Первый раз на новом месте

открытие утиной охоты

Сборы. Это, пожалуй, самый ответственный и самый не определенный для меня сегодня момент. Опыт подготовки к открытию утиной охоты у меня немалый, но я еще никогда не собирался в незнакомое место, в неведомые условия, один, без транспорта, без лодки, надеясь только на закон черепахи: «Все свое ношу с собой». И кто может мне сейчас сказать, какая будет погода? Где и как предстоит ночевать? В каких условиях охотиться?

Самые нужные вещи

На эти и многие другие вопросы мне хотелось бы получить ответ. «Просто необходимо разузнать все заранее», — думал я, сидя перед впечатляющей горой снаряжения, которое могло бы пригодиться на охоте. Голова шла кругом при мыслях о тех мелочах, что забыл прикупить или одолжить, а они оказались бы полезны в угодьях.

Желая получше подготовиться к открытию утиной охоты, я отпросился с работы и уже в обед пошел домой. Скоро на электричку, а у меня еще пустой рюкзак и гора вещей на полу. Ну что ж, начнем первую прикидку. Рюкзак наполняется до удивления быстро… Куча на полу почти не убывает. Так не пойдет!

Попробуем снова. Ружье, укутанное в телогрейку и дождевик, справа и слева — по болотному сапогу. На дно кладем патронташ и боеприпасы. Затем теплые свитера и трико, запасные носки. В карманы распихиваем все сопутствующие мелочи вроде спичек, фонаря, мотка бечевки, газет, ложки и кружки. Еще нужны пара фляжек с водой, теплые шапки, небольшой моток скотча…

Пакет с провиантом пытаюсь пристроить в самом верху, но он и не думает вмещаться. А еще хотелось бы кусок полиэтилена, пенопластовый коврик… и разной другой мелочишки. «Однако приехали, начинай, кума, сначала», — вздыхаю я.

То, что планировал дополнительно взять с собой, больше не раздумывая и не разглядывая, отпихиваю ногой в сторону. Зная, что совершаю огромную ошибку, вынимаю из рюкзака телогрейку и почти всю запасную одежду. Оставляю только свитер и шерстяные носки.

Ну вот уже кое-что. Продукты теперь вмещаются, но рюкзак почти не завязывается. Накрываю его сверху пластом свернутого полиэтилена и затягиваю, насколько можно, горловину. Берусь за лямки.

«Мама дорогая! — проносится в голове мысль. — Я ж его от пола-то еле отрываю, а вот дальше уже никак!». Приходится вновь избавляться от какого-то снаряжения. В сторону летят нужные мелочи из карманов, следом отправляется кружка. Вскрывается и перебирается продуктовый мешок. Все, теперь почти трое суток только всухомятку, с водой из фляжки!

С таким рюкзаком уже можно идти, правда, недалеко. «Все! Или так, или никак! — решаю я. — Буду действовать, как фокстерьер: сначала затею драку, а потом буду разглядывать с кем. Сперва приеду на место, а затем стану разбираться с тем, что есть, выкручиваться, если понадобится. Может подфартит, так будут и лодка, и теплый ночлег, и кухня. А если не повезет? Об этом пока и думать не хочется. Мужики мы али нет?».

Все, что выбросил из рюкзака теплого, пытаюсь надеть на себя. Ну, допустим, свитерок под камуфляж можно натянуть. А вот дождевик уж очень «пожилой». Его с трудом пристраиваю под верхний клапан рюкзака.

Так, с вещами в целом покончено. Теперь документы, компас, деньги. Карманы застегнуть на булавки. Рюкзак — на спину, присел, встал. Терпимо. Присядем на дорожку. Оглядываю комнату напоследок: вдруг оставил что-то из самого необходимого?

«Как раньше было хорошо охотиться с друзьями! — закрадывается мысль. — Ехали на машинах, с лодкой на багажнике. Тогда мы брали с собой все… вплоть до сухих дров для костра. Ну да ладно… было и прошло. С Богом! Ключ от дома в дальний карман, пристегнуть его там булавкой, чтоб не выронить нечаянно, и в путь».

Ажиотаж в охотхозяйстве

Дорога от дома до вокзала не особо интересна. Только чувствовал я себя не совсем уютно в помятом камуфляже, в старых стоптанных туфлях и с огромным рюкзаком за спиной, из которого выше головы торчало ружье. Огромная очередь к кассам вокзала подвигалась быстро. Не успел я взять билет, как объявили о прибытии нужного мне электропоезда…

Через пару часов оказываюсь на платформе небольшой деревушки, зажатой среди озер и болот. Она уже давно исчезла бы, если бы тут не проходили центральные линии железной и автомобильной дорог. Поддерживало жизнь в деревеньке и охотничье хозяйство, база которого располагалась в сотне метров от платформы. Туда я и направился.

Народа там оказалось многовато. Унылые фигуры в камуфляже, в сапогах, обвешанные рюкзаками, ружьями, биноклями и прочим, топтались вокруг двери конторы. На лицах охотников как бы отпечатались унылость погоды и хмурость неба.

— Ну нет, мужики, ни путевок, ни лицензий! Неделю уж как нет, закончились. А лодки еще в среду все разобрали. Чего вы от нас хотите? — отбивались от наседающих охотников уставшие егеря в новенькой форме. — Кому нужно было, тот заранее побеспокоился. А вы сейчас надеетесь свои проблемы на наши плечи переложить. А у нас и так человек шестьсот на воде! Нам еще несчастных случаев не хватало. Перестреляете друг друга!..

Я прислушиваюсь к словам егерей и с облегчением думаю, что путевка-то у меня есть. А лодки нет, и без нее на озере делать нечего. Как-то приезжал сюда на разведку и даже не смог пробиться к воде сквозь густые заросли очень заболоченного берега. Я рассчитывал, что возьму лодку на базе, но эта надежда только что умерла.

Впрочем, даже если бы мне и удалось осуществить свой замысел и начать охоту с озера, то и тут все не было бы безоблачно. Плотные плавающие заросли камыша не позволили бы причалить к берегу… Так что или на воде, или на суше. Ну, можно еще по заболоченным местам побродить. А вот для этого надо знать окрестности. Наверняка здесь есть и маленькие озерки, и проходимые болотца.

Зайдя в контору, начинаю доставать документы, чтобы предъявить путевку, охотничий билет и разрешение на оружие. Егерь отмахивается нетерпеливым жестом:

— Да не надо, помню я тебя! Ты же у нас путевку брал.

— Ну. Скажите, Владимир, так куда же «безлошадному крестьянину» податься?

— А лодки, значит, нет?

— Увы.

— Это плохо. Одно скажу: на озеро не суйся. На воде еще ладно, а вот в камышах на берегу очень опасно. Будут стрелять и по подранкам, и просто по зарослям, думая, что там кабан или лось, да и по бутылкам. А тебе толку мало. Видимости никакой.

— Это точно. Над головой кусок неба и шум кругом. Даже если собьешь утку, то все равно ее не найдешь. Это я понимаю. Делать-то что?

— А ты иди на ту сторону «железки», как через рельсы перейдешь — деревенскую дорогу увидишь. Она к кустам сворачивает, вот там и стой, за ними — озерцо и болота. Утка точно через те места пойдет. Я, правда, туда сейчас двоих отправил, но там и втроем тесно не будет…

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ.

Сергей Ковалев, г. Новосибирск

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий