В ясный день на деревенском пруду

окушок

Поначалу все как бы не заладилось. С утра потемну поехал к рыболовным магазинам в поисках мотыля. Там до их открытия торговали мотылем частники, но в этот раз их присутствия не увидел…

Решил все ж ехать на пруд, год назад одаривший хорошим уловом. Благо, имелась у меня пара коробок с разноцветными опарышами… Из города выбрался на рассвете. А ехать-то пришлось на восток. Слепит низкое солнце глаза, а за бортом аж минус двадцать по Цельсию. Так на «полуавтомате», благо движение на трассе было неинтенсивное, и доехал до вожделенного пруда.

Первое разочарование

Только остановился у берега, а время — уж за начало десятого перевалило, как увидел трех рыбаков, возвращавшихся со льда.

— Что так рано уходите? — удивился я.

В ответ на мой вопрос один из них махнул рукой и пояснил:

— Ни одной поклевки не видели!

Обратился мой взгляд на ближнюю акваторию льда, а она вся была обурена рыбаками. Пока те собирались к отъезду на новый водоем, я обдумывал свои последующие действа.

И время как бы упущено, да и без мотыля прибыл, а с опарышами только на плотву больше приходится рассчитывать. Да и та в здешнем пруду не водилась, и царствовали тут лишь окуни и караси. И все ж, была не была, решил остаться, и если честно, то рассчитывал только на авось…

Начинаю осматриваться

Все с первого взгляда то же, что и год назад. В полусотне шагов от уреза воды заброшенное двухэтажное здание школы, благо не разрушенное и с целыми стеклами. То результат оттока жителей из немалой когда-то деревни.

Но увидел и перемены. У берега появилась беседка, крутой его обрыв был выровнен и засыпан песком. Видимо, сделали импровизированный пляж… Через него и начал я выход на лед.

Теплится надежда на улов

Буриться начинаю на мелководье в паре метров от тростниковых зарослей. Но… чуткий сторожок удильника лишь повторяет игру мормышки, а долгожданной поклевки так и не следует. Двигаюсь ближе к середке пруда, но и там рыба не отзывается.

Лишь когда сменил белого опарыша на красного и поставил более мелкую и тусклую мормышку, последовала первая поклевка. Полосатый поимец не был велик — с ладонь по длинке.

Через пару минут еще поклевка, и здесь уже на леске почувствовал сопротивление. Красноперый красавец тянул уже за триста граммов. Спустя минуту попался очередной товарный окушок. И… полное наступило бесклевье.

Сверлю лунку за лункой, час проходит, другой, а поклевок нет. Меняю мормышки, а результат отсутствует. Но… теплится надежда, хотя время безостановочно движется к полудню…

Принимаю решение

А солнышко начало бока пригревать, перестали усы и борода инеем покрываться, да и на выдохе пара не видно, знать, резко потеплело, и бросать рыбалку еще рановато. А тут еще при поиске новых мормышек, обнаружил в рыбацком ящике упаковку искусственного мотыля, купленного пару лет назад, да так и не использованного. Скептическое у меня к нему всегда было отношение…

Но теперь можно и за него взяться. «Попробую и его на мормышку подсаживать», — думаю я. Буриться решил от середки в сторону берега, а если уж хваток не будет, то займусь сборами пред возвращением в родные пенаты.

Размышления о мотыле и бедолаге утке

Сейчас продаваемые в магазинах личинки комаров измельчали. Раньше в Воронеже существовали целые артели мойщиков мотыля. И продукция у них была элитная: одной штуки на крючок хватало.

Тяжел был труд этих специалистов, но и зарабатывали они неплохо. Мой однокурсник, по студенческому прозвищу Волк за его гастрономические пристрастия к мясному сыроедению за время обучения в университете, на промывке мотыля накопил денег на кооперативную квартиру! И это в советские времена!

Нынешний мотыль относится больше к кормовым и прикормочным, так как добывается промысловым способом, и понятно, что не разделяется на возрастные фракции…

Когда-то я пробовал ловить и на искусственный мотыль. Но каким он был. Выдавливаешь его из тюбика и тонкой, плотной струйкой обматываешь крючок. Пахучий он был, да вот только рыбеха на него не очень и соблазнялась…

Тот эрзац мотыля, что достал я из ящика, отличался своей похожестью на естество цветом, фактурой и упругостью. Да и создан он был на белковой основе.

Пока я прилаживал новую наживку к мормышке, как поблизости раздался душераздирающий, несущийся с высоты крик. Поднял взор к небу и увидел чудную картину: надо мной на малой высоте барражировала кряква. И это в середке зимы.

Хотя… в нескольких километрах от пруда протекает незамерзающая река Хава. Так зачем же утка оказалась на пруду? Через несколько минут все прояснилось. Птица приземлилась в нескольких метрах от меня и закрякала еще громче. Здесь я все и понял. Приловчилась утка добывать пропитание в сельских дворах, а тут решила и рыбака разжалобить.

Бросил ей кусочек хлеба, птица подхватила его, но перед трапезой отлетела и опустила в одну из лунок, чтоб снедь размягчилась. Так за несколько минут и остался я без рыбацкого «тормозка».

Не бедолагой та утка оказалась и, вместо того чтоб лететь в теплые края, обосновалась на незамерзающей речке, а дополнительное пропитание стала отыскивать в ближнем поселении. В последнее время все больше представителей разного утиного племени остаются на зимовку на незамерзающих реках Подворонежья…

Появился новый рыбачащий

Подкармливая крякву, я и не заметил, что на пруду появился конкурент. Просверлил он несколько десятков лунок по направлению ко мне и начал блеснение. Наблюдаю за ним, лунку за лункой облавливает он, а результата нет. И такая тоска посетила душу. «Надо же, даже на окуневые блесенки никто не соблазнился», — подумалось мне. Но все же решил испытать и искусственный мотыль.

И удача пришла

Сверлю новую лунку. Снаряжаю мормышку-дробинку хрящеватым, с виду повторяющим форму природного мотыля эрзацем. Получилось что-то в виде микроджиговой приманки. Опускаю снасть в лунку и у поверхности проверяю игру. Ну точно проявляет себя малюсенькая замануха, как и более крупные джиговые приманки при вертикальной проводке.

И только достигла мормышка дна, а я сделал пару колебаний кивком, как последовала поклевка! Подсечка, и вот он… стограммовик, трепещет на льду, а искусственный мотыль-то и не пострадал. Вновь мормышка у дна, и тут же поклевка. На этот раз окушок покрупнее.

В течение минуты изловил я пятерку полосатых красавцев на одну приманку. Меняю ее на новую не потому, что предыдущая не уцелела, а просто цветом поблекла, и клев продолжается. Понял, что нужно своевременно обновлять потускневшего и придавленного рыбой мотыля.

Решил вновь попробовать ловить на опарыша, хватки следуют одна за одной, но вот беда: личинки мух выдерживали всего лишь одну подсечку. Вновь перехожу на эрзац-мотыля. Чуть клев ослабевает в облавливаемой лунке, как забуриваюсь поблизости, и все на акватории в пятьдесят квадратных метров.

И нашел-то я скопление рыбы уже на полпути к берегу. Хотя… та феерия ловли продолжалась недолго, и через сорок минут от полудня клев резко оборвался. И никакая смена мормышек и подсадка опарыша иль мотыля окуня больше не привлекали…

Подошел ко мне человек, рыбачивший на блесенки, в тот момент, когда я собирал трофеи, оставленные у разных лунок, и со вздохом произнес:

— Вчера я таких окуней на железку ловил! А сегодня ни одного стука и не почувствовал!

Вот и пойми эту рыбу: в какое время и на что ей придумается соблазниться…

Юрий Демин, г. Воронеж

Ваша оценка: Нет Средняя: 5 (1 vote)