За весенней щукой в Щучье

Есть поселение с таким названием в Воронежской области — на северо-востоке в Эртильском районе. Испокон веков в тех краях славилась на берегах Битюга ловля хищной рыбы — щуки.

За весенней щукой в Щучье
Щуки. Фото Юрия Демина.

Приезд на реку

Дорога после ровной асфальтированной трассы не наезжена, много грязи и колдобин. Прошлогодняя трава от пожухлости своей еще не оправилась, а тростники так и стоят в засохшей своей хворостине…

Внедорожник, с малыми пробуксовками все же доставил нас к месту лова. Появились на воде и первые прилетевшие с зимовки кряковые утки, охота на них уже открыта. Только… вблизи поселения Щучьего она запрещена.

Это для нас с сыном и к лучшему: не будет массового наезда охотников. Наша задача – половить весеннюю посленерестовую щуку.

Встреча с местными рыбарями

Думаем, что спокойно приступим к делу. Но, чтоб в Щучьем жить и рыбу не ловить, ну, так не может и быть! Действительно, пока мы разгружались и ставили палатку у берега, увидели лодку, плывущую поблизости, и двух рыбаков, вынимающих сеть из воды.

Приблизились они к нам, завязали разговор. Слово за слово, рассказали мужики об улове. Оказалось, что поймали зубастых хищниц штук десять весом от кило до полутора. Но… когда услышали грохочущий звук «Нивы» с пробитым глушителем, то сразу ретировались на противоположный берег. Там быстро вытащили лодку и, спрятав ее в зарослях тростника, удалились на стареньком трехколесном «Урале» в степные дали.

Подъехавшая к нам «изможденная» в многотрудных дорогах «Нива», как, выяснилось, принадлежала инспекторам рыбоохраны.

— Ну, никак их бригаду отловить не можем! Хитры они дюже, — грустно промолвил старший проверяющий.

Мы предложили надуть нашу лодку и переправиться на другой берег. Однако проявленная инициатива была отклонена.

— Они уже на мотоцикле увезли весь свой улов в соседнее село, — пояснил собеседник. — А лодку их пустую и брошенную мы просто так изъять не можем. Самим будет грозить уголовная ответственность, как за кражу.

Переночевать в нашей палатке инспекторы отказались и отправились вылавливать «кошками» сети с нашего берега.

Утро следующего дня

Встали мы с сыном до рассвета и… увидели двух охранников рыбных запасов, греющихся у еще не потухшего с вечера нашего костра. А рядом с ними лежал ворох выловленных за ночь сетей.

Слово за слово, пока заправленный котелок с заваркой чая и ароматной мятой не закипел, узнали, что немало рыбехи инспекторы спасли. Они выпутали ее и нелегальных орудий промысла и выпустили. Рассказ сопровождался показом кадров, сделанных фотоаппаратом со вспышкой.

Да, было на что подивиться! В основном щуки, некоторые под 5 кг весом! Но часто и лещи полутора- и двухкилограммовые…

Почаевничали, перекусили, а здесь и заря занялась. Соседи наши погрузили изъятые сети в багажник «Нивы», а она-то и не заводится. Ребята были в отчаянии. Пришлось взять их на буксир, и через сотню метров двигатель их машины все же заработал!

Откуда были те инспекторы, то ли из Аннинского межрайонного рыбнадзора, а может, из другого, я не запомнил. Но то, что ребята трудились усердно — отрицать нельзя. Жалко только, что им для службы выделили изношенную и почти непригодную для работы машину.

Приступаем к рыбалке

Сын Михаил выплывает на лодке-надувашке. Он непревзойденный блеснитель щук. Одно утешает, что к рыбалке приобщил его я. И… превзошел он все мои успехи по ловле крупняка, как на удочку и донку, так и на спиннинг. Его рекорд — зубастая хищница весом за семь кило, а у меня всего лишь на четыре с половиной.

Хотя… по количеству пойманных щук я однажды обловил сына. За один дневной выход на приволжский ерик мне удалось добыть четырнадцать «речных акул», а Мише лишь девять. Ну что ж, посоревнуемся и в этот раз.

Сын блеснит, я же подготовил две живцовых донки и одну жерлицу. Вскоре у меня последовала поклевка на одну поставушку. Правда, сын к тому времени успел изловить аж пару зубастых.

Щучий клев то возникал, то следовали многочасовые паузы. И что примечательно, когда наблюдался выход зубастой хищницы, то попадалась она в одно и то же время, как на блесну сына, так и на мои жерлицу или живцовую донку.

Хоть и разбросал я снасти свои на побережье на два десятка метров, в пределах видимости, но многие поклевки все же проморгал. А вот Михаил целенаправленно обследовал блеснами километровую акваторию. И как результат — выиграл у меня со счетом пять к трем. Правда, щуки были невеликие: от одного до двух килограммов.

Когда мы с сыном собрали наш лагерь и погрузили все добро в машину, подплыли на лодке и давешние мужики, успевшие скрыться до появления проверяющих. И вновь не пусто было в надувной посудине рыбарей. Щуки, покрупнее пойманных нами, покрывали дно лодки.

— Сети наши инспектора изъяли со стороны вашего берега, — произнес один, — а часть стояла и в противоположных усынках…

— Как нам жить? — посетовал другой рыбак, чья шевелюра была уже изрядно седой. — Работы достойной в нашем селе нет! Вот и меняем уловы на зерно, коим домашний скот и птицу выкармливаем…

Кто здесь прав? Инспектор рыбоохраны, отлавливающий нарушителей, или живущий у воды человек, который не может «из нее напиться»? Помнится, известный поэт Анатолий Жигулин затрагивал похожую ситуацию. Он писал, что рыбаки, живя не в ладу с законами, испокон веков бьют щуку острогой.

В нашем случае использовались сети, но принципиального значения это не имеет. И те, и другие орудия у нас запрещены для любительского лова. Все это незаконно, а там… как знать… Ведь в некоторых регионах нашей страны сетевой промысел разрешен… А подводное ружье иль острога — есть ли большая разница? И там, и здесь сноровку, умение и навык приобрести надобно. А на чьей стороне правда, решать лишь вам, уважаемые читатели…

В заключение хочу провести малый экскурс в историю, приведя выдержку из книги профессора В.П. Загоровского «Воронежский край с древнейших времен до конца XVII века». Авторитетный ученый писал, опираясь на архивные свидетельства:

«Как он Гриша, ехал с рыбной ловли и те де казаки Демка да Васька, умысля устерегли ево на дороге, ево, Гришку, били и грабили; а взяли де у нево, Гришки, те казаки Демка да Васька грабежом рыбы сто три сазана, да щук и лещей и всякие рыбы десять возов…»

Вот такими уловами славился в 1624 году наш Битюг! Рыбы было столько, что транспортировали ее возами. Прошло четыре столетия с тех времен, но… уловы, на той реке в столько же раз стали и ниже…

Юрий Демин, г. Воронеж. Фото автора

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий