Волчья кровь

Перспективной охотой с гибридами волка и собаки я заинтересовался в далекие 70 е, когда работал штатным охотником-промысловиком. В те времена за один сезон добывал более тридцати лосей и закрывал медвежьи лицензии. С ностальгической болью в душе вспоминаю теперь зверопромхозы, заготконторы, систему штатных охотников… Промысловой охоты со всеми ее секретами, романтикой одинокого зимования в тайге, да и, чего греха таить, достойным заработком — не стало.

Выбор щенка

Однако вернемся к волкособакам. У меня было несколько опытов по выращиванию волчат и волкособов — все животные погибли из-за несчастных случаев. Видимо, не хватало тогда еще опыта, молод был. Пришлось временно прекратить эксперименты.

Прошли годы, и как-то раз увидел по телевизору программу, в которой рассказывалось о литовском охотнике (я и сам родом из Литвы), у которого жила прирученная волчица. Он скрещивал ее с лайками и потом успешно охотился с получившимися гибридами. Не теряя времени, я вылетел в Литву и там легко нашел Пятраса Дабришюса, добрейшей души человека. Оба завзятые охотники, мы быстро познакомились и нашли общий язык. В общем, Пятрас пообещал мне щенка, хотя спрос на них был очень большой. Когда сука ощенилась, я вновь вернулся в Литву и несколько дней прожил на охотничьей базе Пятраса, чтобы присмотреться и без спешки выбрать «своего» щенка. Поверьте на слово, выбирал с толком, и ушло на это два дня. Остановился на довольно крупном, развитом щенке (гибриде третьего колена) типичного серого волчьего окраса, с красивым лаячьим хвостом и одним лежачим ухом. В игре с братьями и сестрами он громче всех подавал голос.

В тот же день Дабришюс познакомил меня с охотниками, которые уже владели его волкособаками. Все в один голос заверяли, что даже самая чистокровная лайка существенно уступает волкособу по физической выносливости, чутью и сообразительности. Видимо, не зря мозг волка на 30 % больше собачьего. Оказалось также, что волкособы многофункциональны, то есть работают по разному зверю. А на лис, косуль и подсвинков можно охотиться вообще без ружья.

От Литвы до Томска путь не ближний, и было тревожно от предстоящей дороги. Пятрас помог выправить необходимые документы и выписал родословную как заводчик оригинальной породы. На прощание он напутствовал:

— Ты на верном пути, Казис, не пожалеешь. И помни, что в четвертом колене рабочие качества волкособов очень и очень высокие.

С тем я и уехал.

В Томск возвращался поездом через Беларусь. Шерхан, так я назвал щенка, вел себя на удивление терпеливо, много спал, да и попутчики попались понимающие — никто не косился. И все-таки с облегчением вздохнул только тогда, когда ступил на томскую землю.

Первые охоты с Шерханом

Едва Шерхану исполнилось три с половиной месяца, не утерпел и взял его на медвежью охоту на овсах в Кедровское лесничество Бакчарского района. К удивлению, щенок бесстрашно бросался и облаивал большого медведя.

В октябре отправился на зимний промысел. Так уж получилось, что остался в ту зиму без лаек. Но в четыре с половиной месяца Шерхан искал белку, как взрослая лайка. В пятимесячном возрасте по ночному следу вытропил лежачего соболя. Вообще белок и соболей на деревьях определял безошибочно.

В пять месяцев Шерхан в паре с другой собакой нашел задранного волками лося и, конечно же, немного к нему «приложился». Но вдруг бросил лосятину и принялся что-то рыть в корнях дерева. По следам я определил, что там находится норка, которая мне совсем ни к чему. Собак взял на поводки и увел их от соблазна. Через километр отпустил, и мгновенье спустя Шерхана уже след простыл. Скоро услышал его лай и побежал на зов лохматого помощника. Упрямый волкособ к моему приходу успел достать и задавить норку. Сильное впечатление произвело то, как этот мелкий еще зверь мощно разрывал корни дерева.

В шесть месяцев Шерхан нашел берлогу с медведем — довольно крупным шестилетним самцом. Берлогу зверь соорудил под выскорем сильно наклоненного к земле кедра. Зима в тот год выдалась многоснежная, и дерево продолжало клониться к земле под снежным гнетом.
За медведем пошел с двумя товарищами — Дмитрием Шипошей и Иваном Черваком. Было с нами четыре собаки — три мои и одна Шипоши. Все, кроме Шерхана, западносибирские лайки. 

Подошли к берлоге и обомлели — снег сломал-таки кедровину. От дерева остался только пень. Причем, освободившись от гнета, пень занял свою исходную позицию, едва не раздавив медведя. Во всяком случае пространство его берлоги стало весьма ограниченным по высоте.

Пустили собак. Шерхан, не раздумывая, быстро расширил отдушину и нырнул в темную неизвестность. Судя по всему, он помнил, как выглядел облаянный им пару месяцев назад небольшой медведь, и решил, что они все такие же маленькие. Я буквально опешил от такого поворота событий и сильно испугался за жизнь щенка. Да что там испугался — я уже мысленно простился с очередным своим волкособом и решил, что, видно, не судьба мне охотиться с гибридами волка и собаки.

В берлоге Шерхану удалось довольно быстро расшевелить спавшего зверя. Тот, видимо, стремительно подскочил и ударился спиной об опустившийся «потолок» берлоги. Звук удара был такой, будто грохнул взрывпакет, и мы, стоявшие метрах в двенадцати от чела, отчетливо ощутили сотрясение земли. Поняв, по-видимому, что медведи бывают разные, Шерхан вылетел из берлоги буквально винтом, а я быстро заломил отдушину жердями. Хотя, как выяснилось позже, можно было этого не делать. Принялись выгонять зверя через чело, но медведь оказался не в состоянии выбраться из своего убежища, ставшего после перелома кедра его тюрьмой. Лайка Байкал проделала отверстие сбоку и начала делать хватки. Слышно было, как медведь в ярости мечется внутри берлоги, а выбраться не может. В конце концов ему удалось высунуть наружу свою косматую башку.

Понятно, что лучше брать медведя, когда он выберется на поверхность, но тут ситуация сложилась не в нашу пользу, и пришлось добывать косолапого прямо на ложе. После первого же выстрела Ивана зверь сник и исчез во тьме.

Жребий забираться в берлогу и надевать на лапу трофея веревочную петлю пал на меня. Расширив отверстие, я посветил внутрь фонариком и увидел неподвижно лежащего зверя. Пуля угодила ему прямо в лоб — он лежал головой ко входу. Накинуть петлю и затянуть труда не составило, после чего втроем мы выволокли его наружу.

С видеокамерой я еще раз забрался внутрь, снял лежанку хозяина и изгрызенный им потолок. Было в медведе за двести килограммов.

Багира

Итогами первого сезона с Шерханом я остался доволен и в предвкушении прекрасной охоты ждал следующей осени. Шерхан повзрослел, окреп и продолжал удивлять своими охотничьими успехами и смышленостью.

В сентябре я стрелял на овсах медведя. Раненый, он в потемках ушел метров на триста в лес. Шерхан и Байкал вдвоем нашли его еще живого и до моего подхода драли косолапого (без всякого преувеличения) как сидорову козу.

Зимой Шерхан показывал чудеса работы по соболю и белке. Он быстро садил соболя и, что удивительно, продолжал искать белку. Соболя не упускал даже в сильный чарым.

Тайгу всю вырубили, не стало белки, да и стоить шкурка стала дешево, и я перестал ее добывать. Шерхан это быстро понял и перестал белку искать. По лосю очень хорошо работает, не злобно лает. По следам разыскивает не торопясь, и лось не старается убежать. Совершенно не боится глубокого снега.

Жизнь ставит новые задачи, и я решил завести ему «жену». По моему протеже в Горном Алтае завезены из Литвы брат и сестра Шерхана — однопометники, и вот я привез его племянницу от очень породистого кобеля. Получилась очень красивая, стройная, высокая, с отличной оценкой экстерьера собака. Назвал я ее Багира, она получилась четвертой генерации.

Багира стала работать с первого года — скоростная, прыгучая до ужаса. На первом году заработала диплом второй степени по медведю. Нынче эксперты обещают провести испытания по лосю и соболю. Очень красиво, как и Шерхан, стала работать с первого года по соболю. Хоть снег, хоть чернотропье — разницы нет. Некоторые приятели говорят, что, мол, ничего у тебя не получится, а мой разум мне подсказывает — я на верном пути. Волк — вечный охотник и ближе всех к лайкам. Мои собаки очень ласковы к людям, особенно Багира.

Вот так сбылась моя «вековая мечта». Имею удовольствие в общении с гибридами и уже не представляю, как можно вернуться к лайкам без волчьей крови. В общении с ними получаешь какое-то дополнительно удовольствие. Вот пишу статью, а завтра должна ощениться Багира…

Казис Буошка, г. Томск

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий