Летом холода — не беда

настоящая рыбалка

Погода нынче отчудачила: все перевернуто с ног на голову. Накануне в мае, как по заказу, теплынь стояла, комары вечерами столбами вились. Самые торопливые картошку при первой же погожей погоде посадили, другие, наоборот, не спешили: отзимка поджидали. И не зря…

Мы с Сашкой Ивковым по соседству живем. Сговорились, что и в такую погоду на рыбалку рванем. Нечего нам уклеек да плотвичек размером с мизинчик в малых реках ловить да отпускать обратно. Либо с окуньками-полосатиками в прудах бороться. Пора и на настоящую рыбалку

Сборы были недолги

Сашка такой: ему любая погода нипочем, хоть дождь проливной, хоть стужа осенняя, хоть град с неба… едем — и все! Это для него словно закон неписаный. Но на этот раз с рыбалкой нашей промашка вышла, и даже, казалось бы, незыблемое правило соседа подкачало.

За день до поездки все снасти перешерстили и в чехлы сложили. Червей, а их в пору дождей хоть лопатой нагружай, накопали под самую завязку. Осталось только другую приманку да приваду приготовить, но это не проблема. Решили, что с утра пораньше сообразим.

Наметили отправиться сразу после обеда. Сашке жена всю плешь проела: надо в деревню съездить. Там у них картошка посажена еще в мае, когда дни теплые выдавались. Вот благоверная и пристала: может, окучивать уже пора. Договорились, что утром пошевелимся, а потом — вольному воля: снасти складываем и на реку!

Сашка встал пораньше — в деревню поехал. А я пока пшеницу распариваю, горох — в прошлое лето в начале июня эти насадки у белой рыбы самыми ходовыми были. А в нынешнем году… кто знает?!

У нас вместо ожидаемой жары не пойми что. Какая-то пародия на лето: прохладно, дождливо. Что ни день, то морось, то без устали поливает. А ночи холодные даже — по утрам трава от инея белеет, будто кто ее мукою посыпает.

Я весь в приятных хлопотах… на рыбалку ведь собираюсь! Но Сашка вернулся из деревни, и все наши замыслы — псу под хвост.

— Борода с моей картошкой вышла, — с огорчением сообщил напарник. — Рано посадил и не угадал нынче. Не всходила долго, а взошла — иней прихватил. Почти вся черная стоит. Смотреть надо, а может, и пересаживать, а то осенью и копать будет нечего. Словом, не получится ехать, накрылась моя рыбалка медным тазом. Если надо, могу червей своих отдать…

Попытка вторая

Решили отложить рыбалку. Может, нам на удачу так получилось с Сашкиной картошкой. В тот вечер, когда мы собирались стартовать, ветер с севера такой подул сильный, а потом к ночи дождь зарядил. Лишь утром устал, видимо, надумал отдохнуть, умерил свою силу и прыть. А к полудню на небе лишь тучи рваные остались, мелким дождиком изредка сеющие.

Сашка мне уже поздно вечером позвонил: все в деревне исправил. Картошка новые ростки дала, лишь несколько кустов пришлось заменить. Поспешил с посадкой — теперь всходы позднее всех появятся… Но это не беда. Зато можно теперь на рыбалку ехать!

Первая декада июня на исходе. Прохладно: днем градусов 10 с хвостиком, а ночами — вдвое ниже. Мы отправились под вечер. Пойма еще не просохла, потому забираться туда, куда Макар телят не гонял, дело рискованное.

Решили порыбачить у сбросов, откуда в недавнем прошлом сплавщики лес вниз по течению отправляли. Места коряжистые, раньше уловистыми были. Со всей округи мужиков сюда, словно магнитом, притягивало.

Едем до самой цели по бетонке, нам здесь и ливень не страшен, будь он хоть проливной на весь день-деньской! Смотрим: по берегу рогатки свежие стоят, прутики ивовые — удильники для донок. Значит, место по-прежнему популярно у мужиков. И рыба должна ловиться, иначе этот участок не был бы таким «засиженным».

Что ж, и мы тут пристроимся, удачу свою испытаем. Рюкзаки распаковываем, удочки собираем, закидываем. Одну — на червя, вторую — на перловку по 4-5 зерен на крючок. Третью — на консервированную кукурузу.

Обычно в прошлые лета эти растительные насадки в ходу у нас были. Надеемся, что и нынче не подведут, хотя июнь нынешний — особенно в первой половине — не чета прежним. Норовист и прохладой весенней или даже осенней отдает. Вода в реке прибыльная, немного мутная.

Полчаса сидим, на поплавки глаза пялим. Клева никакого! Одно только и радует: солнце уже за лес начинает прятаться, а комары нас не тревожат… изредка один-два пролетают. Видимо, место себе ищут, где потеплее на ночь устроиться. Им не до нас, самим бы не околеть…

Попал впросак! Нужен подсак!

Смотрю: поплавок затрясся мелкой дрожью. Напарник рядом сидит, я ему вполголоса сообщаю: клюет, мол, на червя! И руки на весь размах в шутку делаю: такая, дескать! Сашка, стараясь не шуметь и не вспугнуть рыбу, торопливо подходит ко мне и напутственно предупреждает:

— Не проспи!

А мне хоть бы хны — кроме ерша-сопливчика, никого не ожидаю. Но поплавок медленно и с натяжкой пошел от берега, удильник начал сгибаться. Тут ершом вовсе не пахнет! Подсекаю, леска не сдает, «телескоп» задергался с новой силой.

Повадки — не окуня и не щуки. Они обычно леской воду режут, а тут рыбина на глубине пытается на волю вырваться. Крупная, должна быть, а у меня, как на грех, и подсак не подготовлен, и вообще его под руками нет. Но Сашка, молодец, все без слов понял! Кошкой к своим снастям бросился и обратно со подсачком в руке вернулся.

Я осторожно вывожу добычу. Она трепещется на крючке, но к поверхности воды не поднимается, не выдает себя. Вот уже почти у самого берега, Сашка пытается взять рыбу подсаком и тоже вслепую.

Наконец-то ему удается. В сетке извивается налим, нет, пожалуй, налимище. По нашим прикидкам, килограмма на два с лихвой потянет. Такие экземпляры у нас в реке встречаются теперь нечасто.

Сашка загривок почесал и к своим снастям умалахтал. Он сразу же заменил на них все насадки: на крючки дождевых червей самых жирных нацепил, а на иные — даже по два. Я со своими удочками тоже такой же фокус сотворил.

Издавна знаем, что налим — рыба полуночная. Лучший клев — в самую темень. Поэтому полагали и надежды лелеяли на более позднее время. Вечер еще только начинался, а мы уже сожалели, что летние ночи коротки. Следовательно, и рыбалка налимья не затянется. Но зато хоть благодаря нынешней погоде пока без комаров и гнуса…

Честное единоборство

Мы снова притихли, сидим: ушки на макушке, ждем поклевок новых. Не один же был налим? Неужто какой-то ненасытный экземпляр стал моей добычей в начале лета? Ведь налимья пора в принципе уже отошла.

Солнце поиграло несколько раз меж тучек в прятки. А потом стало скрываться все ниже над лесом за спинами. Ветер стих, и вдруг снова дождик хлынул. Мы спрятались под кустами, развели жиденький костерок — лишь бы для чая накипятить. Одеты так, что и дождь, и ночи холодные нам не страшны.

Нагревшаяся вода скоро заклокотала, но разлить по чашкам мы не успели. Сашка бросил взгляд на снасти свои и сорвался с места.

— У меня клюет! — бросил он на ходу. А подбегая к удочкам, добавил: — На двух сразу!

Его удильники изгибаются в трясучке. У одной вершинка уже в воде начала прятаться. Я налил кружку чая, сижу, наблюдаю за приятелем. Вмешиваться смысла нет.

Сашка не любит, когда ему на рыбалке приходят на помощь. Если, говорит, клюнула, я сам из этого единоборства победителем выйти должен. А ежели промашка выйдет и сорвется, то, значит, не моя добыча была. Выходит, рыбина сильнее и ловчее оказалась…

Спутники моего налима

Не успел я кружку ополовинить, одна из моих снастей о себе знать дала. Пока скромно: только поплавок потряхивает. Но, когда подбежал к удочке, поведение рыбы сменилось. Она резко повела в сторону. Повадка похожа, как у того первого налима.

Я подсекаю, предвкушая вновь богатый трофей. На этот раз подсак приготовлен и даже в воде замочен на удачу, рукоятка его под самым боком. Вывожу рыбину и сразу чувствую: эта добыча не чета тому налиму — намного легковеснее.

Тут, пожалуй, и подсак не потребуется. Рискнул без него — все получилось! И леска, и удилище не подкачали, выдержали. А у ног моих оказался налимчик граммов на 700. Маловат по сравнению с первым, но все равно товарный.

Сашка уже со своими снастями разделался, светлячки на ночь уже на поплавки навесил и идет ко мне с садком уловом хвастаться. Смотрю: тоже налимчики, по весу и размерам словно братья-близнецы с моим вторым.

Тут и я решил от напарника не отставать — переоборудовал снасти на ночь. Теперь хоть в темноте кромешной заметны будут. Часов до одиннадцати мы просидели, как на иголках. Ближе к ночи начали ерши надоедать. Но и налимчики не отставали.

Пробовали ершей на крючки перецеплять, думали, будут экземпляры покрупнее клевать. Но летний налим капризен оказался. Не по нраву мелкая рыбешка, червя подавай да пожирнее.

К сумеркам у нас улов был неплохой. Я четырех налимчиков поймал, а Сашка даже меня перещеголял — пять штук. Решили по-быстрому чаю по кружке пропустить и снова к снастям. Пора настоящей рыбалки начинается — скоро полночь…

В ожидании поклевок

Перекусили на скорую руку и к снастям — налимов бодрствующих караулить. Небо вызвездило, луна рогаткой над лесом крадется. Трава поседела: иней, значит, был. Поплавки-светлячки звездочками блестят неподвижными, даже ничуть не колыхнутся.

Сидим час, другой, третий уже пошел… ни одной поклевки! Сашка уже на одной удочке насадку сменил. Вместо червя нетронутого и извивающегося перловку пареную гирляндой на крючок насадил. Вдруг на такое угощение бель какая-то брать будет?

Потом, кажется, рыба очнулась. На небе заря уже вовсю занимается — вот-вот солнце объявится. У меня на двух удочках заклевало, поплавки дергаются мелкой дрожью, будто трясучка на них напала. Подсекаю… на обоих ерши ощетинившиеся — что вдоль, что поперек.

Затем снова налимы подкатили. Я за какой-то час еще четырех выудил. Сашка слева от меня тоже что-то таскает. В общем, наши ожидания активного ночного клева не оправдались. До зари просидели — ни одного налима. Только на утре несколько экземпляров небольших.

А встало солнце, и клев сменился. Ерши да окуньки-полосатики величиной с мизинчик пошли. Напарник снова не выдержал, удочку с перловкой в другое место перенес — под куст ивовый, где вода в реке вьюном вьется. Пусть стоит — есть не просит! Авось да и кто-нибудь позарится, клюнет…

Не было б удачи, да случай помог

Мы хотели часов до семи проторчать на реке, надеясь на удачу. Но клевало вяло, и каких-то серьезных экземпляров не попадалось. На небе вновь появились тучи. Они двигались все плотнее и ниже. Не прошло и часа, дождь начался сразу ливнем, почти стеной надвинулся из-за леса. Судя по тому, как все кругом заволокло, похоже, что этой напасти конца и края не будет.

В спешке сворачиваем снасти и… к машине. Уже в салоне Сашка спохватился: удочку с перловкой забыл! Придется бежать! А дождь вовсю барабанит по крыше, бьет шумно по капоту. Но делать нечего — не оставлять же снасть…

Сашка из машины — юрк и подозрительно долго не возвращается. Наконец, вбегает, вода с него льется, а он радостный: на лице — улыбка, глаза светятся. В руках — голавль килограмма на два будет!

— Думал, уйдет, — со смехом рассказывает сосед. — С горем пополам к берегу подвел, а там уж руками. Пришлось рисковать, подсак-то в машине сложен. Так что не гордись своим налимом, у меня теперь тоже трофей не меньше! Удалась рыбалка! И комары-кровососы не надоедали…

По нашим следам

Мужики у нас — народ дотошный. Не успеешь вернуться, а они уже знают, с каким уловом едешь. Так было и в этот раз. Слух о налимах мигом до них долетел.

Через неделю все рванули туда, где мы с Сашкой сидели. Приезжают обратно, хвастают, что половили неплохо. Лещ, густерки утром хорошо брали. А вот налим… сколь его ни ждали, ни ночью, ни на зорях — вечерней и утренней — не объявлялся.

Только один и клюнул — маленький, почти как пескарь. Обратно в воду отпустили — не брать же таких. А большие то ли ушли куда-то на глубину, то ли в спячку залегли… Но тогда уже июнь на нормальный летний месяц стал похож — и потеплело, и уровень вода в реке упала до обычного.

Алексей Акишин, Костромская область

Голосов еще нет