Река моего детства — Чузик

Хороший заброс

Вот уже почти 40 лет прошло с моих последних рыбалок на левом притоке реки Парабель в Томской области. Он называется Чузик. Даже после стольких десятилетий эти события не уходят из моей памяти.

Вниз по Чузику

С приготовленными для забросов снастями мы с отцом на «Уфимке» сплавляемся вниз по течению в поисках рыбы. Наши удочки оснащены двумя крючками, поплавки установлены на полуметровую глубину. В понравившихся местах мы тормозим, забрасываем снасти и, поймав по нескольку чебаков и ельцов, двигаемся дальше.

Я вспоминаю, что когда в Пудине существовала плотина, воды в верховьях Чузика было больше. Приток не казался таким заросшим, как сейчас. В то время почти всегда любой рыбак, плывущий по реке, тащил за собой на шнуре блесну. Часто на нее попадались щуки, реже — окуни-горбачи, язи. Теперь река обмелела, появилось много коряг и травы.

Спускаемся осторожно, чтобы не пугать рыбу. Вода прозрачная, и видно как на мелких местах по дну мимо лодки проскакивают стайки рыб. Часто пугаем стоящих в траве щук, которые выходят из глубины погреться на солнышке.

Впереди — небольшой участок реки, заросший травой и кувшинкой, где скопилось много речного мусора. А за этим участком на открытой воде расходятся большие круги от многочисленных всплесков рыбы. Останавливаемся в траве у берега и забрасываем удочки к противоположному берегу.

Поплавки ныряют под воду, и мы вытаскиваем пару хороших ельцов. Глубина здесь около метра. Большая стая ельцов и чебаков, привлеченная плывущим мусором, не разбегается, а остается на месте. Клев очень интенсивный. Пустых забросов почти нет.

Стараемся делать точные подсечки, так как сорвавшаяся рыба может испортить клев. Улов кидаем в корзину. Медлить с хорошими забросами нельзя. Потревоженный нами мусор уже проплыл, и стая может уйти. Так что насадку меняем быстро и сразу опять забрасываем.

Постепенно клев ослабевает, и мы вынуждены чаще поддергивать поплавок, чтобы движущаяся насадка привлекала рыбу. Только на одном таком месте нам удается поймать с полсотни хороших ельцов и чебаков. Теперь можно сойти на берег, чтобы сварить уху, пообедать и двинуться дальше.

За язями

Летом успешно ловился язь ниже села Шерстобитово, где на глубоких омутах он оставался зимовать. Любимыми местами его обитания являются затонувшие деревья, свисающие в воду кусты, торчащие из воды коряги, где скапливается все, что плывет по реке. Здесь он и стоит в ожидании того, чем полакомиться.

Длинное березовое удилище оснащено леской диаметром 0,3 мм с легким поплавком, небольшим грузилом и крючком № 8. На «Ковровце» проезжаю деревенское кладбище и останавливаюсь на первых плесах. Осторожно спускаюсь к воде, насаживаю червя и делаю первый заброс к притопленным кустам. Поплавок беззвучно падает на воду, и слабое течение несет его.

Вдруг он вздрагивает и резко идет ко дну. Делаю короткую подсечку и с большим шумом вытаскиваю первого язя весом до килограмма. Сделав еще несколько безрезультатных забросов, перехожу на следующий плес, так как по опыту знаю, что от такого шума рыба отсюда «разбежалась».

Но не раз случалось на одном месте выловить двух и даже трех язей. Лучше через некоторое время опять вернуться назад, и наверняка будут поклевки. На втором плесе жадно берет крупный елец...

После нескольких хороших забросов клев прекращается, и я перехожу на другое место. Здесь у меня язь сходит у самого берега, и приходится идти дальше. На повороте реки у обрывистого берега вижу в воде затопленные деревья. Выбрав удобную позицию, прямо с обрыва делаю точный заброс.

Поклевка следует сразу, и я с трудом вытаскиваю второго язя на обрыв. Таким образом, переходя от одного места к другому, мне удается поймать шесть солидных «экземпляров» этой рыбы и десяток крупных ельцов. Сумка с уловом становится тяжелой — пора возвращаться домой.

Две щуки на одну жерлицу

С утра я поставил с берега на одном из омутов две жерлицы на щук, а сам отправился на соседний омут ловить на удочку на большую глубину чебаков и ельцов. Вечером я вернулся назад, чтобы проверить снасти. Самая близкая жерлица была распущена, и в сторону травы сильно натянулась леска.

Когда я стал ее подтягивать, то почувствовал сильный рывок. Леска с трудом подавалась, и из травы показалась сама зубастая хищница. Но что это? Первая щука держалась на леске, а за ней на расстоянии полутора метров появилась вторая, которая, как и положено, сидела на крючке.

Я недоумевал: как же так случилось? Как мне удалось поймать на одну жерлицу двух килограммовых щук? Присмотревшись, увидел, что первая из них зацепилась за леску своими «усами», находящимися на верхней челюсти.

Очевидно, чебачок, посаженный на металлический поводок через жабры, каким-то образом вырвался от напавшей хищницы, оставив ей тройник, и оказался на леске. И тут его заметила вторая щука. Она бросилась на живца и перехлестнула леску на своих «усах».

На одного пескаря — двух хищников

Стоял июль — пора заготовки сена. Отец на левом берегу убирал траву конной косилкой. А мы с двоюродным братом Николаем рыбачили с обласка в окрестностях бывшего села Намечено на богатых омутах и плесах Чузика. В заводях мы ставили жерлицы на щук, а поплавочными удочками успешно ловили окуней, ельцов и чебаков.

Время было вечернее, и мы торопились расставить на ночь все снасти, так как отцу уже требовался обласок для переправы на «домашний» берег. Осталось насадить живца на последнюю жерлицу, но поймать подходящего нам не удалось. Так что мы зацепили за верхнюю губу крупного пескаря, который плавал в грязной воде на дне обласка.

Утром, приехав проверять поставленные жерлицы, мы увидели, что последняя из них распущена. А тычка, за которую она была привязана, изогнулась в сторону травы. Я стал осторожно выбирать шнур. Тут из травы показалась огромная щука. Она стремительно понеслась в глубину, вырвав из рук шнур.

Упругая тычка также скрылась под водой, а потом стала медленно выходить оттуда. Николай держался за нависший над водой куст, а я опять стал подтягивать щуку. Она медленно шла к обласку и вдруг, описав дугу, свечой выскочила из воды и бросилась под лодку. Что же делать?

Николай предложил звать на помощь отца. Я не согласился. Шнур на жерлице капроновый, тройник щука заглотила хорошо, будем с ней бороться до конца!

После еще несколько маневров хищница стала сдаваться. Я подвел ее к борту и с большим трудом заволок в обласок. Вдвоем мы ее оглушили. Металлический поводок застрял где-то в ее зубастой пасти, и нам пришлось перерезать шнур.

Весила щука около 10 кг. Мы удивлялись: как могла такая большая хищница позариться на пескаря? Однако, распотрошив ее дома, мы обнаружили внутри крупного окуня. И тогда стало ясно, что на пескаря клюнул «полосатый», а уже на него — зубастая разбойница.

Анатолий Устюгов, Томская область

Ваша оценка: Нет Средняя: 4.8 (5 votes)