Хорьки, лисицы и другие…

Бурундук животное

Герои предлагаемых рассказов живут рядом с нами — в окрестностях городов и даже в них самих. Только редко удается встретить этих осторожных животных. Если уж повезет, можно и понаблюдать за ними. В таких случаях мы гордо считаем, что изучаем их. Но с большим основанием можно утверждать, что они изучают нас, ведь для них это не праздное любопытство, а жизненная необходимость.

Любопытный горностай

Да, не балует нас природа, особенно зимой. Столько пройти и встретить лишь сорок вблизи железной дороги да стайку шустрых синичек-гаичек… Изредка попадались и следы горностая, но… еще реже приходится видеть этого небольшого, бесстрашного зверька.

Неторопливые и невеселые размышления прервал отчетливый стук дятла. Стук негромкий, с небольшими перерывами — обычное обследование дерева. Сейчас, наверное, оглядывается по сторонам, выбирая следующего «пациента». Так и есть! Кик! — раздается характерный для большого пестрого дятла вскрик, и постукивание слышится в другой стороне. По звуку определяю: перемещается вверх по стволу — обычная манера дятлов обследовать стволы, да не просто вверх, а по спирали.

Кик! И все повторяется на новом месте — большая сегодня очередь к главному лесному врачу.

Мелькает озорная мысль — подразнить его. Стучу по дереву, подражая дятлу. Кажется, похоже.

Весной бы дятел непременно решил узнать, что это за соперник объявился на его участке. Зимой же у кочующих дятлов нет определенного участка, может прилететь только из любопытства. Жду. А он стучит себе, не обращая никакого внимания на мои ухищрения, а может быть, разобрался в подвохе?

Неловко стало, что хотел дятла оторвать от важного дела, но продолжаю упрямо долбить своим «клювом» — вдруг прилетит.

Смотрю, из-за поваленного дерева уставились на меня две темные бусинки глаз. Замер. Не шевелюсь. Моргнул — и нет никого. А, может быть, и не было?

Тишина. И дятла не слышно. Ослепительный снег кругом, и никакого движения. Вновь бесшумно возник белоснежный зверек, но уже в стороне. «Ну и дятел!» — написано на его мордашке.

«Кыш!» — взмахиваю рукой, и черный кончик хвоста замелькал над белой целиной.

Обманул горностая, утешаю себя, возвращаясь, довольный, домой.

Жаль, что короток зимний день, и редко бывают такие встречи.

Забавные бурундуки

Так уж получилось, что с бурундуками у меня сложились особые, можно сказать, дружеские отношения.

Были просто случайные лесные встречи с этими любопытными зверьками, когда, столкнувшись со мной, бурундуки издавали свист и скрывались в кустах, или, забравшись на дерево, тревожно замирали, внимательно следя за непрошеным гостем, готовые в любой момент убежать.

Это вообще характерное для бурундуков поведение: чередование быстрого движения и остановок, может быть — для размышления, что делать дальше, или из-за их врожденного любопытства.

Два случая, которые нельзя отнести к мимолетным встречам, особенно запомнились.

Отдыхали мы однажды компанией на берегу реки. Вскоре на полянку стал наведываться бурундук. Интересовался, нельзя ли чем-нибудь здесь поживиться, да на нас посмотреть.

Соорудили ему в сторонке столовую в виде консервной банки, в которую стали складывать еду. Бурундук быстро обнаружил гостинцы, сначала украдкой таскал их, а затем осмелел и во время своей трапезы уже не убегал. Любопытно было наблюдать, как, сидя на задних лапах перед своим «столом», он что-то поедал, придерживая еду передними лапками, словно человек — руками.

Конечно, у бурундука были и свои дела, но, проголодавшись, он всегда прибегал проверить, что там появилось в банке в этот раз, а может быть, и взглянуть, как там дела у гостей. Конечно, мы были гости, а хозяином поляны являлся бурундук.

Привыкли уже к бурундуку, но надо было уезжать. Казалось, еще пару дней, и он стал бы совсем ручным. Сохранилось ощущение, что бурундук тоже хотел подружиться с нами.

В другой раз и в другом месте шел я по лесной тропинке, стараясь не шуметь, — так больше шансов встретить что-нибудь интересное. Слышу писк, визг: драка явно некрупных зверей, да и откуда им здесь быть. Но драка и для маленьких зверушек нешуточное дело!

А вот и один из ее участников несется мне навстречу — небольшой бурундук, наверное, подросток. Потрепанный вид, весь взъерошен, на мордочке «читаю» обиду и страх. Завидев меня, бурундук останавливается от неожиданности.

А далее в стиле писателя Сетон-Томпсона можно было бы продолжить: бурундук разворачивается и, посматривая, иду ли я за ним, бежит впереди меня. Останавливается, если я отстаю, всем видом приглашая следовать за ним. «Смотрите, кто у меня защитник, и я буду ходить по вашей улице!» — как бы говорит он своим обидчикам.

Распугав по кустам, видимо, таких же бурундуков-сорванцов — а они предпочли позорно удрать, не попадаясь на глаза, — мы победно проследовали вдвоем по тропинке. Впереди путь был свободен, и бурундук побежал, уже не оглядываясь.

Так в действительности все и было, за исключением присвоения бурундуку мыслей, которые могли бы возникнуть у человека в подобной ситуации.

Неоднократно описаны случаи, когда мелкие птицы искали спасение от ястреба в ногах у человека или даже залетали при этом в дом. Зайцы тоже могут прибежать к человеку от преследующей их лисы.

Наверное, и в этом случае для бурундука я представлял меньшую опасность, чем сверстники-драчуны, и он воспользовался мной, как прикрытием. Но хочется верить, что бурундук просил заступиться за него.

Отважная ласка

Первые воспоминания об этом зверьке связаны у меня с детством.

Известие о том, что в вырытом в земле котловане обнаружили какого-то зверька, быстро собрало толпу любопытных. Крутые стенки и большая глубина ямы не позволяли ему выбраться.

Тонкое удлиненное туловище и быстрое передвижение прыжками — все эти характерные признаки сейчас бы позволили без труда отнести зверька к семейству куньих, а благодаря мелким размерам и точно его назвать — ласка. Большинство же из собравшихся мальчишек, и я в том числе, видели ласку впервые и название зверька узнали от взрослых.

В основном было сочувствие к попавшему в беду зверьку. Не помню, как его спасали, но в памяти осталось, что все закончилось благополучно.

Следующая встреча с лаской произошла через несколько лет.

Как-то поздней осенью шел я краем убранного картофельного поля вдоль зарослей кустарника. Глубокие борозды и комки земли для маленького зверька были настоящими горами, поэтому и позволили мне вплотную столкнуться с ним. Ласка возвращалась к кустарнику после удачной охоты с мышью в зубах. А тут на ее пути оказался я. Какое-то мгновение мы неподвижно смотрели друг на друга. Ласка первой рванулась на прорыв, и это на уровне инстинкта вызвало мою ответную реакцию: я бросился за ней.

Если бы кто-то смотрел со стороны, то увидел бы только сумасшедшего человека, мечущегося по полю. Соотношение весовых категорий, наверное, было таким, как если бы за мной гонялся динозавр. Ужас! Это мой сегодняшний взгляд на те давние события. А тогда погоню за лаской я воспринимал как соревнование. Предполагаю, что и ласка не считала это угрозой для жизни, так как не собиралась бросать мышь, которая была лишь немного меньше ее и сильно мешала при беге. Это уравняло наши шансы, я догнал ласку и коснулся ее. Значит, мог бы и поймать. Игра закончилась, я выиграл. Очень запомнилась эта победа, и я долго гордился ей, как если бы выиграл в очень важном соревновании.

Почему ласка не бросила мышь? Без мыши я бы ее ни за что не догнал. Возможно, после удачной охоты этот трофей имел для ласки очень большую ценность, и преследование она расценила как угрозу отобрать у нее мышь. Это еще один взгляд на одно и то же событие.

Истину же, конечно, установить невозможно, поэтому ограничусь фактом: несмотря на серьезную угрозу, ласка добычу не бросила.

Хитрая лиса

Лиса была далеко, и даже в бинокль трудно было определить, что она несет в зубах. Несмотря на большое расстояние, у меня было явное преимущество: я находился на холме, имел хороший обзор и мог проследить весь путь лисы.

С черным комком в зубах, что, видимо, прежде называлось вороной, лиса семенила по полю в сторону небольшого колка. Да, это не басня Крылова: совсем по-другому закончилась встреча вороны с лисой — вот она правда жизни!

Невелика добыча у лисы, можно бы и на месте съесть, а вот несет куда-то ворону. Не иначе, как лисятам на обед, — кажется, разгадал эту нетрудную загадку.

Лиса скрывается в колке, наблюдать больше нечего, надо и мне спешить. А расстояние до колка приличное, он вообще на другом берегу реки, правда, небольшой, можно местами и вброд перейти.

Это практически рядом с городом, но не первый раз встречаю в этих местах лису. Удастся ли сегодня узнать что-то новое?

Наконец, я у колка. Осторожно обхожу его, прислушиваясь к каждому шороху. Лиса замечает меня первой, с тявканьем выскакивает из кустов и скрывается в посадках смородины метрах в пятидесяти от колка. Именно в посадках, так как видны их четкие ряды. Осматриваю их в бинокль и замечаю наблюдающую за мной лису.

Прячусь и я за кустом в колке. Лиса сразу же выбегает на открытое место и тявкает в мою сторону, как маленькая собачка, но не из самых злых. Теперь я наблюдаю за ней — поменялись ролями. Выглядываю, пытаясь сфотографировать лису, она снова скрывается в кустах.

Я — за куст, а лиса вновь выбегает из-за своего укрытия и облаивает меня.

Как перевести на человеческий язык этот лай, не знаю. К собачьему-то лаю привыкаешь, и то не всегда можешь определить, по злобе это делается или просто собака хорошо исполняет положенную роль.

А здесь впервые на меня лиса лает — впору гордиться.… А злости-то в лае не чувствуется… Стоп! Да она просто отвлекает меня и дает сигнал лисятам, что им нужно делать. Удалось-таки ей вовлечь меня в эту игру в прятки! Недаром говорят — «хитрая лиса»!

Полностью переключаюсь на то, что происходит в колке. А здесь тоже интересные вещи: то в одном, то в другом месте полянки вдруг шевельнется высокая трава. Лисята? Сколько же их?

Вот несколько секунд назад здесь шевелилась трава, и нет никого. Буквально перебегаю на другое место — и здесь никого нет. Пусто. Обхожу весь колок: маленький совсем, похоже, останки большого. Одна сторона — сплошной завал из глыб земли и кустов, следствие раскорчевки полей под посадки смородины — идеальное место для лисьей норы. Даже не пытаюсь ее найти — бесполезно, ноги бы не переломать.

Пожалуй, хорошо, что не видел лисят, а они меня, — зачем им лишний стресс…

Храбрый хорек

Близится к концу длинный летний день. После изнуряющего зноя вся природа, кажется, вздохнула с облегчением. Еще не наступили сумерки, но вокруг уже чувствовалось какое-то затишье. Дальние звуки, наоборот, усилились: стал слышен шум электрички и даже перестукивание колес на стыках рельс.

Уставший от бесконечной садово-огородной работы, опускаюсь на маленький стульчик у садового домика. Просто сижу, отдыхаю. Сегодня суббота, никуда уже не надо спешить, остаюсь ночевать.

Из состояния полузабытья выводит слабый шорох. Поднимаю глаза: через редкие планки калитки на меня внимательно смотрит зверек: судя по черно-белой мордочке — хорек. Снова шорох, теперь в стороне. Из-за угла домика косится другая мордашка, поменьше. На ней больше любопытства, чем у взрослого хорька, и ведет себя молодой довольно беспечно. Снова перевожу взгляд на взрослого зверька, вижу, что он не один: за ним скрывается еще рыжеватый детеныш или даже два.

На экскурсию что ли привел хорек свою семью? Смотрите, мол, перед вами человек, это очень медлительное животное, оно нам не конкурент, бояться его нечего. Может быть, и не такой у них был разговор, только рассматривали они меня нахально метров с двух.

Выскочил я за калитку. А они — врассыпную, сколько — даже не скажу, ну, не меньше четырех. Один из них, рыжеватый экскурсант, понесся по дорожке вдоль ограды сада. По другую сторону дорожки — высокий сплошной забор: хорьку не сбежать. Погнался я за ним. Зачем? Да разве объяснишь… Тем более уже был прецедент, гонялся я за лаской, только очень маленькой. Несмотря на все увертки хорька и ловкость, свойственную этим животным, поймал его за шиворот. Без рукавиц я бы не решился на такой эксперимент. Держу его на вытянутой руке, чтобы не поцарапал. Чуть меньше взрослого, а вот ловкости и опыта еще не хватает.

Только не удается мне как следует разглядеть зверька: приходится больше смотреть под ноги. Меньше чем в полутора метрах от меня крутится взрослый хорек, величиной с кошку, только более удлиненное тело и характерный изгиб спины. Шипит и с ненавистью смотрит мне прямо в глаза. Хорошо, что не умеет говорить, да и так понятно, без слов. Из сказанного нормативного почти слышу: «Отпусти немедленно!»

Не хочется быть исцарапанным, а по виду он способен и на большее. «Да возьми ты его, уж и посмотреть нельзя», — бурчу себе под нос и отпускаю пойманного зверька. Тот уносится в огороды. Убегает и взрослый хорек. Спасибо, что еще не применил легендарное «химическое оружие» — видать, надеялся договориться со мной по-хорошему.

Зачем, думаю, носился за ними? Вот уже второй раз срываюсь, пора и меру знать. Помню, раньше находил всякие оправдания своему поступку. И в этот раз придумал почти научное обоснование: создавая нестандартные ситуации для животных, можно увидеть и необычное в их поведении. Кажется, стал этим злоупотреблять. А, с другой стороны, если бы не поймал хорька, никогда бы и не узнал, какие они бывают храбрые. Ладно, обещаю себе, больше не буду гоняться за зверьками.

Как там семья хорька, не разогнал ли их? Нет, начинают снова собираться. То в одном, то в другом месте мелькают рыжеватые спинки, пробираются хорьки к месту общего сбора. Надеюсь, что не сильно испортил экскурсию. Пусть этот урок будет им практическим занятием по «Курсу молодого хорька».

Евгений Кареев

Голосов еще нет