Парниковая утка

Не спалось. Не покидало видение промерзшей тушки с открытыми, остекленевшими глазами. Какая же я сволочь!

Накануне выезда на дачу прогноз Гидрометцентра вкупе с житейским опытом обещал весьма прохладную встречу. И это не удивительно. Ибо вторая декада марта никогда особым радушием не отличалась.

Со слов егеря, на болотах и в лесу птичий гомон мог послышаться разве что напрочь глухому. Председатель садового товарищества подтвердил наличие метровых сугробов у ворот «любого участка», что означало и моего. Ни вероятная простуда, ни бытовые трудности меня не страшили — волновала судьба подсадной, кою собирался выкупить по дороге на дачу.

Куда ее разместить? Подсобка завалена инструментами, банками и прочими аксессуарами загородной жизни. В дом нельзя, потому как приучить деревенщину гадить в лоток вряд ли сумею.

Прошлые годы Маня бытовала попеременно в уличном туалете и в норе на кабачковой грядке. Определять в сортир жутко не хотелось, ибо утка слишком буквально интерпретировала его предназначение. Оставалось вернуть кормилицу в овощное узилище. От одной этой мысли ошметки совести не просто роптали, но грозились стукануть куда следует.

И тут меня осенило — в парник! Там просторно, светло, тепло. В сравнении с ее родным, деревенским сараем — просто Рублевка. Скучать по товаркам, суетливым курам и заносчивым гусыням явно не станет. В парник!

Парниковая утка
Подсадная утка в парнике. Фото Владимира Фомичева.

Таким образом Маня обрела элитное жилье. Поначалу она путалась в дебрях прошлогодней томатной ботвы (отвязывать веревку от нагавки мне было лень). Пришлось выкорчевать левую от порога сторону (другую — не захотелось).

Одну миску приспособил для еды, вторую — для питья, третью — для ног омовения. Брезгливостью квартирантка не отличалась и полоскала ласты, где придется. Освоилась быстро: собак игнорировала, меня почитала за горничную, но на чай не давала.

Ее сородичи-релоканты не торопились возвращаться домой, и, дабы скрасить пернатой девушке ожидание, я занес в парник подшивку старых газет с кроссвордами. Видимо, моя инициатива пришлась читательнице по душе — Маня день напролет ворошила стопки и вздыхала по дням минувшим, когда и деревья были большими, и колхозное зерно задаром.

Аккурат на День Дурака подтянулись первые утки. Те, что поглупее, оседлали лесные промоины; которые с чувством юмора — лужицы на дачных участках. Начался концерт. Истосковавшееся за год либидо пернатых сутками требовало законной сатисфакции.

Младшая курцхаариха (Ненси) металась между призывными звуками до головокружения и беспрестанно тыкала мне в лицо грязными болотниками. Я делал вид, что намеков не понимаю, не разумею и заказал в интернет-магазине беруши. Старшая легавая (Сьюзи) потеряла аппетит, прикинулась рисунком на придверном коврике и поучала нас обоих: «Не суетитесь. Пусть поближе подлетят».

Что до Мани, так уже через неделю она успела закадрить всех женихов и рассориться со всеми уличными соперницами. Манила прямо из парника, и ночью — тоже, да так усердно, что к утру в бессилии замолкала и на охоте провожала селезней сиплыми проклятьями.

«Эдак мы много не настреляем» — решил я и отдал беруши Мане, строго наказав:

— Без команды не снимать!

Владимир Фомичев, г. Москва. Фото автора

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий