Воспоминания рыболова-любителя

После окончания университета в Алма-Ате, где учился на факультете журналистики, я получил направление в Целинный край (входили пять областей Северного Казахстана), работал в кокчетавской областной газете «Степной маяк». Это совпадало с моей мечтой — быть ближе к Сибири, своей малой родине.

Воспоминания рыболова-любителя
Фото Надежды Соколовой

Удочка-торпеда

Была возможность во время отпусков наведываться к родителям в село Петропавловка Новосибирской области и порыбачить на знакомой мне с детства реке Карасук. Там и произошел случай, который я вспомнил после прочтения в газете «Охотник и рыболов Сибири» № 3 (70) рассказа Владимира Неунывахина «Как карп у меня удочку уволок».

Отец мне говорил, что поблизости рыба плохо ловится, а если поехать на Крутой вал, то можно и карпа поймать. При разговоре присутствовал сосед Василий Шульга, который пас частных коров. Он сказал: «На завтра я даю лошадь сыну Валере, он собирается на Крутой вал за карпом. Запрягайте Гнедка в «ходок» и поезжайте, а вдруг удача: рыбалка — дело такое, кому как повезет».

Семиклассника Валеру я знал: общительный мальчик. Учился на гармони играть и почти каждый день бегал с удочками на речку, а потому без колебаний согласился.

На место рыбалки мы приехали перед восходом солнца, над рекой стлался белесый туман, от травы, покрытой росой, исходил холод. Гнедка распрягли и поводом уздечки привязали к «ходку». Хрумкая, он поедал свежую «зеленку», которую Василий накосил еще с вечера.

В одном пиджачке, тонких спортивных брюках было холодновато, а потому для согрева я пробежал вдоль реки туда-сюда, надел на крючок катышек теста и забросил подальше. Тишина, огненный шар солнца, показавшись из-за горизонта, словно зажег воду, картина уникальная. А клева у меня нет, хотя Валера уже вытащил двух карпят с ладонь.

Кстати, у меня было новенькое телескопическое удилище, еще первых выпусков, красивый поплавок формы бейсбола, а у юного рыбака все примитивное: кривоватое удилище из талы, леской служила суровая нитка, поплавок из небольшой камышинки… При забросе его снасть звучно шлепала по воде. Но он и третьего тянет, а у меня поплавок неподвижен! От нечего делать я решил подняться на крутой берег и проверить, есть ли еще корм у коня.

«Зеленка» была. Гнедок спокойно продолжал жевать, я и пошел к удочке. Только начал спускаться по крутому склону, как вдруг удилище начало уплывать от уреза воды. Сначала, как говорится, я глазам своим не поверил. Потом оно, словно торпеда, выпущенная с военного катера, помчалось дальше. С него не спускаю глаз. Удилище остановилось на средине реки. Поплавок то покажется, то снова нырнет.

— Что делать? — спрашиваю у Валеры.

Он посмотрел на мое удилище, что на середине реки, на меня и очень спокойно произнес:

— Плыть.

— Так холодно же, — говорю я ему.

— Я бы поплыл, — сказал юный рыбачок, — но у меня насморк.

Другой снасти у меня не было — ничего не оставалось, как последовать предложению Валеры.

Как подумаю об этом, холодок по спине…

Медленно разделся и вошел в воду. Оказывается, она теплее воздуха. Благополучно доплыл до удилища, взял его левой рукой, а правой гребу и возвращаюсь к берегу. Все спокойно, снасть легко скользит по воде.

Так было, пока я не доплыл до растущего у берега камыша. Что тут началось! Я и не подозревал, что на крючке есть улов. Это был карп граммов на 500! Сначала он сильно дернул леску, потом почти до половины показался свечой, а ближе к берегу начал круги выделывать. К счастью рыбацкому, карп основательно заглотил наживку и оказался моим трофеем. По величине он стоил трех карпят, пойманных Валерой.

После этого случая мы сидели на берегу еще часа два, но, увы, поклевок не было.

Солнце поднялось над горизонтом, стало пригревать, туман исчез, надоело сидеть попусту. Напоив коня, мы уехали домой.

Валера в общем-то немногословен, а тут рассказывал дома, друзьям об удилище-торпеде, вскоре об этом узнали все рыбаки в округе.

Проходят годы, десятилетия, а такое яркое событие на рыбалке не забывается.

На один крючок

На реке Карасук Новосибирской области рыбачить я начал в раннем детстве, как уже и говорил.

Из конского волоса или суровых ниток делали лески, поплавок — из небольших высохших камышин, крючки — из швейных иголок. Зажимали ее щипцами, раскаляли на пламени лампы, загибали с одного конца, вот и крючок готов. Ловили крупных окуней, мелкие окуньки попадались редко.

Но вот однажды я полил капусту, высаженную на берегу, насадил на крючок дождевого червя и сделал заброс подальше. Спустя минут десять поплавок вдруг задрожал, потом встал вертикально и секунд через пять пошел ко дну. Я тут же вытащил леску и…не поверил своим глазам: на крючке две рыбины. Оказывается, небольшой окунек ухватил червя, а щука его. Так я двоих сразу и вытащил. Даже на берегу щука не выпускала беднягу окунька изо рта.

Я рыбачу на реках, озерах всю жизнь, но такое было единственный раз.

Смекалистый малек

Конец октября. Над Обью низко плывут тяжелые серые тучи, сравнительно тихо. Ни одной поклевки, хотя сижу на мысу острова Кудряш больше часа. На душе кошки скребут. То и дело с помощью палочки дергаю леску с резинкой, от них чуть-чуть рябь.

Вдруг справа стая серебристых мальков мелькнула над водой, словно брызги посыпались. Один из них вылетел на мокрый песок и шлепнулся набок. Лежит и не шевелится.

Присмотревшись, я увидел у самого уреза воды щучку-травянку. Чуть двигая плавниками, она удерживалась на одном месте и не сводила взгляда с малька. Так длилось, пожалуй, больше минуты. Мне стало искренне жаль беднягу на песке. Как ему помочь?

Я поднялся со стульчика и более внимательно посмотрел на щучку. Хотел сделать шаг, но не успел. Увидев меня, травянка развернулась и медленно, словно нехотя, поплыла на глубину. Что самое удивительное, малек словно проснулся. Он шевельнул хвостом, потом дернулся, весь задвигался и мигом оказался в воде, моя помощь не потребовалась. Смекалистый экземпляр!

Анатолий Лысенко, Новосибирская область

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий