Оживший медведь

Собрались подниматься вверх по течению на дюралюминиевой лодке с двумя «Вихрями». Лодка сравнительно легкая, если через перекаты вручную поднимать. Да к тому же восемь здоровых рук четверых охотников тоже многое значат. Надежное подспорье.

Ничего крупного из снаряжения не брали. Обычное оснащение камчатского охотника, где главным предметом остается ружье. Уж как лелеял каждый свою «кормилицу» — и чистил ружье многажды золотистым маслом — «веретенкой», и бархоткой то и дело нежно протирал, и хранил в твердом, точно по размеру, пенале.

Зато и выручала кормилица не единожды, высоко выплевывая дробовые заряды в стаи пролетных гусей, безжалостно ломая птицам крылья, отчего гордые красавцы, кувыркаясь через перебитое крыло, с треском разрывали воздухи падали в воду, после чего следовал второй выстрел, и птица покорно качалась на волнах безжизненной тушкой. А уж северной утки, безмятежно летящей над водоемом, столько «доставлено» из-под небес и спущено на воду! Многие привозили с озер пролетную дичь мешками.

В предвкушении

Но сегодня у охотников должно состояться дело другого рода, покрупнее вышеназванных. Старший из них, Виктор — хозяин всей затеи. Он трудится электриком в местном совхозе по «скользящему» графику. Очень удобно при таком раскладе многие личные дела решать! Виктор — заядлый охотник, причем медвежатник. В окрестностях водятся два вида медведей: малые, что по деревьям лазят, питаясь медом да ягодой, и большие — рыбоеды.

На Камчатке множество малых рек, в которые заходит красная рыба на нерест. В этот период рыбу встречают медведи. Они перегораживают речку и ловко выбрасывают лапами икряные тушки на берег. Насытившись, закапывают рыбу в песок, чтобы «душок» от нее пошел. Этим занимаются крупные особи, в мясе которых — множество червячков, накопившихся от постоянного поедания рыбы. В пищу человеку такое мясо не годится. Медведей-рыбоедов добывают из-за роскошной шкуры. Выделанная, она представляет немалую ценность из-за густого ноского меха. Потому и в почете у камчадалов.

Витькин интерес в деле вот какой. Больше недели назад он поднялся на лодке вверх по течению реки и на одном из поворотов заметил медвежью тропу, по которой звери из чащи выходят на рыбалку. На берегу песком завален рыбий «схрон», который уже начал давать душок. От удачи у охотника затряслись руки. Из приготовленного заранее стального тросика Витька насторожил петлю, обмотав и спрятав ее незаметно вокруг толстого дерева, намертво закрепил пассатижами. Инструмент и рукавички лежали в специальном «загашнике» в лодке, чтобы не набраться человеческого духу. Вмиг «хозяин» унюхает! Настроив «ловило», Витька быстренько «скатился» на лодке вниз, до поселка. Жгло, выворачивало нутро ощущение удачи.

Стояли жаркие дни, надвигалась гроза. В трансформаторную будку ударила молния, нарушив совхозное электроснабжение. Пришлось Витьке с товарищами четверо суток трудиться, не покладая рук. Тайна «подзуживала» мужика. Когда дали, наконец, свет на фермы, в дома, главный энергетик за спиртом побежал. Только этот крепкий напиток в магазине продавали. Ну, а когда хорошо выпили, Витька «развязал» язык. Вызвались ехать на помощь трое, в том числе и главный энергетик, тоже охотник — за компанию.

Медведь фото

У страха глаза велики

Дошли на лодке до места быстро. Дожди подняли уровень воды, накрыли отмели и камни. Но что за черт: на повороте, где Витька устанавливал петлю, ничего не было! Даже дерева, за которое петля была привязана. Товарищи скептически смотрели на хозяина лодки, держа ружья наизготовку. Сконфуженный, «Дерсу Узала» зорко вглядывался в берег. Он первым увидел поваленное дерево и медведя и закричал «Ура!», давая выход эмоциям. За ним расслабились и остальные.

Тем не менее, подплывали осторожно, с надежными «жаканами» в ружейных стволах. Однако медведь уже давно мертвый был. Пузо на солнце будто подушку раздуло. Огромаднейший «дядя»! Витька найденной жердью зверя потрогал. Потом стал лодку к туше подгонять. Это хорошо, что друзьям открылся — одному бы ему не справиться. Нужно перевалить тушу в лодку и сплавлять домой. Было у них под поселком в лесу укромное место с талью и крючком, где любого зверя удобно разделывать. А мясо решили корякам продать.

Храбрые охотники ружья в сторонку отставили, взяли по толстой жерди в руки каждый и давай «кожилиться», чтобы тушу медведя в лодку затолкнуть. И так удобно у них получилось, что лег медведь спиной на днище лодки, а брюхом вверх. Да еще и охотникам место оставалось. Стали в лодке устраиваться. Трое нашли свое место. Прыгнул четвертый с разряженным ружьем. Оступился немного да тушей своей стокилограммовой медведю на брюхо, вздувшееся от жары, — шлеп!

Медведь возьми да как рявкни! Дальше Витька рассказывает, вроде как и смеясь над собой, и плечами поводя, но за которыми холодок жути до сих пор поселился. Один мужик, что с ружьем, — в лес убежал; второй исхитрился на дерево залезть; у третьего только голова над водой неподалеку торчит. Себе Витька отвел роль более мужественную.

— А я, — говорит, — отбежал по берегу недалеко и стою, наблюдаю.

Только вот ружья заряженные все трое в лодке оставили.

А медведь как лежал себе, так и лежит. Одно лишь брюхо-подушка спущено да пасть раззявлена. Собрались все к лодке и давай хохотать! Вроде каждый сам над собой, над своими действиями. Быстро смекнули, как общий позор пережить.

Но, когда нахохотались до икоты и направлялись домой, то, уже не щадя самолюбия, подчеркивали, кто оказался самый трусливый. Настоящее чувство отчуждения возникло между ними: никто не доверял друг другу.

Тушу медведя после общего обсуждения отвезли и продали корякам целиком, предупредив, чтобы они никому об этом не говорили. На вырученные деньги гуляли целый месяц. Вместе на охоту уже никогда не выходили.

Владимир Ильиных, Алтайский край

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий