Мозаика времени

косолапый зверь

Я давно на пенсии. Не скрою: охота не увлекала меня. И все же, прожив с начала семидесятых более 35 лет в городе Ханты-Мансийске, где располагалось сильное по любым меркам окружное Государственное промысловое хозяйство (Госпромхоз), с жизнью промысловиков мы знакомились не по книгам.

Работая с подшивками периодических изданий разных лет, собирая материалы по нужным темам, глазами «пробегал» по страницам и не мог пройти мимо вот этих представляемых на ваш суд фактов охотничьей жизни. Они достаточно красноречивы.

Я еще не знал, как ими распоряжусь. Просто интуитивно было понятно: эти материалы, сохранившись в толще газетных полос, и спустя много десятилетий вызовут у читателей чувства гордости и восхищения. Людей, о которых писала пресса тех лет, надо полагать, уже давно нет с нами. Время неумолимо… Так давайте «оживим» их на страницах нашей газеты!

За горностаем в 110 лет!

В декабре 1944 года одно из региональных изданий писало о достижениях самых пожилых охотников Ханты-Мансийского автономного округа и Тюменской области. По информации журналистов, 110-летний Никита Иванович Яркин за несколько дней добыл 35 горностаев! Он сдал их сотрудникам местного пункта Всесоюзной конторы по заготовкам животного сырья и продуктов животноводства.

Не остался в стороне и Иван Мануйлович Енизоров. Этот 88-летний мужчина отловил 52 горностая. Еще больше зверьков добыл Семен Васильевич Алексеев. В возрасте 78 лет он сдал заготпункту 56 горностаевых шкурок.

Месяц спустя вышла короткая заметка о престарелых охотниках Нары-Карского сельского совета, которые трудились наравне с молодыми, перевыполняя план по заготовке пушнины. Так, 70-летний Савелий Иванович Гришкин, проживавший в юртах Выжикарах, в декабре 1944 года добыл шкурок зверей на 1965 рублей.

Его сверстник Прокопий Николаевич Портонов сдал пушнины на 1450 руб. Хорошо овладел техникой этого промысла и подросток Николай Портонов. В четвертом квартале он добыл пушнины на 1500 рублей.

В марте 1940 года газета написала о 100-летнем жителе селения Посол Сургутского района Остяко-Вогульского округа Николае Александровиче Каминове. Занимаясь подледным ловом, мужчина, отметивший вековой юбилей, только за январь и 15 дней февраля заработал свыше 1000 рублей. Он также выполнил обязательство добыть за сезон 3500 килограммов рыбы.

Женщины помогают фронту

В январе 1945 года была опубликована интересная заметка о жительнице юрт Юльевских Микояновского района (Казымский национальный совет) Анне Акимовне Молдановой. Эта 70-летняя женщина, сын которой сражался на фронте, в четвертом квартале сдала в заготпункт более 800 белок и 100 добытых птиц, относящихся к боровой дичи.

Осенью Анна Акимовна собрала 400 килограммов ягод и отнесла в кооператив. Зимой она сдала государству около 500 кг пойманной рыбы. Автор заметки подчеркнул, что и в новом году Молданова по-прежнему работает, не покладая рук, чтобы помочь сыну-воину.

Немало пришлось потрудиться и жительнице деревни Цингалы Устинье Гавриловне Шатиной, о которой написали в марте 1945 года. Несмотря на то что ей уже пошел девятый десяток, женщина и не думала о заслуженном отдыхе. Ежегодно она одна без посторонней помощи заготовляла для колхоза по 20-25 тонн сена. Осенью сдала до 50 пудов ягод в рыболовецкое кооперативное общество потребителей. Устинья Гавриловна также внесла 200 рублей в Госбанк в качестве своего вклада в приобретение боевых машин для помощи фронту.

Трофеи юных промысловиков и рыбаков

В июне 1949 года газета «Тюменская правда» написала о подростках, успешно перевыполнявших планы по заготовке пушнины. Автор заметки напомнил, что «наши леса славятся «мягким» золотом. Потомственные следопыты, как правило, возвращались с охоты с богатой добычей». Промысел — увлекательнейшее дело, которое не может оставить в стороне молодежь. В том же Сургутском районе десятки юношей добывают пушного зверя и имеют хорошие успехи.

Например, 16-летний Николай Когончин выполнил 4 сезонные нормы — сдал столько шкурок, сколько полагалось принести четверым взрослым охотникам. Самым юным промысловиком района стал Николай Епархин. В 12 лет он превысил план добычи пушнины на 266%! А лучшим охотником среди подростков признали Филиппа Каюкова. Этот 14-летний парень сдал 9 соболей, перевыполнив квартальное задание на 253%.

Несколькими годами ранее газета «Остяко-Вогульская правда» отметила достижение школьника Вани Сазыкина. Этот ученик седьмого класса за зимний сезон добыл 10 лисиц и 47 горностаев, сдав государству пушнины на 1725 рублей.

Еще одна заметка была посвящена юным охотникам, живущим далеко на севере Ларьякского района на реке Тольке. Автор материала сообщил, что главным занятием местного населения являлся промысел: «Здесь охотятся все — от мала до велика — подростки, женщины, старики. Своим стахановским трудом особенно выделяются комсомольцы и подростки. 15-летний Миша Кунин за зимний сезон 1942 — 1943 гг. сдал государству одной цветной пушнины на 1714 рублей вместо 900 рублей по норме на взрослого охотника».

Маленькие рыбаки стремились не отставать от юных охотников. Так, в феврале 1945 года была опубликована заметка о девятилетнем Тимоше Киприянове. Мальчик помогал Лохтоткуртскому колхозу выполнить план рыбодобычи. В речке у запора ребенок наловил 220 килограммов и все сдал государству.

Лучшие охотники Севера

В декабре 1945 года «Тюменская правда» написала о женщинах и детях, мастерски добывавших животных в Микояновском районе. В Шеркальском заготовительном пункте 14-летний Лева Пендаков считался учеником, однако зверя бил, как настоящий охотник. В 1945 году ему поручили настрелять пушнины на 350 рублей, а парень уже к 7 ноября добыл и сдал государству почти вдвое больше.

«В 50 километрах от Шеркал в лесной глуши живет и охотится ханты Мария Васильевна Каксина», — пишет автор той же заметки. Он рассказывает, что муж женщины, один из лучших промысловиков, в 1941 году ушел защищать родную землю и не вернулся. Мария Васильевна решила выполнять работу своего павшего суженого. «У нее крепкая рука и верный глаз, — говорится в материале. — Охотница добывает и сдает государству ценные сорта пушнины». За 10 месяцев Каксина выполнила годовой план заготовок на 130%.

22-летняя Даша Пендакова была признана в Шеркалах мастером своего дела за умение бить зверя наверняка. За 10 месяцев девушка перевыполнила план по заготовке пушнины на 160%. «А недавно одним выстрелом Даша убила лося-самца, — сообщает автор заметки. — Хорошо также трудится охотница Пендакова Матрена Ксенофонтовна, досрочно выполнившая годовой план на 115%».

Встречи с крупными хищниками

В июле 1937-го вышла заметка, в которой рассказывалось об успехах промысловиков из Остяко-Вогульска: «Вторая половина зимы и весна нынешнего года были исключительно благоприятными для охоты на крупных хищников — медведей, росомах, рысей». По информации газеты, за три месяца местные жители записали на свой счет 226 «топтыгиных». За этот же были добыты 224 росомахи и 83 рыси.

Особо отличились охотники Березовского и Кондинского районов. В первом из них промысловики ликвидировали 80 медведей и 144 росомахи. В Кондинском районе трофеями населения стали 60 косолапых зверей. Местные жители также добыли 30 росомах. Волков за всю зиму застрелили всего 25.

«До войны редко были такие случаи, когда женщины выходили в урманы на промысел пушного зверя… — пишет в феврале 1945 года «Тюменская правда», уточняя, что все изменилось в конце 1944-го. — В Вершинском Совете член Сынварской артели Тарлина только в феврале застрелила ЧЕТЫРЕХ медведей. Ульяна Молданова из Казымского Совета в пять раз перевыполнила задание 4-го квартала по отстрелу пушного зверя. Кроме того, она убила и сдала одного медведя». Автор заметки сообщал, что еще двух «топтыгиных» добыла женщина по имени Мария из Полноватского Совета.

В начале 1950 года «Тюменская правда» рассказала о награждении лучшего истребителя косолапых зверей: «Особым чутьем, находчивостью, смекалкой и мужеством должен обладать охотник, промышляющий за медведем». В газете утверждается, что именно таким знают в Самаровском районе Ханты-Мансийского национального округа Ивана Иосифовича Ондравова из деревни Елыково.

«Слава идет о нем по всему округу и области, — рассказывал автор материала. — С сентября прошлого 1949 года этот находчивый и опытный охотник уничтожил 6 взрослых медведей». За эти успехи Конкурсная комиссия Тюменского облисполкома заслуженно присудила промысловику премию в 600 рублей.

Вместо эпилога

Жизнь продолжается. Отгремели пушки. Огромная страна, пройдя через тяжелейшие испытания, перешла к мирным будням. Надолго ли? И все же… «Сороковые роковые». Ребята, взрослеющие очень рано, в свои 12-14 лет — охотники и добытчики. Женщины, идущие на медведя. Пожилые люди, которые и в 80-100 лет продолжают охоту.

Где? В истории какого другого народа можно найти такие примеры массовой стойкости и противостояния духа?! Дети-охотники и женщины в абсолютном большинстве случаев выходили один-на-один с разъяренным зверем. И речь не только о могучем медведе. Даже тот же барсук может вступить в схватку со стаей волков и выйти победителем, не говоря уже о росомахе.

Инструмент охоты — ружье, винтовка — хорошо. Человек, выходящий на схватку со зверем, должен обладать еще одним свойством, что сильнее оружия, — духом, смелостью… И, добывая пушнину, уничтожая волков, медведей, ребята, пожилые люди, женщины — я больше чем уверен — за хищником в прицеле оружия видели фигуру зверя-фашиста. Шла война, в это время — другие ценности.

Согласен с тем, что примеров подобной самоотверженности охотников можно найти немало, покопавшись в подшивках региональных газет, хранящих живую историю. Это вне всякого сомнения…

Равиль Нигматулин, г. Тюмень

Голосов еще нет