В краю убегающих трав

История эта имела место более пяти лет назад. Как-то раз в сентябре я с ружьем в чехле и с рюкзаком за плечами сошел с электрички на полустанке с десятком скромных домов и направился по шпалам в обратную сторону… Вот уже километр позади. Удаляясь от железной дороги, миновал поляну и приблизился к оврагу, который удерживает на своих склонах деревья и кустарники, не спрашивая их согласия.

В краю убегающих трав
На охоте в Томской области. Фото Ивана Крискевича.

Некоторым осинкам и акациям удалось выползти на его края, но дальше уйти не удалось. Ветер, травы и прочие неизвестные мне причины не позволили зацепиться за почву, прорасти семенам. На дне оврага ржавая вода местами просачивалась над опавшей и гниющей листвой, сучьями осин, сбитым порывом ветра лесным мусором. Многие годы растения находятся в этом «супе», с трудом выживая. Он в какой-то мере разбавлялся талыми водами, а также дождливыми потоками, стекающими со склонов.

В погоне за мечтой

Я осторожно перебираюсь по дну оврага, ступая по сучьям, шатким и высоким кочкам. Временами соскальзываю с них, и нога, оказавшись в желтой жиже, выдавливает из нее лопающиеся, дурно пахнущие воздушные пузыри. Покачиваясь, хватаюсь за ближайшие ветви кустарников, опасаясь завязнуть и потерять равновесие либо зачерпнуть гнили в голенища сапог. Шатаясь, кривыми мелкими шагами продвигаюсь вперед.

Наконец, со вздохом облегчения, ступаю на твердую землю. Преодолев затяжной подъем косогора, сажусь на пень спиной к коварному оврагу, намереваясь перевести дух. Я смотрю сквозь высокую и густую, в течении многих лет не «бритую» острой косой местного хозяина, зеленую щетину, закрывающую часть неба, на березовые и смешанные колки, дремлющие вдали. Бескрайние травы в своих дебрях прячут оказавшихся здесь и путника, и дикого зверя, и птицу, и ползущих по своим делам букашек, нашедших тут относительно безопасное жилище без стен и окон.

Когда перевел дух, горечь на досадный лог прошла. Я встал, накинул на плечи рюкзак, ружье. Насколько охватывал взор, травы убегали к горизонту, местами обнимались с кустарниками, деревьями, кое-где сгущались или «лысели». А вон там, слева, кучковались ограниченными пятнами. И конца им не было, как ни всматривался я вдаль.

После отдыха прошел вперед по верхнему краю лога. Затем повернул влево в заросшее поле. Сперва затруднений при ходьбе не замечал, но примерно через полчаса ощутил, что стоящие на пути травы, как бы хватают за ноги, «бьют» по поясу, глухо шумя. У меня мелькнула мысль, что они словно спрашивают: «Куда направляешься, путник незваный? Кто ожидает тебя в наших владениях? Почему нарушаешь царящий здесь покой своими грубыми сапогами? Зачем ломаешь наши тощие беззащитные тела?»…

В стороне вижу березняк, направляюсь к нему. Ноги заплетаются, травы все крепче удерживают меня. Больше усилий приходится прилагать, чтобы преодолеть их назойливую объединяющую силу. Наконец, достигнув края берез, я освободился от груза на спине, сел на упавшее дерево.

В краю убегающих трав
На охоте в Томской области. Фото Ивана Крискевича.

Денек выдался теплый. Я снял с головы брезентовую шляпу, расстегнул пропитанную густыми парами пота куртку и расслабился, размяк, отдыхая. У меня не было сомнений, что идущий в поисках мечты обязательно найдет ее, несмотря на ожидающие трудности. А без них нельзя решить и простые вопросы. Я мечтал о том, чтобы встретить, увидеть и услышать как можно больше интересного, а если повезет, то и захватывающего дух.

Набегающий незаметно ветерок, касаясь, охлаждал влажное уставшее тело, возвращая растерянные силы. Он шевелил листья единичных кустов так, что создавалось впечатление, будто те движутся и задают вопрос: «Кто тут незваный мнет травы грубыми сапогами, мешая нам продолжать свой путь в далекие дали настойчивыми шагами?».

Живая птица важнее удачного выстрела?

В мое сознание вмешиваются посторонние звуки: вдали шумит железная дорога, слышу трескучий голос скандальной сороки, которая словно бы комментирует все происходящее вокруг. Вот ей ответила каркающим голосом пролетавшая невдалеке ворона. Слабые звуки, издаваемые букашками, мелкими пташками в отдалении и рядом со мной стирает необузданный ветер — хозяин бескрайних просторов. Он шевелит и лохматит травы, которые шатаются и шумят то сильнее, то еле слышно, но рядом со мной отчетливей.

А может мне только кажется? Я предположил, что это был не шум, а голоса трав, не иначе. Настойчиво пытаюсь понять: что они хотели бы поведать друг другу или мне, случайному путнику, сухим, подчас певучим голосом. О хорошем или плохом зашел бы разговор? «Когда познаешь наши голоса, то прикоснешься к печалям и радостям, тайнам бытия, многим другим моментам из жизни трав, и душа твоя станет широкой и доброй, как мы бескрайние и могучие», — чудилось, что так могло бы говорить мне дикое поле на своем, не многим понятном, языке.

В краю убегающих трав
На охоте в Томской области. Фото Ивана Крискевича.

Решив, что пора продолжать путь, я встал, накинул «балласт» на плечи и зашагал дальше. Вот очередная поляна, охваченная рваными березовыми колками. Она сразу вызывала уважение своими просторами. Я не испугался размеров и вступил на эту территорию. Тотчас обратил внимание на низкое место, заросшее густой зеленой травой. По опыту знаю, что подобные участки стоит осмотреть.

Любопытство не дает покоя. Осторожно приближаюсь к этому участку. Вдруг из густой травы вырвался матерый косач! Красавец-тетерев местами черный до синевы (перья на шее) появился словно из ниоткуда и стремительно бросился в бездонную синеву неба. Работая сильными крыльями, через секунду он превратился в точку, а в следующее мгновение — исчез из глаз.

Я проводил его длинным взглядом, пока птица не размылась в далекой дали, не имеющей конца. Не было никаких сожалений, что ружье мое осталось «дремать» на плече. Не для всех удачный выстрел ценен. Для меня созерцание живого улетевшего пернатого шедевра важнее…

Кто там прячется?

Одолев широкое поле с высокой травой, подхожу к очередному березняку, заглядываю за него, надеясь увидеть что-то новое, неизвестное. Взор спотыкается об островки деревьев, которые вдали соединились в единую группу кудрявых красавиц. Впереди перед ними продолговатая канава, заросшая высокой травой, вербами.

Подойдя к ней, я остановился и посмотрел на высокую кочку, подобную тем, которые часто являются многоквартирными «хоромами» для черных полевых муравьев. В это время его обитатели, ощутив шаги наступающей осени, уползли на нижние этажи и занялись подготовкой огромного числа помещений к зиме.

Освобождаюсь от груза, рву траву и бросаю на кочку — сиденье готово. Поступаю опрометчиво, не подумав, что нарушаю покой муравьев, деформирую «квартиры», с таким усилием выстроенные внутри. Опустившись на кочку, с любопытством начинаю осматривать растущий рядом кустарник и ближние поля.

Неожиданно на склоне в траве в двух десятках метров от меня что-то шевельнулось. Внимательно рассматривая подозрительное место, я предположил: «Неужели лиса?». Странно, что в опасной близости от человека притаился, возможно, осторожный зверь, слившись с местностью в единое целое. С другой стороны, если действительно плутовка, то можно ожидать от нее разные хитрости!

Решив проверить, поднимаюсь с кочки и иду к заинтересовавшему меня месту. Но не успею пройти пяти метров, как рыжая хищница выскакивает и бросается в заросли травы выше роста человека, переплетенные с ветвями кустов. В этих джунглях «кумушка» исчезает в мгновение ока. Я не стал ее преследовать… Вероятно, она в какой-то момент отвлеклась и потеряла бдительность, оказавшись неподалеку от человека с ружьем. Часто такие ошибки не прощаются, в данном случае лисе повезло…

В краю убегающих трав
На охоте в Томской области. Фото Ивана Крискевича.

Мысленный гимн

Продолжаю идти и не прекращаю любоваться рослыми травами, бегущими вдаль, не зная усталости. «На ветру вы водите хороводы, радующие глаз путника. Многие годы не валит вас коса земледельца, не топчут копыта уставших лошадей, не оглушает тарахтением трактор с комбайном на прицепе, — проносятся мысли в моей голове. — Вы, травы, каждый год стеной стоите до глубокой осени, держитесь во время непогоды, пока бураны и обильные снегопады не прижмут вас к земле. Но не сразу покоряетесь, а долго сопротивляетесь всем напастям. Я пою вам гимн, травы бесценные! Сколько вы прячете в своих дебрях друзей и недругов, не собирая с них мзду, спасаете от голодной смерти несчетное количество живых существ!»

Травы впереди бегут дальше, спотыкаясь об очаги деревьев, путаясь в кустарниках. Где-то там далеко достигают «вуальной дымки», утопают в неизвестности, прячась от глаз путника. Только птица с крепкими крыльями сможет долететь до тех далеких берегов заросшей равнины… Или не сумеет? Кто знает!

Приближается вечер, не спрашивая моего желания. Я решил посетить привлекающую меня местность, известную с прежних времен. Оставил поле, не имеющее сил удержать меня в своих объятиях. Когда неожиданно дала о себе знать усталость, напоминая о преодолении солидного расстояния, я остановился. Стороной пролетел ворон — птица обширных долин, открытых пространств, черная как смоль, скрипя грубыми перьями, издавая гортанные звуки: «крю, крю!»…

Затем я направился вправо, оставив безграничные поля позади. Меньше, чем через километр, поле побежало вниз по склону. Вдали раскинулась огромная долина, покрытая безбрежным морем травы, до конца которой не долетает взор. Среди нее мелкие кустарники, «пляшущие» на одном месте при порывах бродячего ветра. Их ветви вразнобой стучали друг о друга. Возможно, они таким образом, общались — шептались или сводили счеты между собой… Кто знает?

Воздух — чистый как слеза, прозрачный как синее бездонное небо, охраняющее покой бескрайних трав, наполнял грудь радостью, волновал. Вдали видна была деревушка с хаотично разбросанными домишками. Они напоминали мне группу детишек, которые бежали неизвестно куда и зачем, а потом вдруг все разом остановились и сказали сами себе: «Хватит! Устали! Дальше ни шагу!»…

В краю убегающих трав
На охоте в Томской области. Фото Ивана Крискевича.

Лесные красавицы

Оценив зеленую панораму, притягивающую к себе с невероятной силой, вынужден продолжить путь. Дальше иду по краю возвышенности вдоль кустарника, впереди небольшие поляны с участками непролазной крапивы. Вдруг останавливаюсь, замираю. Перед жгучей травой за пятнадцать метров от меня, не меньше, стоят две косули. Не сомневаюсь, что это мать и дочь. Младшая ведет себя беспокойно. Старшая бросает взгляд в мою сторону, возможно, замечает, но в ее поведении страха нет.

Они то сближаются вплотную, то расходятся на небольшие расстояния. Я замер, любуясь красотой не в меру беспечных животных. Потом стал осторожно пятиться назад, стараясь не делать резких движений и не задевая ветвей ближайшего куста. Наконец, потерял косуль из виду. Не торопясь, я направился прочь от места встречи, понимая, что не спугнул парочку. А ведь встреча с человеком в «неформальной обстановке» могла быть для них опасной. «Беда ожидает вас, лесные красавицы, если окажетесь на пути безжалостных людей с ружьями наперевес!» — думал я.

Мне хотелось крикнуть во весь голос:

— Человек! Сбрось с себя лень, апатию, пассивность. Забрось рюкзак за спину, посети известные и неизведанные места: леса, озера, поля. Вдохни воздух свободы бескрайней земли, и ты заметишь, что началась другая интересная жизнь!

Иван Крискевич, Томская область. Фото автора

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий