Об агрессивности медведей

При всей миролюбивости бурых медведей, среди них могут встречаться и агрессивные особи. Их огромная сила становится грозным оружием против человека.

Об агрессивности медведей
Медведь_by irio.jyske@FLICKR.COM

Приведу несколько случаев, иллюстрирующих вышесказанное. Едва ли не самый «громкий», ставший мне известным случай произошел около небольшой деревушки в отрогах Восточного Саяна еще в 50-е годы прошлого столетия.

Местный житель пригласил меня туда на охоту за глухарем на току. За несколько дней до моего приезда здесь произошло несчастье: на небольшой табунок лошадей напал крупный медведь. Кормовые запасы в этом бедном таежном колхозе закончились к весне, а поскольку в лесу появились первые проталины, было решено выпустить лошадей на самостоятельный прокорм.

Медведь, заметив табун, погнался за животными, убив на ходу пять лошадей на протяжении одного километра. У каждой был сломан хребет. По следам местные охотники определили, что медведь, настигая лошадь, одним ударом могучей лапы ломал ей хребет и продолжал преследование остальных.

Можно себе только представить, какой силой обладал зверь и какую он мог развить скорость, если без особого труда догонял лошадей. Конечно, в том колхозе водились не арабские скакуны, а всего лишь отощавшие за зиму лошади, но и они, как принято считать, должны были быть быстрее медведей.

Одну из оставленных в лесу убитых лошадей зверь вскоре начал поедать. Около нее охотники решили устроить засаду с ружьями. Медведь появился еще засветло, и люди смогли его хорошенько рассмотреть.

Вероятно, зверь учуял их, но не спрятался сразу, а пару раз обежал вокруг места, где засели охотники, грозно рыкнув при этом. Стрелять люди в тот день так и не решились — настолько огромным и страшным показался им этот медведь…

Из-за этого медведя не сложилось и с моей охотой на глухаря. Добравшись ближе к ночи с местным охотником до тока, а он был в числе тех, кто пытался выследить медведя, мы устроились у костра. Измученный тяжелой дорогой, я очень хотел спать. Но не реже, чем через каждые 3—4 минуты мой проводник будил меня тихим шепотом:

— Не спи! Слышишь, ходит!..

При себе у меня была надежная двустволка 12-го калибра; тем не менее, и мне было страшно находиться среди ночи в темноте, начинавшейся в двух шагах от костра, рядом с запуганным человеком и, возможно, со свирепым хищником.

Еще до рассвета, как это принято на глухариной охоте, надо было идти на ток, расположенный на расстоянии не более полукилометра от нашей стоянки, однако проводник идти отказался — страшно. Когда рассвело, он рассудил: безопаснее для нас будет вернуться домой. Что мы и сделали.

Генрих Собанский

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий