Первый глухарь

В газете «Охотник и рыболов. Газета для души» №4 за апрель 2022 года был опубликован очерк Александра Поспелова о его весенних охотах в 1899 годах в лесах между левыми притоками реки Ветлуги — Малой и Большой Какшами. Эта местность — моя малая родина. Понятно, с каким интересом я читал данные заметки о событиях более чем столетней давности.

Первый глухарь
Глухарь. Фото_by talaakso@FLICKR.COM

Родные края

Село Верховское находится в 25 километрах от Малой Какши и в 15 километрах — от Большой Какши, то есть получается, что оно между ними. А что это за непонятные названия? Слово «какша» в переводе с языка марийцев означает «лягушка». Этот народ в прошлом тоже населял Приветлужье вместе с вятичами и новгородцами. А в современной России есть и отдельный регион — Республика Марий Эл.

В лесах и борах вокруг села начались мои охотничьи география и биография. В тех же местах, где Поспелов добывал дичь, я тоже отправлялся на поиски глухариных токов.

В десяти или одиннадцати километрах от Верховского в 60-х годы ХХ века были деревни Галицина и Батаниха. От них до Большой Какши всего пара километров. А дальше идут боры, которые идут до самого берега реки Ветлуга и до одноименного города. Эти леса тянутся километров на 40. Здесь мы обычно и охотились, а летом собирали бруснику и другие ягоды, и прочие дары природы.

Во времена Поспелова леса были другие. О них мне рассказывала бабушка — Евдокия Михеевна Кавязина. Она работала медсестрой в местной больнице. А мой дед Григорий Михайлович Кавязин был земским врачом. Именно он в 1908 году открыл в селе больницу и построил дом при ней.

Бабушка рассказывала, что при закладке лечебного учреждения едва не погубили трехлетнюю сосенку, росшую неподалеку. Евдокия Михеевна сумела сохранить дерево, ставшее свидетелем жизни Кавязиных и их потомков. Когда я подрастал, в 1955 году, эта сосна казалась мне уже большой. А в настоящее время ей, должно быть, около 120 лет.

Совсем другие леса

Ставшая нашей доброй наставницей бабушка много рассказывала об окрестностях села. Во времена моего детства Верховское окружали хвойные леса — сосняки и ельники. А в 90-х годах XIX столетия, то есть в тот период, о котором писал Поспелов, на былых гарях в основном росли березы, липы и ольха. Бревна для строительства больницы пришлось заготавливать далеко в чаще и везти несколько километров.

Из-за обилия березняков в окрестностях села возник промысел углежогов. Следы их деятельности мы находили потом и в 60-х годах ХХ века. Время от времени натыкались на останки сооружений, где занимались выжигом угля и выгонкой березового дегтя. Добытое топливо рабочие на конных подводах поставляли для металлургического производства на Сормовский завод в Нижнем Новгороде…

В начале 40-х годов были основаны два леспромхоза — Вахтанский и Севский. Они функционировали при поселках военных заводов на реке Большая Какша. Предприятия действовали настолько успешно, что к 1970 году вырубили почти все деревья, выросшие на смену лесам А. Поспелова.

С тех пор прошло немало лет. И сегодня вокруг нашего села растет уже третья смена лесов. В них обитают зайцы, лоси и кабаны. А что касается глухарей, то их извели при вырубках с узкоколейных железных дорог. В тот период не слишком заботились о соблюдении требований закона об охране животного мира. Вот почему оказались уничтожены токовища.

А в 50-е и 60-е годы ХХ столетия мы еще застали изобилие дичи в смешанных лесах. Здесь во множестве водились зайцы-беляки, рябчики, тетерева, глухари, серые куропатки. Встречались также лоси и волки. Рябчиков в тот период в основном не стреляли, а ловили на жердках.

В послевоенные годы боеприпасы для охотничьих ружей были в дефиците. Порох и дробь, капсюли для патронов приобретались в заготовительном отделе сельпо в обмен на шкурки белки, крота, зайца. Отец как-то при случае купил ружье 16-го калибра для нас — трех братьев. С ним я охотился много лет.

Юные охотники

Первого глухаря мне довелось добыть в апреле 1955 года, еще когда этого ружья у нас не имелось. Зато мы знали, что в школе есть учебная винтовка ТОЗ-8. Для нее требовались патроны калибра 5,6 миллиметра. Нам удалось найти подход к учителю военного дела и физкультуры и выпросить оружие на один весенний день. Пачку желтых патрончиков мы припасли заранее.

И вот вместе со средним братом Аликом отправились искать глухарей. Ему тогда шел уже 17-й год, а мне — 14-й. Зимой мы ходили на лыжах по лесам вдоль речушки Золотушки (левый приток Большой Какши) и высматривали зайцев. А в одном примечательном сосновом борке Алик перевидел глухарей. Посчитал, что весной они здесь будут токовать.

Туда мы и пошли с братом. Это было всего лишь в трех или четырех километрах от дома. В поисках токовых мест и сосен ходили по бору. Спугнули одного глухаря, который полетел от нас подальше. Он пересек речку и лесную поляну шириной до 100 метров. Наконец, пернатый уселся на сосну на краю этого открытого пространства.

Мы решили подкрасться к глухарю, но идти прямо «в лоб» — нельзя. Птица нас непременно увидит и улетит. Стало быть, надо двигаться лесом в обход. Кстати, это поле называлось в Надеевским — в честь какого-то крестьянина, носившего такую фамилию. Он жил здесь на отрубах в 1900-е годы. Дом его не сохранился, скорее всего, перевезен. Зато поле в лесу осталось.

Делать дальний обход нам тогда почему-то не захотелось. Мы опасались, что глухарь ждать нас не станет и улетит. Вот почему стали передвигаться по полю на четвереньках, прячась в сухой прошлогодней траве.

Когда до дерева с чернеющим глухарем осталось несколько десятков метров, решили более не испытывать судьбу, а открыть огонь с ближайшей валежины. Вначале по праву старшего раза пульки три выпустил Алик, и все — мимо. Глухарь не слышал слабое щелканье выстрелов из «мелкашки».

Я решительно забрал у брата «тозовку», теперь, мол, моя очередь. Прицел у оружия был постоянный, поэтому мне пришлось вносить коррективы. Направив ствол винтовки сантиметров на 20 выше глухаря, я нажал на спуск. Первым выстрелом сбил хвою с сосны, не попав в цель. Вторая попытка тоже оказалась не слишком удачной. И только с третьего раза я поразил глухаря.

После этому мы наперегонки с Аликом бросились бежать к рухнувшей с дерева птице. На другой день в двух наших соседских домах был праздничный обед из глухарятины. Старшие хвалили охотников, порадовавших родителей такой знатной добычей!

Валерий Тарасов, г. Киренск, Иркутская область

Оцените автора
www.oir.su
Добавить комментарий