Охрана природы и охотники

Кому из охотников не приходилось слышать от своих старших собратьев, что «прежде дичи было больше». И такое сетование отнюдь не результат обычного ворчанья людей. Дичи действительно становится все меньше и меньше, а наряду с дичью и вообще уменьшается количественно мир животных.

Охрана природы и охотники
Охотники. Фото_by Restored Adirondack Photographs@FLICKR.COM

Причин тому много: вырубка и пожары лесов, распашка новых площадей, чрезмерная эксплуатация промысловых животных и вообще небережливое отношение человека к природе — главнейшие из них. При этом несмотря на то, что причины нам известны, борьба с ними крайне нелегка.

Особенно же нелегко это в нашей стране, где население привыкло смотреть на природу как на неисчерпаемый источник удовлетворения его потребностей…

В 30-х годах XIX столетия еще охотились на соболя в Архангельской губернии, теперь его вовсе нет в европейской части России, и даже в сибирской тайге он стал редкостью. В первой половине того же XIX века белые медведи встречались на всем европейском побережье Северного Ледовитого океана, ныне они вовсе никогда не попадаются на материке.

60 лет назад в дельте Волги во множестве обитали белая и красная цапли, теперь здесь для сохранения единичных экземпляров их заложен государственный Астраханский заповедник. 30 лет назад на Северном Кавказе фазан был самым обыкновенным объектом охоты, сейчас же, как мне рассказывали нынешним летом местные охотники, увидеть фазана — редкость.

В 1880-х годах главным предметом промысла в водах Дона были синьга и тарань, но с 1909 года оба эти вида рыб здесь уже не попадаются. До 1917 года в лесах Майкопского района бродили многочисленные стада кавказских зубров, сейчас они выбиты…

Долго можно было бы продолжать этот грустный перечень, включая сюда и зверей, и птиц, и рыб, и представителей иных классов позвоночных, и даже беспозвоночных животных, чьи ряды сильно поредели или окончательно исчезли под натиском человека.

Сейчас почти нет стран, в которых законодательство не предусматривало бы вопросов охраны природы, хотя государственные мероприятия в этом направлении встречают зачастую значительные затруднения, вследствие наличия частной собственности. У нас это препятствие отсутствует, и наши предохранительные законы открывают широчайшие возможности, привлекая к этому делу разнообразные общественные организации, в том числе и союзы охотников.

Этим последним вменяется в обязанность «разведение, охрана и правильное, по государственному плану, использование диких зверей и птиц». Им же (местным отделам союза) предоставляется право «самостоятельно устраивать охотничьи заказники», «удлинять установленные декретами сроки охраны зверей и птиц, запрещать охоту на некоторые породы зверей и птиц…».

Словом, наше законодательство рассматривает охотника, как первого и главного охранителя природы, внушая ему, что бережное отношение к природе — главный залог благосостояния самого охотника и всей страны.

Увы, к сожалению, эта истина усвоена далеко не всеми, кто по роду своей деятельности должен быть заинтересован в охране природы. Сплошь и рядом отдельными лицами нарушаются сроки охоты, применяются запрещенные способы добычи, производится сбор утиных яиц и тому подобное.

Но, что еще хуже, иногда и представители организаций, закупающих продукты охотничьего промысла, своими действиями поощряют браконьерство, так как скупают мясо, перо и шкурки «запретных» животных, распространяют среди охотников запрещенные орудия добычи и тем, конечно, сводят на нет предохранительные мероприятия.

Мы, конечно, не может пройти мимо таких явлений. Мы призываем охотников к деятельной борьбе с нарушителями соответствующих декретов и постановлений и просим сообщать в редакцию все факты как отрицательные, так и положительные, касающиеся вопросов охраны природы.

П.Е. Васильковский, 1927 год

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий