За судаком с мормышкой

Бурение лунок

«Нет, конечно, и сегодня можно поймать вполне зачетного судака. Вот только редко такое случается. Все больше наживкой интересуются судачьи подросточки». Не раз и не два на различных водоемах приходилось мне слышать такие высказывания.

И вроде как есть в них своя правда, но и соглашаться с тем, что поимка зачетного клыкача — явление слишком уж редкое, не хочется. Как не хочется верить и в то, что в январе вообще надеяться на поклевку судака или берша — дело неблагодарное. И, как удалось убедиться на личном опыте, сомнения были не беспочвенными. Но… обо всем по порядку.

Пора в путь-дорогу!

Новогодние праздники — в разгаре. Отшумели пышные застолья, по гостям нагулялись, гостей напринимались, и вот за очередной чашкой чаю зашел у нас с Романом, старым другом, неспешный разговор о местах рыбацких да добычах давних. Слово за слово, да и сговорились с утра сбежать от обилия продуктового на свежий воздух, подалее от городской суеты и к природе поближе. На Куйбышевское водохранилище. Если кто не знает, его еще Волжским морем называют.

И вот в 7 утра отправились. За рулем — Петрович, еще один компаньон, к счастью, к зеленому змию совершенно равнодушный и потому не мучимый последствиями и для родного ГИБДД совершенно не представляющий интереса.

9.30. Мы — на месте. Оставляем машину у знакомых в небольшой деревеньке на самом берегу и, облачившись в лыжи, взваливаем ледорубы и ящики на плечи и отправляемся в путь. Топать недалеко: метрах в 400 от берега — фарватер и, как известно точно по многолетним наблюдениям, очень уважаемые судаками и бершами глубины. Со снастями решили особо не задумываться. В смысле взяли все, что может привлечь рыбу.

Не будет судака — будем ловить окуня. Не повезет с полосатым — отведем душу на плотве, а то и на ершах. Главное ведь не объем добычи, а сам процесс… Ну да, ну да — кривили душой. Это мы друг друга так успокаивали. Как-никак, в соседний регион приехали — Ульяновскую область. И возвращаться с ершами — это же кошкам на смех! В общем, за разговорами дошли, забурились. Друзья-товарищи за поставушки взялись с тюлькой. Для очистки совести и я пару поставил. А потом двинул в сторонку: сверлюсь, опускаю в лунку блесенку-вертикалку. Глубина приятная — метров 7. Поиграю-поиграю и дальше топаю. Еще лунка. Оборачиваюсь: Петрович «шьет», оставляю все на месте и бегу поздравить. Начало неплохое! Тюлькой бершик граммов на 350 соблазнился. Пожал руку и отправился к своим снастям. Поставушки стоят, как вкопанные. Пойду дальше экспериментировать. И тут вспоминаю, как еще по перволедью на крупную мормышку вполне приличного клыкастого взял. Почесал в голове… А почему бы и нет!? Перевязываю снасть, насаживаю на довольно длинный крючок тюлькин хвостик и уже на второй проводке чувствую тычок. Подсекаю… и спустя несколько секунд отпускаю в ту же лунку судачишку граммов на 80–100 весом. Мал еще — пусть подрастет да годика через три на крючок заглядывает. Тюлька осталась почти нежеванной и почти сразу отправляется в новое плавание. Оп-па! А вот это уже интересно! На том конце лески ощущаются толчки увесистой рыбехи! Упиралась добыча недолго, и вскоре на льду у лунки бился берш граммов на 500. Начало положено!

«Клевый» клев

Вновь насаживаю тюльку и отправляю мормышку под лед. Даже до дна не дали дойти. Последовал удар, и к первому бершу присоединился еще один — фактически близнец. Опять мормышка с тюлькой отправляется в лунку. Слышу за плечом заскрипел ледоруб: Ромыч не вынес испытания моей добычей и расстояние в 300 метров со всем своим скарбом преодолел в несколько прыжков. Булькнув, ушла на глубину блесна и… ничего. Ответом на его вопросительный взгляд, адресованный мне, стал судачок уже ближе к килограмму, затрепыхавшийся рядом с бершами. Убираю рыбу в ящик и показываю, на что ловлю. Вы когда-нибудь вселенскую тоску видали? Именно она нарисовалась в глазах Романа, когда, перерыв ящик, он не обнаружил ничего похожего. Ладно, для друга ничего не жалко — отдаю одну из своего запаса. И… снова ничего. Ни у него, ни у меня. Ну что, ты — вверх, я — вниз по течению. Первый поймавший — зовет? Да! Спускаюсь метров на 50. Только засверливаюсь и… бросаю свежую лунку — Роман машет рукой и чуть не приплясывает. Этот судак в тот день оказался самым крупным в улове всех троих. 1450 граммов показал домашний безмен вечером, уже после возвращения. Ну а стайку мы в две мормышки потрепали порядочно. Я к той троице еще четверых взял — три берша, самый крупный из которых на 600 граммов, и один судак почти такой же, как первый зачетный. Побегать, правда, пришлось, так как на той лунке больше не везло. Одного достанешь, и как отрезает с поклевками. Приходилось перемещаться то вниз по течению, то вверх…

Вечером, когда вновь выбрались на берег и забирали машину, ждало нас еще одно открытие: друзья, которые взяли на себя заботу о сохранности нашего железного коня, прослышав о наших мытарствах и совершенном открытии, от души посмеялись. Они так уже давно ловят. Более того, и мормышками пользуются не особо-то и часто. Для того чтобы раздразнить судака, они приспособили… небольшие джиг-головки, впаяв в их верхнюю часть еще одну петельку и оснащая крючок, в дни, когда под рукой не обнаруживалось ни малька, ни тюльки, просто использовали небольшие твистерки. И результат оказывался не хуже. И с помощью этой нехитрой снасти они вполне успешно облавливают и такие участки, куда ни поставушку особо не поставишь, ни с блесной не проберешься — затопленный коряжник. Зацепляемость у снасти с боковым крючком гораздо ниже, чем у той, где крючок расположен снизу. Положительным моментом использования джиг-головки является еще и то, что она дает большую возможность для игры приманкой у дна: она легко управляется и способна и зарываться в ил, и плавать по кругу или, поднятая повыше, планирует в сторону.

Коротко о технике игры и снасти

Понятно, что судак — придонный обитатель, и ловить его нужно именно там. Однако некоторые по привычке пытаются играть мормышкой, так же, как когда охотятся на окуня, не учитывая того, что наживка — малек или тюлька — делают мормышку более объемной. Просто «вибрировать» мормышкой на судака недостаточно. Раз уж она изображает рыбку, то и вести себя должна соответственно. Придется делать короткие и мягкие подергивания удилищем, такие, чтобы рыбка взмывала буквально сантиметров на 15, не вываливаясь из зоны видимости судака. Апатичная январская рыба может просто потерять интерес к слишком шустрой или ненатуральной добыче.

Выглядит это так: опускаете приманку до самого дна. Затем приподнимаете сантиметров на 5 и время от времени — в минуту всего раза три — приподнимаете кончик удилища сантиметров на 15 и сразу опускаете вниз, чуть перемещая удильник влево или вправо. В конце минутного промежутка делаете более высокий взмах — сантиметров на 30–40 — и вновь отпускаете приманку ко дну.

Кивок для такой снасти и такой игры должен быть более коротким и жестким, чем у традиционных зимних удочек. В момент подъема и сброса приманки чуть потряхивайте удилищем, чтобы сообщить мормышке легкие колебания. Раз в пару-тройку минут позвольте мормышке упасть на самое дно и немного постучите по нему, чтобы поднять небольшое облачко мути. Судак к подобному поведению назойливого малька равнодушным остаться не может и, если он находится на расстоянии броска, обязательно решит наказать наглеца.

Что касается удилища, то шестик должен быть достаточно длинным — раза в 2 длиннее, чем у той же балалайки, и жестким: пасть у судака жесткая, и мягкий хлыстик может просто не справиться с подсечкой. Катушка просто обязана быть более вместительной, так как ловить судака придется с приличной глубины. Очень хороший результат демонстрирует применение небольших инерционных катушек. Скорость разматывания и сматывания лески такой — усовершенствованной — снастью вырастает раза в полтора, а леска путается гораздо меньше. Ну а диаметр самой лески — 0,17–0,20 мм. Тонкую использовать просто нет смысла: рыбачить приходится на значительной глубине, и, чем тоньше леска, тем больше она тянется. Соответственно, при глубине более 4–5 метров подсечки может просто не получиться.

Александр Кондратьев, г. Ульяновск

Голосов еще нет