Колонок

Это было осенью 1999 года. Я тогда после окончания университета начинал работать учителем в школе, а она находилась в соседней деревне. Нам с еще несколькими педагогами приходилось ездить туда каждый день на рейсовом автобусе. Возвращался я вечером, а дома уже поджидали трое друзей. Мы с детства были вместе, ходили на речки, в лес, а когда подросли, то стали выбираться в тайгу.

Колонок
Колонок. Фото_by Dibyendu Ash@WIKIMEDIA.ORG

Мой родной Тисульский район — один из самых больших по площади в Кемеровской области. Значительная его часть занята горной тайгой. А на остальной территории раскинулась лесостепь с неповторимыми березовыми колками и островками смешанного леса.

Сейчас я живу на Алтае. А в тот период мой дом был в поселке Тисуль. Он находится как раз на границе тайги и лесостепи. К тому же это районный центр, так что нам, мальчишкам, всегда было куда пойти. Самым любимым занятием для меня в ту пору являлась охота с использованием самоловов. В то непростое время у нас не слишком строго следили за соблюдением Правил, связанных с добычей диких животных.

Дедушка показал, как самоловы различать и их устанавливать. А самое главное — он сумел объяснить, когда это можно и нельзя делать, и почему. От него я узнал, что есть такое время в году, когда и звери и птицы должны обзавестись потомством, вырастить его, сменить одну «одежку» на другую. И лишь после этого их можно будет ловить.

Друзья разделяли со мной страсть к «тихой охоте», как мы ее называли между собой. Часто мы все месте ходили ставить разрешенные в то время ловушки на ондатр и бобров. Так случилось и в этот раз, когда мне впервые в жизни в руки попал колонок, да еще и живой в придачу! А дело было так…

Чарующие картины и музыка Природы

Вернувшись с работы, поев и собрав рюкзак, я присоединился к товарищам. Мы пошли проверить уже установленные орудия лова. Идти предстояло около семи километров по полям и околкам. Тогда как раз стоял конец сентября.

Дорога для нас была не просто тропой из одного места в другое, которую нужно пройти. Когда мы шли, то забывали о своих орудиях лова, о ждущих нас в них ондатрах (на что каждый надеялся про себя). Вокруг нас была Природа! То один, то другой кого-то замечал в траве, искал взглядом взлетающих птиц, которые иногда появлялись в поле зрения с какой-либо стороны или оказывались над нами. А как они пели!

Такие походы-прогулки дарили нам отличное настроение и снимали усталость, накопившуюся за день. Это было царство осени с ее горящими золотом березами и лиственницами, разноцветьем кустарников, на фоне которых нет-нет, да и мелькнут темные сосенки. А иногда после дождя над лесом вставала радуга. Тогда мы замирали и завороженно искали в небе ее начало и конец.

Многие люди ходят на концерты, чтобы слушать любимых исполнителей. А нам тогда (и для меня это будет всегда) Природа дарила свои мелодии. Мы наслаждались музыкой лесов, полей, ветра, дышали воздухом, наполненном трелями птиц. Даже хриплые вороны не портили эту симфонию, а дополняли ее.

Конечно, ближе к вечеру яркие краски как бы гасли, таяли, но оставались в нашей памяти. Считаю, нам очень повезло, что мы начинали свою дорогу с этих прекрасных впечатлений и картин, а не со скучных подсчетов охотничьих трофеев и килограммов выловленной рыбы.

Когда сталкиваюсь с «философией добытчика» в той или иной форме, я всякий раз ухожу в сторону от таких разговоров. Не хочу думать об озере, реке или тайге, как о каком-то противнике, которого нужно непременно одолеть, а здешних обитателей выловить и привезти домой…

Любопытная история

Дойдя до точки, носившей название Согласие, мы всегда останавливались на короткий отдых и надевали болотные сапоги. Далее нам предстоял путь через топи.

Это место отличается от всех других поблизости своей историей. Именно ему обязан своим появлением Тисуль, а может и весь район. Когда-то царь Петр Алексеевич требовал от сибирских воевод всеми силами приумножать поступления в казну. И в одну из экспедиций местному начальнику был доставлен «камень отменного весу и блеску». Это оказалось серебро.

Уже в августе 1697 года из Томска выступил отряд в количестве 600 человек с тремя пушками. Это подразделение соорудило острог на месте, где был найден самородок серебра. Позже тут построили завод для выплавки металла. Этим место было наше Согласие. Расстояние от него до Томска сегодня составляет около 340 километров. Такую дистанцию можно проехать на машине за несколько часов.

Завод проработал около четырех лет. Он закрылся, когда иссякли запасы руды. Не все люди вернулись назад в Томск. Некоторые ушли от острога на семь верст и основали новое поселение на том месте, где теперь находится Тисуль. Вот такой богатой историей могли похвастаться земли, ставшие нашими охотничьими угодьями…

Неизвестный трофей

Вернемся к нашей прогулке. До этого за четыре дня у нас не было ни одного трофея. Теперь же я вытащил семь пойманных крупных ондатр и пошел проверить последние три орудия лова, расположенные на новой тропе. Два оказались пусты. А из третьего на меня кинулся зверек, лишь только я подошел ближе.

Прежде мне не доводилось добывать таких животных и даже видеть их. Это было нечто очень злое и грязное. Зверек с яростью бросался на мои сапоги. Я окликнул друзей и спросил у них:

— Кто это?

Но товарищи тоже не смогли опознать его. У животного застряла в ловушке передняя лапа. Зверек пытался вырваться и убежать, но тросик не пускал. До чего же это обстоятельство злило пушистого пленника! Но тогда я не знал об еще одной неприятной его особенности.

Справившись в конце концов с ним, мы собрали добычу, поправили заново свои орудия лова и пошли назад. По пути оживленно обсуждали новый трофей и даже уже не вспоминали об ондатрах.

Ну и сюрприз

Дома я в первую очередь показал зверька деду. Он сразу понял, о ком идет речь, как только раскрылся рюкзак. Все дело было в запахе! Как только я развязал тесемки, по комнате разнеслась такая вонь, что хоть нос зажимай! Дед засмеялся и сказал, что мне попался колонок. Так на проверку оно и оказалось. В наших краях этот зверек зачастую заменяет хоря.

Колонок, как правило, размером со среднего соболя. Шерсть рыжеватая, короткая, пушистая и легкая. Но шкура сильно пахнет, мягко говоря. А если выразиться без обиняков, то она просто воняет. Зубы у зверька очень острые, а нрав — ужасный.

Вот так я впервые познакомился с колонком. Животное это, при всех своих недостатках, очень красивое и ценное. Потом у меня было много других охот. Я добывал колонка и с помощью самоловов, и с ружьем.

Но больше всего мне запомнилась первая встреча с примечательным зверьком. Уж очень он оказался свободолюбивым и красивым — этот житель нашей необъятной сибирской тайги.

Дмитрий Афанасьев, Алтайский край

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий