Пингвин

Скудная на дичь осень рождала богатые фантазии: на болотах мерещились силуэты пролетающих уток, в лесу — скользящие меж ветвей рябчики. И только на лугу ситуация выглядела вполне реалистично, ибо открытое пространство к тому располагало. Однако к моменту, когда гнездовые пернатые уже понесли существенные потери, а пролетные еще не подтянулись, подобная конкретика полевой охоты наводит скорее на грусть, нежели вселяет в душу радость.

Иными словами, мы с собачкой знали редкие потенциальные трофеи в лицо и вели строгий учет, дабы не перестрелять остатки допрежь окончания сезона. Кому-то такая «бухгалтерия» покажется скучной, но те, кто приезжает охотиться основательно — не на выходные, — меня поймут. Столь длительное воздержание, помноженное на врожденный мистицизм, загнало остатки здравого смысла глубоко в недра подсознания — где-то между первым шейным позвонком (Атлант) и основанием лысины.

Мой (элитный, как подсказывает Тузик) кобель неоднократно предлагал разведать места новые, нами не исхоженные. Раз-другой я внял его убийственному доводу — «А тааммм…» и предпринял робкие попытки отыскать синюю птицу меж соседних дачных кооперативов. Увы… Роскошные с виду луга оказались временно не засеянными фермерскими угодьями. Плохо заживающие борозды от сельхозтехники не позволяли мало-мальски нормально передвигаться даже о четырех лапах, что уж говорить обо мне — прямо ходящем.

— Здесь только гусеница и пьяный тракторист не рискуют свернуть шею и разбить дорогущее пенсне в золотой оправе, — резюмировал пес, выгрызая репьи из особо чувствительной области.

Пришлось вернуться восвояси…

Напросился

Более затяжных дождей и остывшей манной каши я не люблю предсказуемость. К счастью, женщины этой поведенческой категорией не страдают, и потому нам оставалось методично шерстить луга и подпирать березину на кромке озера в ожидании благосклонности капризной барышни по имени Фортуна.

Странности начались неожиданно, словно в призовом пельмене вместо пуговицы обнаружилась чека от ручной гранаты. Во-первых, сбитая над бровкой кряква была добрана в заводи лишь благодаря не прекращавшимся поношениям в мой адрес. Поясню. Хорошо известно, что зацепленный дробью подранок приземляется в сторону от стрелка, а не торопится свести счеты с обидчиком.

Эта же пройдоха истерила нам в спину, ибо сразу после «Бах!» мы бросились на поиски в строго заданном направлении. Опять-таки на фоне умирающего заката траектория падения увесистого трофея оригинальностью не отличалась. Ей бы вести себя поскромнее, глядишь, и отправилась вскорости на Юга, где ласковое солнце и «все включено».

Пингвин
Коростель_by sussexbirder@FLICKR.COM

Едва оправившись от первого сюрприза, мы наутро отправились в луг. Еще недавно практически пустой он презентовал аж трех коростелей в течение двадцати минут, весьма необременительных. Процесс добычи заплывших жиром дергачей описывать не стану: хвастать особо нечем.

Отмечу лишь трудности транспортировки дичи до машины. Дело в том, что рюкзак мой после тщательной обработки в хлорном растворе прохудился и стал походить на модные некогда джинсы-варенки с рваными коленями. Второй год даю клятву подлатать либо купить новый, но … вспоминаю в самый неподходящий момент.

Ушлый пес посоветовал заткнуть дыры походного калибровочного сепаратора травой, что я и сделал. Укладывая в багажник авто, пересчитал: все — на месте. Уже на даче аккуратно разложил трофеи в холодильнике возле добытой накануне кряквы и пересчитал вновь: три плюс одна. Недурно.

Оставшиеся до сна часы провели в благостном безделье. Ночью по вине приобретенной на гастролях привычки встал покушать. Фиксатый звездами небосклон, остовы яблонь, легкое шуршание листвы под ногами — это ли не предтеча таинства грядущих событий?

Вас тут не лежало

Следующий день посвятил делам хозяйственным: съездил за продуктами, помыл посуду, напилил дрова, пнул кобеля. Оставалось ощипать дичь.

Замечу, что за долгие годы сей процесс зарегламентирован до неприличия: тушки перекочевывают из холодильника на рабочий стол, затем в таз с водой и окончательно успокаиваются в морозильной камере. Тузик самоустраняется от действа уже на первом этапе. Так должно было случиться и в этот раз…

Но стоило мне открыть холодильник, как благороднейшая легавая морда скорчила нечто типа «Тюю…». Вслед за ней и задние конечности сделали «тюю» и подкосились. Тузик сел на хвост и приготовился завыть. Упс: на полке мирно покоились две (!) тушки коростеля плюс одна утиная. Мы переглянулись.

— Зуб даю: не брал! — кобель, если б мог, перекрестился.

Я еще долго пристально вглядывался в белесое чрево, не взирая на очевидную тщетность досмотра, ибо именно этот рефрижератор, кроме как для трофеев, ни для чего иного не предназначался (продукты хранились в другом).

Возиться с птицей расхотелось. Рука потянулась захлопнуть дверцу. Туз занервничал.

— Ты чего? — спросил я и слегка повернул голову.

Периферийное зрение уловило чей-то взгляд. Вей`змир! (О, Боже! — Прим. автора). В отделении для бутылок между пузатой колой и четвертинкой беленькой сидел… коростель и косил в мою сторону.

— Початая, — процедил кобель сквозь эталонный прикус.

— Не понял.

— Водка. Початая… — Туз с шумом втянул воздух.

Мы опять переглянулись. Я давно не употребляю, но для гостей держу. Стали загибать пальцы:

— Юрик крепкое не пьет — сдулся. Племянник за собой не оставляет — в папу. Женщины сделали бы коктейль. Выходит…

В этот момент показалось, что дергач виновато икнул. У меня задрожали колени.

— Послушай, Тузик. Давай отвезем «алконавта» обратно. Неровен час, наши сподобятся внучку на выходные привести. А здесь такой конфуз проживает. Да и неизвестно, какие песни в его репертуаре. Тем паче два раза не казнят. По рукам?

На том и порешили. Птицу поместили в корзинку и плотно затянули тюлем — не сбежит. Приехали в луг. Кобель мигом отыскал куст, под которым поднял воскресшего. Высадили. Я трижды поплевал через плечо, а Туз заботливо положил рядышком детский кефир. Ну вроде все.

P.S.

Дня через два в грозу я, как обычно, проснулся ночью покушать. Съел два сырника и полкосички медового рулета. Запить чаем не смог, ибо свет отключили. Вспомнил про колу. Сунулся в холодильник и… нащупал нечто теплое, слегка подрагивающее…

Владимир Фомичев, г. Москва

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий