Преданность зверя

Впереди мы внезапно увидели пару волков. Увлеченные своими планами, серые хищники не спеша трусили в полукилометре от нашего автомобиля. И для них эта встреча оказалась неожиданной. Резко развернувшись, они лишь миг рассматривали нас и в следующее мгновение бросились бежать.

Преданность зверя
Волк и волчица. Фото_by Ronnie Macdonald@FLICKR.COM

Азартная погоня

У нас не было необходимости отстреливать зверей, но нам страстно хотелось сделать это. Да и мы имели разрешение на ликвидацию серых разбойников. Волки надеялись спастись, но расстояние между нами неуклонно сокращалось. Хищники надеялись на свои резвость и выносливость. Но люди знали, что их «железная гончая» более быстра и неутомима, а ружья не знали жалости.

Казалось, что поначалу волки старались оторваться без особого напряжения сил. Но когда дистанция стала уменьшаться, им пришлось прибавить скорость.

Иногда в Тургайской степи мы встречали отдельные участки, на которых отроги Южно-Уральских гор выходили на поверхность в виде цепочек небольших скалистых останцев. В этих местах волнистая земля была покрыта не только привычными ковылями, полынью, типчаками и серо-коричневыми проплешинами грунта, но и кустарничковыми можжевельниками и прутняками. А на дне углублений древних русел, теперь уже исчезнувших, виднелись потоки густой, зеленой и высокой осоки.

Такие места могли бы укрыть зверя. Возможно, волки и бежали к одному из этих участков? Только не суждено им было добраться до цели. Слишком далеко находилась безопасная зона, а путь к ней пролегал по открытой и ровной, как скатерть, степи.

Мы пылили так быстро, как позволяла нам наша старая «карета». Стрелка спидометра дрожала на отметке восемьдесят километров в час. Волки тоже мчались с максимальной скоростью, но уже чувствовалось, что бегут на пределе своих возможностей.

Пора стрелять!

Матерый шел впереди, волчица ближе к нам. Через пять минут она начала сдавать, ощутимо замедлилась. А мы — уже совсем рядом!

— Бери левее! Давай! — кричит завхоз нашей экспедиции.

Он лучший стрелок, и всегда руководит у нас охотничьими вылазками. Сейчас завхоз расположился на переднем сиденье, рядом с шофером.

Уже совсем догнали волчицу, но она вдруг резко развернулась и кинулась от нас в сторону. Мы тормозим, водитель быстро выкручивает руль. И вот наша машина продолжает погоню за обреченным зверем.

Уже жарко, волчица выбивается из сил. Ее длинный сине-красный язык вывалился набок. Хлопья пены срываются с него.

Мы совсем рядом с хищницей. Какой радостный озноб охватывает нас в ожидании нашей скорой победы! В этот момент нам кажется, что мы почти боги и можем все!

Выстрел опрокинул волчицу. Перевернувшись, она расстелилась на земле брошенной тряпкой.

— Готова! — сказал распорядитель охоты. — В машину ее, быстро!..

Из последних сил

Он торопил нас, поскольку следовало еще как можно быстрее найти второго волка. Но нам не пришлось отыскивать матерого. Зверь стоял недалеко, позади нас.

Оказалось, когда мы гнались за волчицей, лобан тоже развернулся и побежал вслед за нами. Он не смог оставить свою избранницу. Теперь нам осталось только покончить с ним.

Наша машина быстро подъехала поближе. Прогремел выстрел, волк закрутился, зубами начал хватать себя за бок, пытаясь достать то место, куда ударил заряд.

Мы подкатили к матерому вплотную, и он… вдруг бросился навстречу нашему ГАЗ-69. И от удара его зубов передняя фара автомобиля брызнула множеством сверкнувших осколков. Волка отбросило, и он лежал, не поднимаясь. Только глубокий, холодный огонь горел в желтых глазах зверя.

Хищник не был врагом этим людям, он только жил здесь. И в этом была его вина перед человеком. Люди назвали волка «разбойником» и начали охоту на него.

Возможно, так или иначе думал смертельно раненный зверь. Он знал, что люди пришли сюда и лишили его возможности жить. Ему не простят вмененной вины и не изменят приговор.

Вот почему глаза зверя пылали холодной яростью. Только он уже уходил, увядал… На его боку расползалось бурое пятно, а глаза начал застилать туман.

Один из охотников вышел из машины. Он подошел к волку и тронул его стволами ружья. У хищника было еще мгновение жизни, которым тот воспользовался. Зверь из последних сил схватил зубами стальные стволы — это было все, что он успел сделать.

Ошарашенный охотник вскрикнул, вырывая ружье:

— Вот скотина! Он стволы помял!

Привезли мы трофеи в лагерь. Народ собрался, окружил нас.

— Жалко! — неожиданно отреагировал кто-то в толпе. — Волчица-то еще щенков кормила!

Николай Жильцов, г. Томск

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий