О волках и ружьях

В науке синантропными видами считаются, например, вороны, галки, сороки, живущие около человека и за счет него. Вероятно, теперь к такому перечню следуют добавить и серого хищника. Начало этому, по сути ожидаемому, явлению было положено оглушительной и безрассудной, как теперь стало очевидно, газетно-журнальной кампанией по защите… волка от «кровожадных охотников».

О волках и ружьях
Волк. Фото_by Tim Sträter@FLICKR.COM

Новые сенсации

Помнится, в 1990-е и 2000-е годы едва ли не каждая газета наперегонки непременно выискивала и публиковала статьи с фотографиями о дружбе серого хищника и приютившего его человека. И сегодня такие «материалы» еще мелькают в иных частных изданиях, публикующих теперь за деньги что угодно, лишь бы блеснуть своей «многогранностью». Подобная мода на «плюрализм» (признание возможности существования нескольких, в том числе противоречащих друг другу, идей и взглядов на один и тот же вопрос) появилась еще в приснопамятные ельцинские годы.

Особенно преуспели в замирении с волками, медведями, питонами и другими тварями в тот период московские «зоозащитники». Если судить по различным ток-шоу на центральном телевидении, то и сегодня в столице встречаются дамочки, содержащие в своих городских квартирах до полусотни собачек и кошек.

Заодно с такими сердобольными женщинами зачастую выступают и руководители некоторых приютов, получающих финансирование на содержание «братьев наших меньших» за счет различных государственных фондов. При этом на одну обычную «шавку», не имеющую никакой породной ценности, в сутки затрачивается денег в три раза больше, чем на ребенка в детском саду. Вот на мой взгляд, тот случай, когда вопреки расхожей и циничной пословице, какую любят цитировать нынешние нувориши, деньги все же начинают дурно пахнуть… иногда.

Впрочем, теперь газеты и различные интернет-издания с готовностью переключаются и на другую «сенсационную» тематику. Если еще вчера журналисты в таких СМИ споро и дружно зарабатывали на любви населения к пандам, хонорикам (гибрид норки и хорька) и даже серым хищникам, то сегодня более интересны заголовки о том, что «волки опять кого-то загрызли» в населенным пункте.

Причем речь идет о какой-нибудь захудалой сибирской деревеньке, где коротают свой век последние горемыки — пенсионеры, у которых для защиты себя и живности на подворье нет ничего, кроме вил и топора. Ружья у местного населения давно изъяла наша Росгвардия. Ранее подобную работу проводили милиционеры, а потом полицейские. Теперь все осуществляется в соответствии с законом «Об оружии».

Злосчастная бумажка

Этим документом сейчас умело пользуются даже не столько сотрудники правоохранительных органов, сколько врачи. Я на личном опыте убедился в том. Предположим, стукнуло человеку 80 лет. Ослабло немного зрение, пользуется очками. Слух уже не как у 17-летнего.

Приходит пенсионер к офтальмологу за положенной по упомянутому закону справкой, чтобы продлить действие разрешения на свою, например, двустволку, а в ответ слышит безапелляционное «заключение»: «А мы таким, как вы, оружие не выдаем!».

От врача требуется просто выписать бумажку, но он бравирует тем, что теперь охотник целиком и полностью оказался в зависимом положении. Захочет специалист здравоохранения — даст справку, а если не пожелает — то и нет. Хотя в документе достаточно сделать отметку: «годен с обязательным ношением очков» (или, скажем, слухового аппарата и так далее).

Нынешним «гиппократам» вовсе невдомек, что пришедший за злосчастной бумажкой человек прежде лет 40–50 занимался не какой-то «спортивной» охотой, когда раз в год берут дробовик с пулями и стоят в загоне на лося на озере, а это ветеран труда, работавший в тайге на промысле ценной пушнины. На беду, в стране о том забыли в наше непростое время…

Эпизод из семейной истории

А ведь, если вспомнить, то в начале Великой Отечественной войны советские власти помогали вооружить народ и в первую очередь охотников. Вот, например, эпизод из семейной истории того периода.

В центральных областях СССР уже шли ожесточенные бои, а в деревнях за 800 километров к северу в нашей Нижегородчине люди работали… и получали оружие. И местные власти делали все необходимое, чтобы не призванные на фронт подростки и старики добывали в тылу, в лесах пушных зверей.

Мать и тетя в 1942 году купили в сельповской лавке «берданки» для своих подрастающих сыновей — учеников шестого и седьмого классов. И с этим первым ружьем 28-го калибра, переделанным из немецкой трофейной винтовки, брат Володя, а потом и я отправлялись на охоту.

Мы добыли немало рябчиков, тетеревов и зайцев, белок, шкурки которых, наряду с кротовыми, сдавали заготовителю пушнины в сельпо, получая боеприпасы и дефицитные в войну продукты — крупы, муку, сахар, чай, соль. И никаких врачебных справок тогда не требовалось…

Отношение к охотнику

Речь идет о том, что этот «Закон об оружии» в руках некоторых его исполнителей, наряду с воплями «зоозащитников» из московских многоэтажек, и стали фактически мерами, позволяющими оберегать хищников. А те угнетают уже не только дикую живую природу, но и ряд селений, расположенных вблизи с лесом. Хотим мы это признавать или нет, но объективная реальность такова. И здесь все останется по-прежнему, пока в обществе не изменится отношение к волку, а главное — к охотнику.

Ведь налицо профанация вопроса, в которой серьезную роль играют СМИ. Допустим, одного депутата поймали на незаконной добыче лося. Но ведь это не означает, что будто все охотники — такие? Конечно, нужно привлекать к ответственности нарушителей. Но делать это следует «адресно», а не «поголовно», когда огульно обвиняют всех подряд.

Помню одно ток-шоу на центральном телевидении, когда председатель Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева, как охотник-любитель с норными собаками, подверглась улюлюканью от «журналюги» одного из столичных изданий.

Таких «писак» в Москве много. В наших районных газетах не хватает кадров, а выпускники престижных вузов не рвутся ехать трудиться на периферии. Юные журналисты мечтают о карьере блогера или сотрудника пресс-службы в какой-нибудь крупной компании. Арамилева, кстати, с честью выдержала нападки зоозащитников и популярно разъяснила собравшимся в студии и миллионам телезрителей для чего нужны охотники.

Бич природы

Какой еще можно выделить фактор синантропизации волков и медведей (а в будущем возможно и тигров)? По моему мнению, это нынешние «Правила охоты», требующие получения разрешения на отстрел серого хищника. Порой оформление такой лицензии превращается в непростое испытание, сродни с покупкой того же ружья.

А зверь ведь не будет ждать, пока охотник съездит за нужными документами. Серый хищник за это время умчится в другую деревню или скроется в чаще. Благо, что теперь в лесах полно дорог вдоль нефтепроводов. Не ленись, волк, бегай — перехватывай зазевавшегося зайца, лося, оленя.

Выдача лицензий на хищников и на ружья подсчитывается и рапорты направляются в областное управление МВД. Вот, например, за год охотники лишились 70 тысяч «стволов». В основном были вынуждены сами сдать свои арсеналы. И это на радость волкам и бродячим собакам, которые уже стали бичом природы. Вот о чем следовало бы задуматься нынешним зоозащитникам.

Жители Иркутска и нашего Киренска теперь с жалостью говорят, что не слышно на болотах голосов уток, куликов, жаворонков. Одичавшие, выпущенные из так называемых «приютов», собаки, которых должны были лишить возможности размножаться, успешно давят все живое в лесах в окрестностях областного центра. При этом численность стай растет, появляются наиболее пластичные и опасные для человека гибриды.

Серьезный противник

Такой «помесный» волк не побоится забраться в ограду дома, преследуя дворнягу или хозяйских кур и гусей. Злобы у зверя после скрещивания с диким серым хищником прибавилось. О том свидетельствуют факты нападения таких гибридов на человека.

Люди, на беду, все еще гуманно равнодушны к появлению волков и бродячих собак. Многие, как те же московские «зоозащитницы», что называется, «не видят» жертв разбоя хищных зверей в природе. Хотя таежные охотники, достаточно редкие теперь, о том рассказывают.

Я тоже затрагивал эту тему в материале «Когда жалость наказание», вышедшем в прошлом номере нашей газеты. Упоминал о появлении в, казалось бы, глухой тайге на берегах правого притока Лены — Чечуя, у зимовья стаи необычных зверей, которые при встрече с собакой охотника, гонной сукой, виляли хвостами. Это ведь не волчья манера.

Года через два мне довелось на своем охотничьем участке, находящемся на расстоянии от 70 до 100 километров к юго-западу от Чечую, встретить таких хищников. Из группы в четыре особи удалось ликвидировать трех. Но глава стаи, огромная черная сука, ушла, получив, правда, дробовое поражение и захромав.

Кормушки для хищников

Еще одна причина приближения волков и лисиц к селениям — наши свалки, на которых живут сотни ворон, коршунов. К ним теперь добавились и бродячие собаки. Уборка мусора в городах и деревнях улучшилась, стала более упорядочена. Но с переработкой отходов все по-старому: жгут, гноят и все…

И вокруг свалок не только тучи мух, но и полная природная антисанитария и волчья синантропизация. Серые хищники поняли, что люди, похоже, их теперь подкармливают. К мусоркам, а потом и к жилым районам на окраинах населенных пунктов, приходят прежде всего стареющие звери, неспособные ловить тех же зайцев или оленей.

В 2023 году такой волк пришел к одному из домов на улице Социалистической города Киренска, где задавил хозяйскую собачку Шельму, сидевшую за забором на цепи. Мне довелось обследовать жертву. Судя по тому, что хищник мог грызть и рвать только мягкие ткани животного, брюшину, даже до костей не добрался, у него была какая-то проблема с зубами…

Был еще схожий случай с приходом очень старого волка на скотный двор. Но там успел вмешаться местный работник. Он, заехав за силосом на лошади с санями, не растерялся, когда с бруствера бетонированной ямы на них набросился огромный серый хищник. Зверя удалось заколоть вилами.

Вообще, приближение к свалкам (а, следовательно, и к селам) стареющих волков и медведей — явление известное и неизбежное. Неплохо, что в некоторых регионах после обращений с мест от животноводов увеличили премию охотникам за добычу волка. В нашей области это около 14 тысяч рублей, а где-то и до 20 тысяч доходит.

Возможные меры

Следующим шагом в борьбе с серыми хищниками, как я считаю, должна быть поправка в «Правила охоты». Следует внести в документ коррективу, позволяющую отстреливать волков круглый год без лицензии и путевок. А то сейчас в некоторых случаях разрешение может получить лишь тот, кто заключил договор на добычу пушных или других зверей.

Думаю, что пора восстановить право охотника-профессионала на существование. На мой взгляд, вполне резонно и объяснимо решение властей в Бурятии об уничтожении бродячих собак, так как там наблюдается резкое сокращение численности диких копытных животных.

Считаю, что охотникам нужно разрешить применять яд фтороцетат бария. По моему мнению, он может использоваться для устранения волков и диких бродячих псов.

Следующий очевидный шаг — ликвидация свалок на окраинах населенных пунктов. Мусор должен поступать на полигоны и там перерабатываться. В противном случае в недалеком будущем волки, как теперь нередко лисы и даже соболя и другие хищники, поселятся в городских парках. И придется нашим полицейским не с преступностью сражаться, а с дикими зверями.

Я предвижу, что снова найдутся «зоозащитники», которые в свое время «плакали» о последнем волке в Норвегии. В эту страну серых хищников будто бы завозить стали, а то развелось столько оленей — спасу нет! Кроме того, мигрирующие копытные попытались перейти границу, но их перестреляли военные. У местных жителей, как говорится свой менталитет. С них пример брать — себе дороже… Вот о чем стоит поразмыслить.

Валерий Тарасов, Иркутская область, г. Киренск

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий