Рыбалка с препятствиями и загадками

Осень в разгаре. Природа постепенно избавляется от летнего наряда и готовится облачиться в зимний. Солнце хоть и светит достаточно ярко, но, конечно, уже давно не обжигает так, как в июле. По утрам теперь весьма прохладно. Без теплой куртки из дома не выйдешь, а на рыбалку все равно тянет.

Рыбалка с препятствиями и загадками
Осенняя рыбалка. Фото Сергея Бабикова.

На ветках молоденьких елей и сосен переливаются хрустальные крошечные капельки росы. Днем, когда она испаряется, при движении через лес паутина плотно, как сетью, облепляет лицо, которое приходится очищать через каждые несколько шагов.

Душевное общение на природе

Мы с Алексеем, известным в нашей компании полярником, едем на его малую родину, где он провел детство и школьные годы. На ночлег располагаемся между деревнями Юрук и Гулейшур, находящихся на расстоянии километра друг от друга, в пределах видимости. Пробравшись по ухабистой полевой дороге, проложенной по пашне, останавливаемся на кромке смешанного леса из молодых сосен и берез.

Здесь уже второй год стоит вагончик на колесах, принадлежащий одному из наших знакомых предпринимателей. Сюда он приезжает из города на выходные с друзьями на охоту или рыбалку, или когда просто хочет побродить по лесу и посидеть у костра. На случай непогоды в углу вагончика есть компактная железная печурка.

Под нарами размещен выдвижной ларь с запасами картошки и лука. А сразу возле вагончика в просветах между деревьями можно срезать рыжиков, маслят, подберезовиков для грибовницы. Собрав по округе хворост и старые гнилушки пней для ночного согрева, накрыв стол газетой, мы собрали походный ужин и поставили на «буржуйку» чайник. Алексей всегда возит в багажнике канистры с водой, освежая их перед выездом с колонки.

Сухой валежник весело гудел в печурке, щедро отдавая тепло мокрому чайнику. Стало жарко так, что пришлось открыть дверь. В сумерках бесшумно от вагончика серой тенью скользнул любопытный мышонок. Спутница ночи — темнота, скрывалась за кустами. В вершинах берез шелестел ветер, да с реки раздавалась осенняя печальная песня удода.

Употребив за ужином с походной трапезой рыбацкое лекарство от всех хворей, и попив чайку, мы блаженно улеглись на нары. С Алексеем знакомы давно, но живем в разных концах города и видимся редко. Пообщаться от души удается только во время совместных выездов на природу и рыбалку, поэтому ночь у нас прошла за неспешным разговором о житие-бытие.

В прогоревшую «буржуйку» доверху накидали гнилушек, которые не дают сильного жара, зато тлеют долго, поддерживая тепло и огонь. Забывшись коротким сном под утро, зорьку мы, конечно же, проспали.

Знакомые места

Когда открыли дверь, солнце было уже высоко. Попив чайку, и закрыв машину, через соснячок спустились до родникового ручейка, стекающего по ложбинке в Чепцу.

В устье ручья с противоположной стороны сверху спускалась конная дорога, заканчивающаяся каменной россыпью… После войны здесь располагался карьер, где на берегу добывали и дробили серый камень, а потом на телегах вывозили на верхнюю площадку, где обжигали для получения извести.

Ее затем использовали для побелки помещений животноводческих ферм, печей, жилья. Часть этой продукции вывозили на компостную кучу и перемешивали с навозом и торфом с ближайших болот, чтобы получить в результате натуральное качественное удобрение.

От устья безымянного ручья на метров триста вниз по течению и до середины реки Чепца заросла желтой кувшинкой. В свободных «окошках» можно было ловить разную рыбу: окуня, сорогу, шаклею, головля, щуку… Зубастых хищниц в основном удавалось поймать спиннингом с надувных лодок на кромке зарослей. Некоторые рыбаки с десяток особей весом до двух килограммов увозили домой.

В здешних местах через каждые сто метров впадают в реку лесные ручьи и родники с чистой холодной водой. Русло тут изобилует плесами и перекатами, и поэтому здесь имеется не только разнообразная рыба, но и водоплавающая птица, выдры, бобры, ондатра. На песчаных отмелях и галечниках можно встретить разные виды крачек, куликов и редких пернатых, включая кулика-сороку. В окрестностях полно лекарственных и краснокнижных растений.

Как рассказывают старожилы, на крутом глиняном берегу выше ручья после войны располагалась деревня из 12 домов. Теперь от нее осталось три тополя на мысу, под названием Плесо.

Деревню образовали «мигранты» из соседнего села, которым не хватало посевной земли в родных краях. Весной здесь квартировали работники из городской лесосплавной конторы. Алексей еще помнит взрослых жителей этой деревни и их детей, поскольку его дом находился в километре отсюда на угоре. Частенько мой друг в юном возрасте наведывался сюда рыбачить…

Увлекательный лов

Спустившись вдоль ручья к реке, мы первым делом умылись, смочили головы и приготовили снасти. Алексей ушел вниз на сотню метров к следующему ручью, я остался на чистом от зарослей участке воды, намереваясь наловить пескарей для наживки. Поймав их штук пять и попутно пару шаклеек, двинулся в сторону друга.

Прицепив к тройнику пескаря, стал его в отвес опускать в одно из окошек среди кувшинок. Только на седьмой-восьмой раз кто-то соблазнился на мою наживку, натянув леску. Оказалось, что это жадный окунек величиной с пескаря. Отцепив малыша и «культурно» высказав все, что о нем думаю, отшвырнул его на средину реки.

Сам перешел на другое окно и стал рыбачить на червя. Мне теперь попадались разнокалиберные окуни, плотва, иногда шаклея. Во время очередной поклевки при попытке вываживания рыбы, произошел удар по леске и раздался всплеск. Поплавок стремительно нырнул в лопухи кувшинок.

Я попробовал подтащить улов к себе поближе. Увидел, что несколько листьев уже стали подтягиваться в мою сторону. Однако затем раздался щелчок лопнувшей лески. Толстые стебли кувшинок снова сомкнулись на месте обрыва. Возможно, моей наживкой на крючке заинтересовался щуренок, и ушел с ней в свое водное царство.

Такие разбойничьи нападки меня уже не расстраивали, я к ним давно привык. Не стал менять поводок, а направился сразу к Алексею и взглянул на его улов. Две пойманные щуки до килограмма весом каждая, пара приличных окуней и с десяток помельче резвились на кукане в устье ручья.

— Может быть, закруглимся? — предложил мой старый компаньон.

— Давай! — с готовностью согласился я.

Тяжкое испытание и дрова в лесу

Собрав снасти, уложив улов в пакеты и взгромоздив рюкзаки на спины, мы двинулись напрямик. Нам надо было пройти пару сотен метров вспаханной луговины до вагончика. Нельзя сказать, что эту землю долго и тщательно обрабатывали. Просто плуг в первый раз поднял пласты многовекового дерна на ребро, не перевернул, а просто взлохматил луг, образовав сплошной кочкарник.

Идти по такому участку, постоянно спотыкаясь, — тяжкое испытание, врагу не пожелаешь. Когда эта полоса препятствий кончилась, у нас было ощущение как у матросов, сошедших на землю после долгого плавания. Мы шагали по смешанному редколесью с большими полянами, на которых росли тоненькие длинные березки, склонившие свои вершинки с листьями к земле.

Нам стали попадаться огромные кучи березовых чурок, явно предназначенных на дрова. Они лежали на многочисленных полянах. Часть лежала чурбаками в длинных поленницах, часть была уже расколота. Заготовленных березовых дров оказалось так много, что их хватило бы одной семье на несколько лет. Однако никто не пришел за этим запасом.

— Почему так много дров осталось в лесу не востребованными и сгнившими? — озвучил я возникший у нас вопрос, но ответа на него не было.

Человек, занимавшийся этой работой, явно приезжал в лес на грузовой машине или колесном тракторе с прицепом, поскольку требовалось доставить бензопилу и канистру с топливом. Возвращаясь домой, запасливый хозяин, вероятно, попутно забирал заготовленные дрова, чтобы отчитаться перед родными, что не бездельничал.

Сохранился автомобильный след, уже заросший изумрудной травой. Путь соединял поляны и петлял между деревьями, а затем выходил на дорогу между деревнями Гулейшуром и Юруком. В километре находилась еще одна — Томаченки.

— Возможно, заготовитель дров жил в какой-то из этих деревень? Что заставило его напилить столько чурбачков и бросить их в лесу? — размышлял я вслух. — Может быть человек просто искал уединения, но, будучи натурой деятельной, постарался соединить приятное с полезным? А потом что-нибудь произошло, в результате чего он так и не смог завершить свою работу?

— Кто знает?.. — ответил Алексей. — Вряд ли мы сумеем разгадать эту загадку.

За этими разговорами зарастающая лесная дорога вывела нас прямиком к нашем машине. Надо было собираться домой. Осень уже заканчивалась, а вместе с ней и время рыбалок по открытой воде… Впереди была долгая зима…

Геннадий Ложкин, Удмуртская республика

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий