Наедине с тайгой: дойти и выжить. Часть 1

Три здоровенных глухаря, весом килограммов под десять каждый, тяжело поднялись чуть ли не из-под ног и, рассевшись на ветвях ближайшего дерева, с любопытством уставились на устало идущего путника. Дик, не раз в юности ученый хворостиной за пустолайство и привыкший с тех пор ко всяким неожиданностям, даже голос не подал, только в недоумении переводил взгляд с человека на добычу, как бы говоря: «Вот же мясо, хозяин, почему не стреляешь?». Постояв с минутку, борясь с искушением, человек пошел дальше, упрямо прокладывая лыжню через заснеженный лес. А глухари так и остались сидеть на дереве, с интересом глядя вслед охотнику и периодически оглядывающейся на них лайке. Шел семнадцатый день пути…

Медведь-грабитель

А начиналось все, как обычно. По первому декабрьскому снегу, когда земля, таежные ручьи, болота и речки уже успели основательно промерзнуть, штатный охотник Петр Шереметьев, загрузив видавший виды УАЗик всем необходимым, уехал по зимнику на свое зимовье. А чего ждать: лицензии выправлены, охотничий сезон в разгаре, осталось только Дика свистнуть!..

Поначалу ничего не предвещало проблем, если конечно, такое вообще в жизни бывает, а тем более — в тайге.

Не первый год охотился Петр Витальевич. Года этак с 1976, как с армии пришел. И вроде ко всему был готов, да вышло иначе.

Нет, до зимовья добрались нормально, но только глянули с Диком на то, что осталось от жилья и бани — ничего, кроме нецензурных слов на человеческом и собачьем языке, подобрать не смогли. Снова приходил хозяин тайги, изверг косолапый, растуды его в кочерыжку!.. Напакостил основательно: что сожрать не смог, раскурочил…

Но опять же, чего зверя винить, когда сам виноват?.. Оставил однажды в избушке не спрятанные в железную тару продукты. Голодный медведь по весне до них и добрался.

Понравилось, видно, столоваться: третий год незваным гостем заявляется и крушит все подряд. А может, и подружек уже приводит!..

Трое лыж сломал, отгрызая камус. Банки с тушенкой вообще в блины раскатывает. Металлический ящик с крупой зубами из квадратного в непонятную геометрическую фигуру превратил, так углы сплющил. Хоть здесь позлорадствовать можно, не перепало хулигану не крупинки — крышка-то плотная!..

Но вот скажите, зачем медведю умывальник портить? Что интересного в пластиковой канистре, прикрученной к дереву?.. Так нет же, подойдет и обязательно когтями проткнет. В первый раз две дырки сделал, во второй — три… Нравится, что ли, как вода льется?.. Исследователь, елки-палки…

Пока наводил порядок, несколько раз к мысли возвращался: ну, как это хамло медвежье двери находит — что в зимовье, что в баню? Где он в тайге архитектуру изучал?..

Дик бы, наверное, объяснил, да некогда ему: побежал по округе посмотреть, что да как — он свою работу знает.

Один в тайге

Участок в этот раз попался не из легких: снег, что крупа — без разницы, что на лыжах идти, что без них — все равно проваливаешься. Целый день на какие-то три километра убил.

А дома уже, наверное, давно беспокоятся, Галя и дети места себе не находят, а идти еще… Тьфу, блин! Да ну их, эти мысли, еще не хватало лыжи сломать!..

«Нормально Дик, прорвемся. Объясни ты мне, псина моя золотая, как ты под таким снегом старую тропу снегохода находишь? По сугробам корячиться — я б давно уже спекся. Молчишь, кушать хочешь, я тоже, но не время пока — тронулись…»

Шел двадцатый день пути…

Раскатистым эхом отдаваясь в зимнем лесу, один за другим отгремели выстрелы. Пес в недоумении вылез из будки и уставился на хозяина, как бы спрашивая: «Ты в своем уме? Зачем без толку патроны жжешь?».

Только вчера взяв след, он выгнал на место, где недавно стоял Петр Витальевич, молодого сохатого. И надо же было охотнику в этот момент дальше по путику тронуться, капканы проверить. Потом-то, когда по следам разобрался, что к чему, пришлось к Дику подлизываться, а то он и подходить не хотел — обиделся.

Молодец он, конечно, но в календаре не смыслит не бельмеса. Новый год наступил. Вот и салютовал охотник. Зря, что ли, ядреную бражечку к празднику две недели холил и лелеял — как раз пригодилась после баньки…

Вот только в это время охотник должен был быть уже дома. И родные, и друзья об этом знали. И сообщить, почему не пришел, не было никакой возможности: за 240 км от Амурска сотовый не берет. А спутниковый телефон купить — так дорогой, собака, что по цене, что по связи. Выход один — домой нужно было идти пешком.

Надо идти!

Из-за огромного количества выпавшего снега оттаяла земля, как под пуховой периной, и вскрылась горная река Хатка. Не наученный плавать УАЗик провалился. Пришлось вытаскивать лебедкой и ставить на чурки, чтобы летом не утоп. Эх вы, ноженьки резвые, выносите, родимые… Вот только в 54 года, за три месяца до пенсии, у человека здоровье — явно не как у двадцатилетнего. Хотя — как сказать…

Дорога, она никуда не уйдет. Была слабая надежда на вертолет, да задавил ее человек на корню: надеялся только на себя. Здесь ведь как: позволишь себе расслабиться — все, пропал. А у тайги со слабыми разговор короткий — и никто не узнает, где могилка твоя…

Значит, торопиться с выходом, не продумав все до мелочей, не следовало ни в коем случае. Да и не получилось бы быстро: злодейский медведь лыжи-то сожрал!.. Охотничий инвентарь сначала нужно было изготовить.

Человек выходил из тайги, намеренно покинув обжитое зимовье, в котором можно было продержаться и ждать помощи хоть до весны. Продуктов хватало, рыбы наловил с запасом, а добыть зверя для опытного охотника при наличии некоторого везения — тема вполне реальная. В принципе, для этого и лицензии покупал…

Так зачем же пошел, взвесив все «за» и «против», прекрасно понимая, что его ждет?.. На самом деле, никакой загадки здесь нет. Если бы не огромное количество выпавшего снега, он мог спокойно добраться в Амурск на машине. Точно осознавал, что начнется, если не вернется домой вовремя — родные и друзья обязательно организуют поиски. Снег мягкий, не слежавшийся — лыжник проваливается. По таким сугробам даже вездеход не пройдет. А искать будут обязательно, значит, риск завязнуть в тайге остается и для других. Этого допускать не хотелось.

К тому же, человек верил в свои силы. Продумал все до мелочей — по крайней мере, так хотелось думать. Тщательно подобрал одежду и обувь, рассчитал до грамма количество продуктов, взял с собой небольшую бензопилу и топор.

И пока шла подготовка, они с Диком ели от пуза, нагуливали жир в дорогу…

Андрей Самченко, Амурская область. Фото автора

Начало. Продолжение здесь.

uazik plavat ne nauchendik vo vsey krase

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий