На берегу Олыма

рыбалка на Олыме

Рыбалка на новой незнакомой реке — это предприятие, как говаривали в старину, «на авось». Но хочется приверженцу ловли новых впечатлений. А там — повезет не повезет — решит судьба странствующих.

Выбираем место

Невелика речка Олым, впадающая в Сосну, являющуюся правобережным притоком Дона, но славится живописными пейзажами и… судя по сообщениям на рыбацких интернетовских форумах, порой и неплохим клевом разнообразных особей. Потому и решили с сыном посетить досель не изведанные края. Благо, от нашего проживания путь недалекий — без малого каких-то две сотни километров.

Решено! Едем в Липецкую область до райцентра Тербуны, далее до поселения Борки. И вот мы на берегу выбранной в эту поездку реки. Катим вдоль берега вниз по течению, а справа в каких-то десятках метров — лиственный лес, огороженный высочайшей металлической сеткой. Это чье-то частное охотничье хозяйство, о чем и гласили предупреждающие вывески. Благо, до уреза воды изгородь не поставили.

Знакомство с новой рекой

Приглянулся нам один плес у правобережья, весь утыканный ивовыми рогульками. Знать, популярен он у рыболовов. Там на полянке и решили разбить лагерь.

Спустя время узнали у местного любителя рыбалки о многочисленных подставках под удильники. Оказывается, что в течение двух недель до нашего приезда там «дуром» саживался на крючок линь! И какой! От 500 граммов до одного кило.

Причем, дескать, клевал так азартно, что участники ловли в общей сложности увозили его с Олыма чуть ли не пудами. Байка то была или правда, мы доподлинно не выяснили. Но вот ивовые многочисленные подставки под удильники, оставшиеся у берега, подтверждали последнее…

Пришла пора и нам испытать свою удачу в рыбалке на Олыме. Сын ушел спиннинговать, а время-то к вечеру. Я же обустроил кострище, наносил сушняка, вынесенного на берег еще весной. Заварил собранную у уреза реки водную мяту крутым кипятком — непременный наш напиток на природе. И тоже отправился рыбачить, но… на фидер.

Интересная примета

Сижу на стульчике у бережка, слежу за кончиком удильника, а он никак не хочет реагировать на поклевку. А вокруг — тишина, полное безветрие, лишь запоздалая послебрачная песнь соловья да рулады зябликов услаждают слух.

И вдруг с разноприбрежья лягушачий хор. «Си-рот, си-рот», — раздается с одного края, а с другой стороны: «Сы-ру, сы-ру». А здесь мне чуть ли не померещилось «Юри-юри-юри!». Не меня ли они прославлять начали? Непросты лягушки и одним «Ква-ква» не ограничиваются.

Здесь-то и начался клев. Плотва, линь, некрупный карась и солидный окунь соблазнялись на червя и опарыша один за другим. Длился тот апофеоз ловли каких-то 15-20 минут, но стоило стихнуть лягушачьему хору, как сразу и клев прекратился.

Меняю насадки, пробую ловить на поплавочную удочку… и все впустую, но стоило вновь «заиграть» земноводному «оркестру», как возобновился активный клев. Что это? Случайность или закономерность? Скорее последнее.

Лягушки более чувствительны к изменениям атмосферного давления и, когда оно стабилизируется, начинают голосить, а вслед за этим возникает и пищевая мотивация у рыб… Впрочем, я и раньше замечал на разных водоемах такую взаимосвязь…

Перед сумерками

Вскоре подошел и сын Михаил и выложил на стол двух килограммовых щучек. По его словам, поймал еще четверых, столько же голавлей и одного жереха и продемонстрировал их, снятых на смартфон.

— Все они были в пределах полкило, — комментировал он фотографии, — жалко их забирать, да и этих, — указал на выловленных щук: — отпустил бы, только они уже сильно травмированы блеснами…

Сын большей частью рыбачит по принципу «поймал — отпустил». У меня же более прагматичный подход к лову. Одну из щук я тут же запек в фольге на углях костра. Этим блюдом с помидорчиками и молодой картошечкой да с мятным напитком мы знатно и отужинали…

Утро преподносит сюрпризы

Встали, как обычно на рыбалке, с первыми проблесками рассвета. Акватория реки радовала мощными всплесками крупных особей. И это почти на мелководье. У берега около нашей стоянки глубина была от силы по пояс. И все же надеемся на успех.

Михаил приступает к спиннингованию, а я решил испытать удачу в протоке выше по течению у намытого паводком песчаного островка. Окунь гонял там мелочевку отчаянно и на червя при поплавочной проводке попадался исправно. Правда, невелик он был — в пределах 100-150 граммов.

И вдруг… у нижней оконечности островка возник мощный бурун, пошедшие от него волны заколыхали и мой поплавок. А вслед за тем всплеском-завихрением выбросился сом, окруженный блещущей серебром прыгающей на мокром песке частиковой мелочевкой. Не так и велик хозяин подводного царства: так на прикидку на десяток с гаком килограммов.

Каюсь, искус был перейти протоку и подхватить под жабры почти беспомощного сома. Но интерес наблюдателя взял свое.

С полчаса крупнолобый страдалец извивался на мели и умудрился все же вернуться в лоно реки. Но наблюдаемое действо породило в душе и вопросы. Зачем обитатель омутов вдруг занялся нагонной охотой за мелочевкой, а не сторожил ее где-нибудь под корягой?

Хотя… плавая на лодке с эхолотом, мы так и не обнаружили больших глубин на этой реке, достаточных для безбедного проживания местных «усатых аборигенов». Много еще секретов у природы, а разгадки на них не всегда и находятся…

Неожиданная встреча

К полудню солнце жарило так, что термометр в тени зашкалило за 30 градусов по Цельсию. Не люблю готовить пищу на газовой горелке, тем паче уху, потому и отправился собирать сушняк вдоль ограды охотхозяйства. Найденные дровины складировал вдоль дороги, чтобы на обратном пути ими затовариться.

Вдруг за забором треск ломаемых сучьев раздался. Обратил взор по направлению звука и увидел трех огромных секачей, несущихся напролом через бурелом. Стреляными «воробьями» кабаны оказались, коль так испугались человека.

А вот несколько маток с подросшими подсвинками как ни в чем не бывало продолжали принимать охлаждающие ванны в находившемся за рукотворной стеной озерце, а затем купаться в пыли на окружающих изрытых буграх…

С полчаса наблюдал за доверчивыми кабанчиками, но время подходило к обеду, потому отправился варить уху к приходу сына.

Двойственные впечатления

Четверо суток, отпущенные судьбой на рыбалку на Олыме, пролетели, как всегда для заядлых ловцов, незаметно. Душу, как говорится, отвели. Рыба клевала исправно, так что ухой, жаренкой и запеченкой насладились сполна. Правда, большую часть не травмированного улова отпускали. Лишь малую толику добычи, пойманной перед отъездом, захватили с собой, чтобы угостить родню…

Находящийся поблизости родник, расчищенный и обустроенный Михаилом известковыми плитами с вкраплениями в них трилобитов и двустворчатых моллюсков многомиллионной давности, взятых с соседствующего мелового обрыва, снабжал нас вожделенной влагой…

Порадовало и то, что липецкие рыбаки, несмотря на их многочисленность на реке, не загрязняют берега бытовыми отходами. Но вот ловят, к сожалению, все подряд. Забирают даже редкую шемаю и откровенную мелочевку из хищников, которые, по неписаным рыбацким правилам, подлежат немедленному освобождению.

А так… река понравилась, и, не буду загадывать, хотелось бы посетить ее и еще раз. Но, если то случится, приедем на другие берега Олыма. Ведь так хочется в рыбацких путешествиях чего-то нового!

Юрий Демин, г. Воронеж

Голосов еще нет