяет Сибирь и промышленный Урал с культурными центрами страны и ее столицей.

Вся долина реки ввиду уникального природного ландшафта является излюбленным местом отдыха туристов, путешественников, краеведов, рыбаков, охотников. В среднем течении Чепцы можно наблюдать редкие деревья. Например, пирамидальный осокорь (черный тополь), живущий 200 лет, вероятно, посаженный для защиты берегов на крутых излучинах реки от весеннего ледохода. Очень красива и живописна местность с сотнями родников и ручейков, с природными памятниками, как Солдырская гора, Байгурезь, и другими…

В 1813 году для подъема уровня воды Очерского пруда при железоделательном заводе, принадлежавшем графу А.С. Строганову, было решено искусственно соединить реки Чепца и Очер. В течение всего одного года удалось прорыть канал длиной 1,5 км, глубиной 15 м и шириной 50 м. Поднято было более 400 тысяч кубометров земли. В результате возник водопад высотой около 10 м — один из самых красивых памятников природы окрестных мест.

А в 70-х годах прошлого века рядом с деревней Игнатьево жители устроили Новосельский пруд, но ошиблись с высотой сливной трубы. Поэтому даже в весенний паводок ее не достигает вода и течет обратно в копань, сливается тоненький ручеек…

Негативное воздействие на природу

В целом хозяйственная деятельность человека за последние два столетия неблагоприятно сказалась на экологии реки. Поскольку Чепца и ее крупные притоки протекают через обширные лесные массивы, был организован масштабный сплав заготовленной древесины по большой весенней воде.

Рядом с селом Полом Кезского района в 1957 году построили Октябрьскую ГЭС с уцелевшей до наших дней плотиной. Много серьезных экологических испытаний выпало на долю Чепцы и в последующие десятилетия.

Еще в 70-80 годах прошлого века в окрестностях Глазова в половодье наметами и сетями отлавливали двухкилограммовых стерлядок, которые шли на нерест у Белых камней вблизи деревни Гордино. Но потом в этом месте устроили карьер и стали намывать с реки песок и гравий для местного бетонного завода. В результате ценная рыба исчезла.

Ниже по течению от устья реки Лекма до деревни Верх-Богатырка от Глазовского районного потребительского общества занималась промыслом артель из добровольцев. Всю пойманную рыбу они по договору сдавали в магазин «Сельхозпродукты». Там всегда можно было приобрести свежевыловленных лещей, окуней, сорог, ельцов и щук. Продавалось и мясо диких животных — лося и кабана…

Но времена меняются, природа тоже эволюционирует. В советскую эпоху экологи и различные «доброхоты» звонили во все колокола и возмущенно твердили, что скотные дворы колхозов загрязняют воду и природу.

С тех пор прошли годы, многие из этих сельхозпредприятий давно закрылись. Здания коровников и свинарников «шустряки» разобрали на собственные нужды. Луга перестали косить, и буренки по ним уже не гуляют, а народ из деревень разбежался в разные стороны. Казалось бы, радуйся, природа, восстанавливай свои силы.

Однако, как ни странно, пошел обратный процесс: реки стали мелеть, появились многочисленные острова, которые покрываются кустарником, что замедляет течение. В застойной воде все больше кувшинок, хвоща, бурых и сине-зеленых водорослей, которые поглощают кислород. Из-за его нехватки крупная рыба после нереста скатывается вниз по течению.

Тем не менее люди по привычке продолжают приезжать семьями на любимые места, чтобы отдохнуть и половить. Самые несознательные оставляют после себя горы мусора и надоевших домашних «бобиков» и «мурок».

А потом мы удивляемся: откуда берутся стаи бродячих собак, терроризирующих местное население? И с приезжающими туристами, встречающими одичавших животных, здесь порой бывают многочисленные комичные, курьезные, а порой и драматичные случаи.

Пызеп Нижний

Это правый приток Чепцы. Берет начало из Кампызепских болот, из четырех веерообразно раскинутых ручейков, стекающих с холмов. Пройдя около 15 километров по Балезинскому району, уходит в соседний и впадает в Чепцу в окрестностях Глазова. Общая протяженность — около 50 километров. Из-за многочисленных притоков и родников имеет очень быстрое течение с холодной водой.

На перекатах и плесах обитает разнообразная рыба: язь, голавль, щука, сом, налим, окунь, ерш, елец, сорога, пескарь… В тихих притоках выводят потомство дикие утки. Под крутыми склонами под водой встречаются колонии нор бобров, а на береговых уступах — ласточек. По лугам полно сорочьих гнезд. В оврагах в глухих кронах высоких елей можно найти шумные колонии дроздов. Изредка пробежит лиса, пытаясь догнать зайца, да лось придет на водопой…

Топонимический перевод названия Пызеп складывается из двух слогов. «Па, пы, пэ, пу» — означает «водный источник, ручей, река». А «зеп» — это «клин, участок земли, карман».

В X–XII веках в устье реки размещалась пристань, куда с торговым обменом приплывали с верховьев Чепцы коми-пермяки, ханты, манси. Отсюда отправлялись караваны судов к Вятке, на Каму. Вверху на Солдырской горе находилось городище Иднакар… В XIX и начале ХХ столетий купцы держали по Пызепу Нижнему более десятка мельниц, винокуренный завод.

В советское время пойма реки распахивалась под зерновые и кукурузу и давала богатые урожаи. А в наши дни даже сено не косят, все зарастает. Пока посещаемы туристами и любителями природы ландшафтные памятники — Красные горки, с которых видна окрестность на многие километры.

Запомнившиеся моменты

Количество рыбаков на реке в последние годы поубавилось. Из-за постепенного обмеления русла и слабых паводков крупные особи, отнерестившись, скатываются к устью Чепцы или уходят в Вятку. Реки стали покрываться водорослями, и из-за кислородного голодания исчезают ракушки, раки, ерши. Даже пескарей теперь мало.

Все чаще блесна цепляет хитро расставленные в глубоких местах сети. Как-то пару раз, выйдя на луга, был свидетелем, как три парня с чем-то колдовали на берегу. Подойдя ближе, увидел, что к рамке двух сколоченных деревянных четырехметровых треугольников крепят старую сеть.

— Ты, дед, туда пока не ходи. Мы сейчас вверх по реке пойдем, — предупредили меня.

Я ответил, что это нескоро будет. Но они появились минут через 40, с диким ревом выскочив на противоположный песчаный берег, с радостью показывая мне в высоко поднятых руках двух голавлей, каждый — около 1-1,5 кг. Еще с полчаса по реке раздавался «индейский клич» этих парней…

Перейдя по мелководью через бывшую совхозную переправу, с километр спускался вниз по течению, стараясь держаться подальше от «веселых» рыбаков. Здесь хорошо брали окуни, ельцы, голавли.

Тут произошел интересный случай. В одной из поклевок увидел, что попался некрупный голавль и, натянув леску, заметался по омуту. Крутя катушку, я стал подтаскивать рыбку к берегу. В какой-то момент леска уперлась, смотрю: моего голавля ухватила поперек полуметровая щука. Тут уж кто кого. Но в последний момент зубастая хищница отпустила добычу, и голавль, сойдя с крючка, плыл вдоль берега…

Около моей ноги несколько раз пробежала землеройка, не обращая на меня внимания. «Видимо, где-то близко ее нора», — подумал я. Повернулся к раскрытому рюкзаку, чтобы взять нарезанный кубиками хлеб для наживки. Но, оказывается, его унюхала землеройка и попыталась утянуть у меня один из кусочков. Пришлось прогнать воровку.

На другом берегу с криком носились два куличка, да вдали чайка отлавливала уплывшие с омута сухари, брошенные мною для прикорма. Мимо прошли на трех катамаранах туристы-водники. А в небе чуть в стороне пролетела пара журавлей, да на вершине старого сухого вяза каркал ворон.

Чуть выше по течению при впадении лесного ручья в реку у берега часто «булькался» щуренок, отлавливая мальков. Внезапно напротив меня появился коренастый молодой парень. Он двигался в броднях по воде и забрасывал снасть с микроблесной в качестве приманки. Чуть ли не из-под моих ног вытащил небольшого щуренка граммов на 700, возможно, того же самого.

В этом омуте я рыбачить перестал. Пожелав парню «хорошего улова», ушел вниз по реке. В прошлом году там за поворотом, у Мальчишкиной горы, неплохо клевали окуни. В половодье у широкого плеса натащило коряг, старых деревьев и толстых веток. Они образовали подобие большой баррикады, где и прятались «матросики». Надо было только не медлить с подсечкой, чтобы окунь не рванул прятаться в эти завалы.

Снизу подошел мужик лет 40 в спортивных штанах и кедах. В одной руке он держал проволочную клетку для птиц с фанерным дном, на котором лежали 5-7 штук голавлей размером около 30-40 сантиметров каждый, и большую полиэтиленовую увесистую сумку.

— Сколько поймал? — спросил я его.

— Не считал! — буркнул в ответ рыбак и ушел по воде дальше.

Мне показалось, что такие прогулки по реке без бродней и болотных сапог чреваты риском заболеть. Вода в Пызепе очень холодная круглый год из-за обилия родников. Однако мужик не обращал на это внимания и продолжал ловить «нахлыстом» на мушку…

Иногда встречаю двух парней с одного предприятия, которые проходят в болотниках до пяти километров, не выбираясь на берег. Могут поймать до нескольких килограммов приличных голавлей. Порой и неплохая щука клюет — весом до 3 кг. Как-то я поинтересовался у парней:

— На что ловите?

— На комбикорм, — шутливо ответили они.

Оказалось, что рыбы успевают съесть до трех килограммов этого угощения. И все же опытный удильщик никогда не уходит с реки без улова.

Варыж

Исток его состоит из двух небольших речек с ручейками, берущих начало в окрестностях деревни Марченки. Они через 10 километров, обойдя село Карсовай с обеих сторон, соединяются на окраине в районе льнозавода.

Основное русло проходит по границе с Глазовским районом в узкой долине, сжатой высокими холмами, поросшими лесом. После пересечения тракта, связывающего самый северный город Удмуртии и село Карсовай, впадает в Пызеп за деревней Кельдыково.

Варыж считается одним из основных переносчиков семян борщевика Сосновского — злостного вредителя и бича экологии окружающей природы. Протяженность реки — около 50 километров. Расстояние до Глазова составляет примерно 30 км.

Вариантов объяснения названия Варыж несколько, кому что нравится. «Вар» — это и кипящая вода, и долина, и русло реки. Таким же словом обозначают жилище, стойбище, укрепленное поселение. «Вар» в переводе с ненецкого — «край, берег, грязь». У саамов «вара» — это гора. У селькупов «иж, ыж» означает «водный источник, притока, река». Однако у коми и удмуртов слово «иж» переводится как «овца», а «варыш» — как «ястреб, коршун». У финнов «вариш» — это ворона. В целом название реки можно условно представить как «цепь холмов, поросших лесом, похожих на стадо овец»…

В старину на берегу Варыжа стояли купеческие мельницы, а после войны в окрестностях располагалась ракетная часть. Военнослужащим были выделены рядом земельные участки под выращивание овощей. После ликвидации воинской части здесь образовалось садово-огородное общество. В лучшие годы обрабатывалось до 190 участков, несколько раз в день ходил автобус.

Сейчас добраться сюда можно только личным транспортом. Поэтому многие владельцы участков отказались от них. Действующих осталось не больше 70. Один из моих друзей еще ездит туда на своей машине по привычке. Летом после работы на огороде спускается на километр к реке Варыж.

В заветных местах ловит голавлей, ельцов, иногда окуней. Но бывают и пустые дни, как говорится, «ни рыбы, ни чешуи». Тогда он с досады звонит мне вечером и спрашивает:

— Поймал чего-нибудь на своем Пызепе?

Иногда в надежде на удачу рванет по прудам соседних деревень. Если и там ничего нет, тогда хватает жену «под мышку» и на поезд — к знакомым на Обь. На великой реке уж точно берет реванш «по полной».

Люк Правый

Начинается двумя маленькими речками, объединяющимися в окрестностях деревни Верх-Люкино. Течет по пересеченной местности, подпитываясь многочисленными родниками и небольшими ручейками.

Между деревнями Большое Сазоново и Люк имеется каскад красивых прудов, облюбованных рыбаками. В выходные дни сюда часто подъезжают машины, люди ночуют в сосновом бору. Ловят в основном карпа, карася, иногда попадаются щука и сорога.

Ниже по течению можно порыбачить еще на одном пруду у деревни Турецкое. Здесь речка Люк пересекает асфальтовую дорогу. Проезжая по ней, можно увидеть подростков, которые с перил моста ловят ельцов, намотав леску на палец. Такой же способ используют юные жители села Селег Красногорского района. Они пытаются поймать голавлей с моста на реке Уть. Видимо, подростки везде одинаковы.

За 3-4 километра до впадения в Чепцу река Люк, словно змея, ползет, делает многочисленные повороты, извивается среди непроходимых зарослей, высоких «джунглей» черемухи и калины. Снизу тянется «стена» из крапивы и шиповника, сверху все это сплетено сплошным ковром хмеля. Рискнув набрать корзину ягоды, долго ищешь брод, потому что речка хоть и не широкая, но глубокая — до двух метров, и берега крутые.

Изобилуют завалы от упавших деревьев — идеальное место для окуня, щуки. В небольших омутах видны стайки некрупных голавлей. Судя по кострищам и толстым тюлькам с прибитыми досками, рыбаки здесь ночуют. Дополнительным преимуществом для них является то обстоятельство, что и Чепца рядом.

Долина реки благоухает весной во время цветения черемухи. Это правый приток Чепцы, протяженность — около 40 километров. Топоним можно условно перевести как «Лесная река». В названии угадывается древне-пермское слово «йук». Оно созвучно с финно-угорским «люк, люга, лука», что означает «река» или ее «излучина».

Кестымка

До деревни Пыбья с левого берега вбирает в себя многочисленные лесные ручьи и течет в узкой долине среди холмов. Оставшуюся часть бежит по ровной местности по заброшенным полям бывших колхозов. После села Кестым впадает в Чепцу.

Общая протяженность — около 20 километров. По весенней воде в Кестымке бойко ловятся окунь, сорога. Летом река мелеет, и рыба уходит.

Название неоднозначно. Слово «кес» означает и «человек», и «смотреть, устраивать дозор». «Кэс» у тюркских народов — «коза». «Кос» можно перевести с языка удмуртов как «сухой». «Кось» для коми-пермяков — это порог, перекат, мель. Слова «тым», «тымь», «сым» означают «река», «ым», «ум, «ом» — «водный источник». Для коми и удмуртов звук «ты» символизирует озеро, а для ненцев — оленя.

Подводя итог, можно предложить такую рабочую версию перевода названия: «Родниковая река с пересыхающими притоками, использовалась пастухами для обзора с холмов пасущегося стада».

Пызеп Верхний

Начинается родником с возвышенности у деревни Рахмал. Течет по сильно пересеченной местности с многочисленными притоками. После деревни Бани на заливных лугах создает уникальный природный памятник с многочисленными озерами на торфяных болотах, с вековыми соснами и большим широким омутом при впадении в Чепцу.

Река шириной от 5 до 10 метров течет с севера на юг. Русло сильно извилистое, из-за чего образуются многочисленные омуты, в которых ловят крупных окуней, щук, сорогу, ельца.

В прошлом на всем протяжении реки добывали в промышленных масштабах торф, который вывозили на колхозные поля в качестве удобрения. Самая крупная заготовка велась рядом с автодорогой у деревни Бани. Для осушения болота была прорыта мелиоративная канава в сторону Чепцы шириной 4 м и глубиной около 6 м.

После ликвидации колхозов карьер забросили. На болоте остались многочисленные выработки — озера. Бобры мгновенно перекрыли затапливаемую в половодье мелиоративную канаву мощной плотиной, организовав непроходимые завалы из поваленных деревьев.

В обрамлении рек Люк и Пызеп, автодороги и русла Чепцы образовался квадрат 5х5 км непроходимого болота, где появилась соответствующая растительность — в частности, княженика, черника, брусника.

На озерах выводят потомство дикие утки, лоси здесь укрываются на ночлег, местность облюбовали глухари и рябчики. В местных водоемах завелись караси… Излюбленное место рыбаков и охотников.

Нилкам

Река течет в глухой малозаселенной северо-восточной части Кезского района — рядом с границей Пермского края. Возможно, что первая половина названия образована от удмуртского слова «ниль», которое переводится как «четыре». А «кам» означает «река».

Трудно точно определить координаты места, откуда берет свое начало Нилкам. Это характерно для значительной части больших и малых рек Удмуртии, которые образуются из многочисленных родниковых ручейков. Такая картина ярче всего проявляется в северных районах. Не случайно республика получила неофициальное наименование «Родниковый край».

Названия других рек в округе — Шукшур, Лопья, Шарпа, Ольховка, Кама — имеют коми-пермяцкое и удмуртское происхождение. А немногочисленные поселения на берегах (например, Ортята, Абросята, Юклята, Ефимята) были основаны староверами, которые после церковной реформы XVII века укрылись в глухих лесах среди местного населения.

При протяженности около 25 километров Нилкам вбирает в себя более 20 ручейков и лесных речушек, нанесенных на карту. А сколько еще не обозначено?.. Сейчас трудно узнать их названия. Людей, которые в прежние времена могли легко перечислить все местные речушки, теперь не найти. Энтузиастов, увлеченных сбором микротопонимики окрестностей, остались единицы…

После впадения реки Нилкам в Каму последняя превращается в приличную по размеру реку. Это идеальное место для начала многодневного интересного путешествия, которое могли бы совершить удильщики и охотники, туристы-водники и просто любители природы.

В большое половодье на Каме рыба успевает подняться на нерест в небольшие лесные речки. При малом — ее в основном стараются перехватить и выловить жители Афанасьевского района Кировской области. Видовой состав рыбы стандартный для этих краев: окунь, ерш, голавль, лещ, щука, елец, уклейка, сорога, язь…

Лоза

Самая крупная река Игринского района, в прошлом сплавная. Название имеет коми-пермяцкие корни. Слово «лоза» означает синий цвет и его оттенки. Возможный перевод: «Река с чистой голубой водой».

Берет начало в заболоченных низинах Якшур-Бодьинского района, в окрестностях географического центра Удмуртии у деревни Эрестем. Общая протяженность реки — около 127 километров. Она пересекает Игринский район с юго-запада на северо-восток и впадает в Чепцу неподалеку от бывшей Октябрьской ГЭС, от которой сохранилась бетонная плотина.

Лоза медленно бежит по низкой местности, течение ее слабое и извилистое. Для рыбаков представляет интерес устье реки при впадении в Чепцу, где глубина вблизи плотины достигает 5-6 метров.

Летом обычно с раннего утра с лодки на поплавочную удочку хорошо ловятся сорожка и язь, на спиннинг — щука и окунь. После восьми часов клев слабеет, потому что рыба разбредается по верхним омутам.

Ниже плотины крупных особей ловят в основном ночью. Там находится широкий омут, который завален топляком, принесенным в половодье деревьями и корягами. В этих укрытиях прячутся сомы, сазаны, язи, лещи, щуки, окуни, караси.

Рыба клюет на опарыша, червя, кукурузу, горох, распаренный до величины вишни. Днем лов на поплавочную удочку затруднен из-за обилия в верхних слоях шаклеи (уклейки), которая, подобно пиранье, мгновенно съедает насадку.

Самые крупные притоки Лозы — Нязь, Ита, Саля. Из-за многочисленных лесных завалов и прудов в верховьях рек рыба в них держится.

Сепыч

Начинается со Святогорской возвышенности в окрестностях деревни Убытьдур. Левый приток Чепцы протяженностью 70 км. Река извилиста, нередко встречаются клинообразные участки земли в виде карманов.

В старые времена на Сепыче стояло несколько мельниц, водилось много рыбы. Весной на устье «делали привал» перелетные птицы. Осенью жители собирали богатый урожай красной и черной смородины, черемухи, боярышника, ягод шиповника.

Места тут топкие, поэтому в старину их именовали Грязями. Это отразилось и в названии поселения Качкашур. Первые два слога означают «грязное, топкое место», третий переводится как «река».

Из-за глиняных берегов вода после дождей становится буро-красной. Старики рассказывали, что в стародавние времена река промывала через торфоболото новое русло и впадала в Чепцу напротив здания нынешней налоговой инспекции.

Нижнее течение Сепыча облюбовано рыбаками. Тут хорошо ловятся голавли, сороги, окуни.

Убыть

Еще один левый приток Чепцы. Начинается со Святогорской возвышенности у деревни Тараканово в километре от села Красногорское, на территории которого созданы три больших пруда. Они считаются противопожарными водоемами и является излюбленными местами отдыха как для людей, так и для лебедей.

Рыбаки здесь ловят как с берега, так и с лодки. Обычно попадаются линьки, караси, налимы, окуни, сороги, щуки… Изредка удается поймать зубастых хищниц весом до 8, а порой и до 12 килограммов.

Протяженность реки Убыть достигает сотни километров. Русло очень извилистое, и везде водится рыба. Для удильщиков особый интерес представляет участок от села Палагай и до устья. До революции по реке располагались с десяток мельниц местных предпринимателей.

В прошлые времена в 15 километрах от Глазова на берегу находился пионерский лагерь «Чайка», где отдыхали дети работников, занятых в сельском хозяйстве Удмуртии. Повара из местной столовой выбрасывали пищевые отходы прямо в реку, видимо, чтобы «добро не пропадало».

За этим угощением стягивались многочисленные стайки рыбы: голавля, ельца, сороги, окуня, шаклеи. Они «паслись» тут все лето, достигая приличных размеров, на радость удильщикам. Среди отдыхающих детей проводили даже праздник «День рыбака» и весь улов относили в столовую на общий котел. Победители получали грамоты и символические призы.

Ниже по течению сейчас расположились садоводческие общества, обитатели которых частенько тоже выходят с удочкой на бережок. Местами добывают торф как удобрение для полей.

Уть

Дословный перевод названия с угро-финских языков — «вода», «река». Берет начало в окрестностях деревни Пестери и уходит на север, постепенно изгибаясь к западу и югу по широкой дуге. Протяженность реки составляет 107 километров.

Вначале течет по кромке возвышенности и низине, а потом — по заболоченной местности до слияния с Кильмезью в районе села Селты. По пути следования подпитывается десятками больших и малых лесных ручьев и речек, родников, отчего вода чистая. В омутах глубина достигает 5-6 м, а в районе деревни Курья, как уверяют местных жители, доходит даже до 12 м.

После раскола православной церкви здесь укрылись старообрядцы, образовав десятки поселений по реке. Здесь же обнаруживаются следы древних языческих святилищ. Они располагаются в основном в окрестностях сел Красногорское и Дебы.

Реки Уть и Кильмезь, словно клешни рака, обхватывают заболоченную территорию с уникальным животным и растительным миром, полезными ископаемыми. В прошлом здесь было изобилие рыбы и раков. Удильщики без добычи не возвращались ни зимой, ни летом.

Юные жители деревни Селег до сих пор, намотав леску на палец, тягают с моста приличных по размерам голавлей. Плотва хорошо клюет на червя, опарыша, личинок ос. В районе опор моста обычно держится стая окуней. В летние ночи на долину Ути надвигается такой плотный и густой туман, что на расстоянии метра не видно соседа по рыбалке.

В Селеге находится приличный пруд, но местные жители не всем разрешают ловить, надо с ними договариваться. Рыбачат в основном с лодок. Чаще всего попадаются караси, бывают еще окуни и сороги. Реже удается поймать щуку.

Раньше сюда приезжали бригадами с предприятий Глазова. «Ленивые» горе-рыбаки шли на разные ухищрения, не брезговали использовать «краба» и другие варварские способы лова.

Сейчас долина зарастает, коров не выгоняют, сено не косят. Русло покрылось водорослями, река обмелела, и рыба измельчала. Такая картина наблюдается на многих реках региона.

Саля

Крупный приток Лозы, протяженность 44 километра. Вершина реки образуется двумя ручейками, начинающихся у деревень Большая Игра и Малягурт. Спокойно течет по заболоченным торфяникам, русло изобилует многочисленными завалами.

Предположительно, с угро-финских языков название переводится примерно как «Болотная река, собранная из многочисленных лесных речек и ручейков».

На пересечении Сали с трактом «Красногорское — Факел» после половодья частенько можно видеть приехавших рыбаков. Говорят, в это время ловятся приличные окуни и сороги.

Сюрзя

Правый приток реки Саля, протяженность — 15 километров. Течение спокойное, проходит по торфяным болотам, из-за чего вода темная в глубоких омутах. Возможный перевод названия: «Исток реки из двух раскинувшихся ручейков, похожих на рога коровы (ухвата)».

Перед пересечением Сюрзи с трактом в сотне метров находится большой пруд ныне с разрушенной дамбой. Тем не менее его посещают рыбаки. Они рассказывают, что ловят щуку, окуня, сорогу, налима. Ниже моста иногда удается наткнуться на большую стайку ельцов.

Арлеть

Протяженность — 51 километр. Вытекает из родников в окрестности села Сям-Можга и в верхнем течении имеет каскад прудов. В старину по реке стояли несколько мельниц, в омутах которых и сейчас водится рыба, приплывшая по Кильмези с Вятки.

Удильщики, побывавшие на берегах реки Арлеть, хвастаются хорошим уловом крупного окуня. Неплохо клюют также голавли, сороги, ельцы. Название переводится как «Сезонная река», потому что летом она мелеет.

Лекма

Крупный приток Чепцы протяженностью 127 километров. Родник начинается из-под холма между деревнями Клабуки и Кисели. Из-за сложного рельефа и резких перепадов высот река очень извилистая и часто меняет направления. Быстрое течение на перекатах чередуется со спокойным на широких плесах. Расшифровка названия возможна следующая: «Капризная река, часто меняющая русло».

Если посмотреть по карте, обнаруживается одна странность. Оказывается, Лекма располагается параллельно реке Убыть и в точности повторяет ее изгибы и повороты, как сестра-близнец.

Почти на всех притоках обустроены пруды. Рыба из них попадает в Лекму, радует разнообразием. Протекая по территории трех районов, река вбирает в себя десятки родников, ручейков, мелких притоков. В старое время на Лекме стояли несколько мельниц, в советское время на работала ГЭС, обеспечивая электричеством жителей Ярского и Юкаменского районов.

Начиная с участка у села Юкаменское, реку активно посещают рыбаки. Любимое их место — возле Ежово, где у бетонного моста в Лекму вливаются воды Лемы. Глубина здесь не более полутора метров, дно гравийное, течение быстрое. Хорошо ловятся голавли, лещи и язи. За день можно набрать пятилитровое ведро рыбы… и домой.

По обеим берегам в X-XII веках располагались старинные городища древних жителей долины. Некоторые исследователи фамилию Лекомцев связывают с выходцами с этой реки. Коренным населением здешних мест считаются удмурты, татары, бесермяне.

Лет двадцать назад бывший директор Глазовской школы № 9 Вадим Алексеевич Ершов рассказал об интересном случае, который произошел с ним в устье Лекмы. Поехали с сыном Егоркой на выходные порыбачить. До Яра добрались электричкой, а потом вдоль железной дороги дошли до Лекмы. Накачали на берегу резиновую лодку, спустились до Чепцы, где и заночевали.

Под утро Вадим Алексеевич задремал, и привиделась ему огромная женщина в белом, которая с гневом говорила: «Все спишь, а сын твой горит в огне!». В ужасе проснулся… и точно — у Егорки от костра задымилась телогрейка. В этот раз он спас сына, но через много лет тот все же попал в серьезное ДТП в Москве…

Лаптевка

Берет начало в окрестностях села Валамаз Селтинского района. Протяженность 19 километров, течет в основном по безлюдной местности.

Перед местом впадения в реку Пестерь раньше находилась деревня Юберка, от которой теперь остался лишь пруд. По лесной дороге на тракторе сюда иногда заскакивают рыбаки с ночевкой. Ловят щуку, сорогу, окуня, карася, ерша, голавля, налима, линя, язя.

С угро-финских языков название можно перевести как «Река, которая течет по заболоченной местности».

Кампызеп

Один из левых притоков Камы, протяженность — около 50 километров. Начинается в окрестностях деревни Зотово Глазовского района. Из-за многочисленных притоков и заболоченности территории довольно полноводная река, что позволяло сплавлять по ней лес. Часть вывозилась автотранспортом для нужд местных предприятий…

Одна из немногих рек, на многие километры от истока до устья полностью безлюдна — ни единого поселения. Вырубленные делянки заросли молодым лесом, где водятся глухари, тетерева, рябчики и другие пичуги. На речушках дикие утки выводят свое потомство, прописались и несколько пар лебедей. Бобры активно строят запруды.

Из зверья здесь можно встретить лося, бурого медведя, кабана, хонорика (гибрид хорька и европейской норки. — Прим. редакции), куницу, рысь, енота, лисицу, зайца… Охотники говорят, что иногда появляется и росомаха.

В половодье с Камы на нерест поднимаются стаи разнообразной рыбы. Летом она прячется в многочисленных завалах. Возможный перевод названия «Кампызеп» с угро-финских языков: «Река с многочисленными притоками, в своем течении создает участки земли в виде карманов».

Лып

Начинается родником в овраге в окрестностях деревни Таненки на границе с Пермским краем. Протяженность около 70 километров, состоит из двух ветвей притоков, которые собираются в пруд. На нем в прошлом стояла мельница так же, как и на всех крупных притоках. С финно-пермских языков «Лып» можно перевести как «Уставшая, с тихим течением река».

Судя по древним письменным источникам, ее бассейн стал активно осваиваться в V-VIII веках племенами коми-пермян, мадьяр, удмуртов, хантов, манси. Об этом свидетельствуют многочисленные городища, селища, могильники, оставленные жившими здесь племенами.

В окрестностях имеются и другие достопримечательности. В пяти километрах от поселка Кез есть интересный природный памятник — Кездурский водопад. В селе Полом полно исторических мест, а неподалеку от него — древние городища.

Краеведам, туристам и путешественникам, возможно, захочется взглянуть на фермерское хозяйство «Живица» в деревне Сосновый Бор, что в трех минутах езды от Кеза. Иностранные делегации почти из 20 стран, побывавшие здесь, пишут восторженные отзывы. Надо просто видеть своими глазами, что может сделать увлеченный человек на пустом месте!

В четырех километрах в деревне Гулейшур расположено другое интересное фермерское хозяйство Петра Бутолина, с большим яблоневым садом и редкими растениями.

Река Лып в прошлом была полноводной и рыбной, но сейчас сильно обмелела. Русло сплошь состоит из мелких гравийных островков. Рыбаки ездят с ночевкой ближе к устью в деревню Пинькай, через которую в прошлом проходила северная ветка Сибирского тракта. Ловят в основном сорогу, окуня, ельца, шаклею (уклейку. — Прим. редакции), язя, голавля, карася, пескаря, щуку.

Пестерь

Правый приток реки Кильмезь, протяженность — 28 километров. Зародившись в овраге с родничка между деревнями Тура и Клабуки, бежит с севера на юг. Близко от истока находится приличный Коровкинский пруд, в 100 метрах от дороги «Красногорское — Валамаз». Этот водоем активно посещается рыбаками и зимой, и летом.

В среднем течении реки находится живописный Коробовский пруд. К его обустройству приложили руку специалисты из Ижевского треста № 17. Они на месте бывшей мельницы создали базу отдыха с несколькими корпусами рубленых домов. В пруд были запущены карпы, которые достигли таких размеров, что спокойно рвали сети или перепрыгивали через них.

Лет 20 назад Сергей Шатунов, житель поселка Кокман, рыбачил с удочкой с лодки на этом водоеме. На кубик недоваренного картофеля клюнул карп весом приблизительно от 15 до 18 килограммов. После долгих мучений гиганта вытянули из воды. Выловленный великан не помещался в пластмассовую детскую ванну.

На базе часто ночевали студенты-биологи Удмуртского университета, краеведы Глазова, военные, иностранные охотники. Сейчас кордон приходит в запустение, плотину часто прорывает, и пруд уходит, потому что ремонтные работы не производятся. Нынешний смотритель живет здесь только летом, на зиму уезжает в Ижевск. Тем не менее рыбаки ловят на этом водоеме щук, сорогу, линя, налима, окуня.

Выше по течению от Коробовского пруда находится Пестеринский бобровый заказник «Урочище Коробиха», открытый в 1979 году. Пушистых строителей завезли сюда из Воронежского заповедника и из Белоруссии. Через несколько десятков лет зверьки стали хозяевами огромной территории.

Они расположили запруды на всех крупных водных источниках и затопили сенокосные угодья, охотничьи тропы и места сбора ягод и грибов. Население завалило жалобами администрацию, призывая чиновников разобраться с этими бобрами. А что сделаешь, если процесс вышел из-под контроля человека?..

В толще воды русла реки Пестерь можно заметить метнувшихся от рыбака метровых зубастых хищниц, а щурят здесь ловят и на червя.

В среднем течении до революции существовала пристань «Котлов омут», откуда купцы Бушковы по большой воде сплавляли лес. В старину на реке стояло несколько мельниц. На «Котлове» нынче одиночные рыбаки ловят окуня, сорогу, ельца, линя, язя, щуку, пескаря…

До войны здесь летом в чадовке (избе, топившейся по-черному, без дымохода) жил старик Очан, который ловил 10-, 12-килограммовых зубастых хищниц и приличных по величине хариусов, которых за 20 километров уносил в столовую села Красногорское.

При впадении реки в Кильмезь находилась пристань «Устье Пестеря». Там работали лесозаготовители и сплавщики, которые жили в местных бараках.

Окрестные леса богаты лесными дарами: клюква, смородина, брусника, черника, земляника, черемуха, калина. Долина реки всегда славилась прекрасными сенокосными угодьями, из-за которых у жителей часто возникали споры, потому что почти все имели корову, теленка, овец, коз, пару свиней и другую живность. Семьи были большие, всех требовалось накормить, одеть, обуть, дать образование…

Сено заготавливали коллективно. Работали вместе обычно 2-3 семьи, состоящие в близком родстве. В короткие минуты отдыха на сенокосе молодежь закидывала снасти в реку, отлавливая 10-15 сорожек, ельцов, окуней.

Опытные мужики пытались поймать щук. Брали для этого березовые удилища длиной от 5 до 7 метров с леской толщиной 0,5 мм. На конце привязывались два тройника и грузило, на крючки цепляли пескарей. После пары-тройки забросов в омут живца обязательно хватала щука…

Вся долина реки заселена бобрами и гадюками. Перспективна для освоения туристами-водниками, любителями экстремальных сплавов. На реке полно завалов, а по берегам встречается немало диких животных.

Название реки можно расшифровать по частям. Слово «пес» у коми-пермяков означает «дрова». «Терь»(тирь, дырь) у финно-угорских народов — это камень или гора. Возможный перевод топонима: «Холмы, поросшие лесом, где заготавливали дрова»…

Кокманка

Впадает в реку Пестерь, протяженность — 12 километров. Берет начало в заболоченных лесах 31-го квартала в окрестностях деревни Ново-Кычино. Слово «Кокманка» угро-финского происхождения и переводится примерно так: «Река, которую не перейдешь, не промочив ноги». Здешние края облюбованы медведями, с коими часто сталкиваются охотники.

Верховья реки, вплоть до поселка Кокман, плотно обжиты бобрами, устроившими десятки запруд, в результате чего образовались огромные водохранилища. Некоторые плотины, созданные этими грызунами, представляют собой шедевр гидросооружений длиной до 100 метров. Причем такие объекты очень прочные, они спокойно выдерживают вес идущих людей.

В километре от устья в 1850 году был построен винокуренный завод с прудом. С этого времени ведет свою историю поселок Кокман. В 1882 году там возвели еще стекольное предприятие. На плотине действовала одна мельница, где не только мололи зерно, но и пилили бревна на доски. Вторую построили поблизости — на реке Кварса. Там и водоем необходимый был.

На Большом и Малом прудах постепенно завелись караси, окуни, щуки, налимы, сороги, линьки. После войны один из жителей, пытаясь прокормить большую семью, постоянно рыбачил по перволедью. В верховьях Большого пруда ставил несколько морд, в которые набивались налимы, часть их шла на еду, излишки продавали.

Сейчас реку посещают в основном любители рыбалки из числа подростков и пенсионеров. У кого есть лодки, ловят с борта. Кому нравятся долгие прогулки, идут от плотины до реки Пестерь, периодически делая забросы длинным удилищем с искусственной приманкой. За время пути можно поймать небольших щук.

Кильмезь

Это второй после Чепцы по длине и величине бассейна приток Вятки. Протяженность — около 270 километров. Исток Кильмези нужно искать в центральной части региона — восточнее лесного поселения Малягурт, на территории обширного водораздельного болота. Оттуда начинаются многие реки Игринского района. По Удмуртии проходят верхнее и среднее течения Кильмези общей протяженностью в 195 километров.

Дно в основном песчаное, кое-где с галькой и гравием. Долина реки сравнительно широкая — местами до трех километров. Имеющийся здесь песок еще до революции использовался в качестве сырья на многочисленных стекольных заводах. Пойму реки покрывают кустарники и деревья.

Бассейн Кильмези выделяется по всей Удмуртии своей лесистостью и заболоченностью и являет собой уникальный природный ландшафт с редкими растениями и представителями животного мира, попавшими в Красную книгу. Любопытно, что всем известный красный кипрей кое-где здесь меняет цвет на белый…

Есть несколько интересных заказников, включая ботанические в Красногорском районе. Все они привлекают внимание ученых и любителей отдыха на природе. В укромных глухих лесах Кильмези иногда часть своего отпуска проводят нудисты. От поселка Малягурт сплавляются до железнодорожной станции Кильмезь туристы-водники.

В охотничьих угодьях можно выделить несколько разновидностей птиц: гусей, уток, тетеревов, глухарей, рябчиков, вальдшнепов. Из числа животных разрешается добывать бурого медведя, волка, лося, лисицу, зайца-беляка, кабана, рысь, белку, барсука, лесную куницу, речную выдру и бобра. Иногда в эти края наведываются иностранные охотники, пытающиеся из лука подстрелить «топтыгина».

У реки имеется свыше 25 притоков. Самыми крупными из них являются: Пестерь, Уть с Турной, Арлеть, Большой Кутык и другие. Более века по Кильмези вплоть до Каспия через систему пристаней сплавляли отличный строевой лес. Многочисленные конторы, связанные с этим процессом, существовали еще до революции. Для рабочих развозили в небольших бочонках соленую рыбу: сазана, жереха, стерлядь. Эти названия остались лишь в воспоминаниях стариков. Сейчас в основном ловят щуку, ельца, сорогу, налима, окуня, линя, карася, пескаря, ерша.

Из всех рек Удмуртии Кильмезь с ее многочисленными крупными и мелкими притоками имеет удивительную особенность: только здесь обитают ужи и гадюки. Последние имеют три разновидности: черные, серые и с крестообразным рисунком с обоих боков. Они спокойно ползают по дворам, огородам и улицам поселений, не нападая ни на людей, ни на домашних животных. От змей иногда страдают собаки, которые пытаются играть с пресмыкающимися. В единичных случаях достается и человеку, в основном по его собственной вине…

Процесс переселения народов начался еще тысячелетия назад. Крупные природные пожары, засухи и другие факторы вынуждали большие массивы кочевников двигаться все дальше в поисках благоприятных мест. Последняя из таких масштабных миграций произошла в V веке нашей эры. Печенеги, скифы, половцы и сарматы волнами следовали на запад, захватывая в свой переселенческий вихрь племена, жившие в южной Сибири и на Урале.

Кильмезь сыграла значительную роль в истории многих народов (в том числе удмуртского), активно расселившихся в средневековье в бассейне реки. Часть их носила название «Калмез». Есть и другие предположения, связанные с этим топонимом. Например, название реки по-татарски может означать «Не придет, не вернется». Похожий перевод получается и с индоиранских языков. А финно-угорские племена, вероятно, поэтически именовали реки «Пуповиной матери».

В древние времена на родниках и истоках крупных рек люди ставили деревянные скульптуры, считая их хранителями воды, духами дикой природы. Такие места считались священными. Краеведы из Красногорья задумали повторить деяния далеких предков и начать решили с Кильмези. В августе 2012 года 6-метровая «фигура» из толстой сосны была установлена в окрестностях поселка Малягурт и названа «Мудор», что с удмуртского переводится как «Родная земля».

Сыга

Протяженность — около 21 километра. Выбегает из родника в овраге между деревнями Юрук и Сыга-1. С финно-пермских языков название приблизительно переводится как «Русло реки при своем течении петляет, как змея». Впадает в Пызеп севернее деревни Бани.

В трех-четырех километрах от истока имеется большой пруд, посещаемый рыбаками. Зимой сюда приезжают на снегоходах, летом — на мотоциклах. Ловят здесь карася, окуня, сорогу, линя, щуку. Весной по большой воде зубастые хищницы поднимаются из пруда к истоку на нерест. Летом в омуточках, разделенных друг от друга запрудами завалов, можно наблюдать мелких щурят.

Пудемский пруд

В середине XVIII века было принято решение построить в здешних краях железоделательный завод. Предприятие разместили на реке Пудем. Плотина, созданная свыше 260 лет назад руками простых крестьян, сохранилась и поныне. Этому объекту придавалось важное значение, поскольку вода приводила в движение многие механизмы на заводе.

В результате получился красивейший пруд, в который впадают малые речки Пудем, Цыпинка и Кещур. Он разлился на пятьсот гектаров и стал основной достопримечательностью местного поселка. В самой середине пруда был оставлен нетронутый участок земли круглой формы, заросший лесом. Эта земля получила название Остров Любви, поскольку летом туда частенько отправляются парочки на романтические свидания.

Пудемский пруд — самый старый в Удмуртии. Хотя он появился раньше Ижевского и Воткинского, но до сих пор намного чище их, поэтому здесь водится разная рыба: карась, карп, налим, елец, линь, плотва, язь, щука, окунь. В камышах гнездятся цапли, по берегам — дикие утки. По ночам на пруду отдыхают перелетные птицы: гуси, лебеди…

Летом и зимой водоем посещают рыбаки. Любителей подледного лова каждый день из города бесплатно привозит автобус и ждет удильщиков до вечера. В холодное время здесь можно поймать в основном сорожку, окуня, небольших щук. А в последние годы появился и ротан, который оккупировал почти все пруды Ярского района. Эту рыбу продают даже в Глазове.

На севере Удмуртии еще сохранилось немало уцелевших рыбных прудов, но они испытывают жесткий прессинг от любителей лова. Разбиваются сельские дороги, а на берегах остаются огромные груды мусора. Жителям уцелевших деревень порой приходится спускать пруды, чтобы защититься от нашествия удильщиков.

Геннадий Ложкин, Удмуртская республика

Голосов еще нет